Группа психоделик концерт амнезия

Легенды Психоделического рока

Психоделический рок ( psychedelic rock ), как жанр музыки зародился во второй половине 1960-х годов одновременно в Соединённых штатах и Великобритании. Развитие жанра связывают с пиком популярности движения « хиппи », которых называли « дети цветов », за их красочную одежду и вплетённые в волосы цветы. Тогда модно было носить длинные волосы , слушать революционную авангардную рок-музыку и увлекаться восточной философией и медитацией . Это было время провозглашения сексуальной революции и легендарных музыкальных фестивалей в Монтерее (1967 год) и в Вудстоке (1969 год). На концертных выступлениях, в поисках нового звучания, группы стали использовать новые музыкальные инструменты ( индийский ситар, меллотрон , орган Хаммонд . ) а также акустические и световые эффекты , вызывающие состояния иррационального сознания, сюрреализма и отрешённости у зрителей, вводящих их в мир галлюцинаций . Психоделический рок часто объединяют с авангардным Эйсид (кислотным) роком из Сан-Франциско, отличающимся длинными инструментальными композициями, как будто исполненными под влиянием ЛСД . Исполнители психоделического рока 60-х стали родоначальниками арт-прогрессив рока 70-х.

Среди пионеров психоделии в Великобритании в то время были: The Beatles, Pink Floyd , Procol Harum, The Moody Blues, The Crazy World of Arthur Brown и др.

Американская психоделия была представлена группами: The Doors, Jimi Hendrix, Janis Joplin, Jefferson Airplane, Iron Butterfly, Grateful Dead, Love и др.

Итак, предлагаю своим читателям 15 лучших и успешных (на мой взгляд) легендарных исполнителей психоделического рока :

1. The Beatles – легендарная и самая успешная британская группа, в составе: Джон Леннон, Пол Маккартни, Джордж Харрисон и Ринго Старр . Стала популярной с начала 1960-х годов (в период « бит-музыки и битломании »), а начиная с альбома Revolver 1966 года, стала экспериментировать с авангардным психоделическим звучанием, используя индийский ситар и меллотрон. Следующие альбомы 1967 года Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band и Magical Mystery Tour также включали психоделические песни. Во многом на стиль повлияло увлечение Джорджем Харрисоном индийской музыкой и философией, а также авангардные идеи Джона Леннона . Все нижеперечисленные песни имели колоссальный успех и были признаны музыкальными критиками, как классика психоделик-рока .

Смотрим «Tomorrow never knows» (автор Джон Леннон 1966 год).

Смотрим «Strawberry Fields Forever» (автор Джон Леннон 1967 год).

Источник

11 альбомов, после которых вы полюбите ПСИХОДЕЛИЧЕСКИЙ РОК

Психоделический рок — жанр музыки, который расцвёл во второй половине 1960-х годов на волне популярности ЛСД и на фоне популярности идеологии хиппи. В последующие десятилетия психоделия «растворилась» в других жанрах музыки, и хотя сегодня этот термин уже не на слуху, уровень влияния психоделии на современную культуру невозможно переоценить.

The West Coast Pop Art Experimental Band — Vol. 2

В первой половине 1960-х гарвардский профессор психологии Тимоти Лири и писатель Кен Кизи («Над кукушкиным гнездом») были лидерами целого движения энтузиастов, популяризировавших ЛСД — психоактивное вещество, вызывающее мощный, почти религиозный опыт и заметно прокачивающее творческие способности. К 1966-67 годам оно стало невероятно популярно среди музыкантов. Стоит заметить, что музыкантов-любителей к тому моменту в США и Великобритании было больше, чем когда-либо прежде: популярность The Beatles и других групп «британcкого вторжения» вдохновляла молодых людей на творчество — и это обернулось мощнейшим вливанием новых «кадров» на сцену.

Поп-музыка тогдашних лет была основана на европейской (преимущественно, британской) и афроамериканской традициях. Они уже долгое время переплетались и рождали новые жанры на стыке: уже в творчестве Элвиса Пресли трудно сказать, где заканчивается «реднекское» кантри и начинается «чёрный» рок-н-ролл. Одна из заслуг психоделического поколения — в том, что они добавили в эту палитру краски, которых там раньше не было: индийские, африканские, арабские.

Альбом группы с претенциозным названием West Coast Art Experimental Band — наверно, самый малоизвестный в этой подборке, но наверно именно он нагляднее всего объясняет, что такое психоделическая музыка. На нём хорошо слышно, как музыканты имитируют медитативные эффекты ЛСД, расцвечивая обычные песни формата «припев-куплет» экзотическими инструментами, «племенными» ритмами и монотонным гудением — «дронирующим звуком», который станет одним из фирменных знаков музыкальной психоделии.

Главный визуальный эффект, который описывают ЛСД-энтузиасты — ощущение, будто всё неподвижное (стены, мебель, деревья) на самом деле движется, танцует. Музыка WCAEB имитирует и этот эффект: зачастую их песни построены на повторении короткой и примитивной музыкальной фразы (неподвижность) в условиях постепенно меняющейся аранжировки (движение). Эта музыка однообразна, но постоянно меняет форму.

Лучше всего это свойство психоделии отразит фраза из «Алисы в стране чудес» (библии всех хиппарей): «Нет, я, конечно, примерно знаю, кто такая я была утром, когда встала, но с тех нор я все время то такая, то сякая — словом, какая-то не такая».

Читайте также:  Бывает ли у собак амнезия

The Doors — The Doors

У современного слушателя хронология слегка спутана, и этот факт слегка теряется в ворохе информации: именно вышедшая 4 января 1967 года дебютная пластинка Джима Моррисона и The Doors была первым по-настоящему хитовым психоделическим альбомом.

Психоделия по Моррисону и Манзареку — пока ещё робкая, сдержанная. Может быть, поэтому эта запись и осталась самым растиражированным произведением классической психоделии: она расположилась ровно на границе между смелыми экспериментами коллег-психонавтов и коммерциализированной рок-эстрады середины 60-х.

Джим Моррисон явил миру, каким теперь может быть звёздный артист: несдержанным, нелогичным, говорящим загадками — но при этом начитанным, рефлексирующим, обладающим богатым внутренним миром безо всяких кавычек. К слову, даже название группы имеет этот интеллектуально-претенциозный оттенок — как известно, вдохновением послужило эссе другого популяризатора психоделических веществ Олдоса Хаксли («Двери восприятия»).

При всей легендарности Light My Fire наибольший психоделический интерес на альбоме представляет, разумеется, финальная The End. Эта песня прославилась своим провокационным текстом (в основном, тем, чем грозит лирический герой своим родителям) — но характерно психоделической её делает не это, а сама структура. Песня длится 12 минут и местами становится похожа на импровизацию — именно такими затянутыми, будто затерянными во времени и пространстве песнями стало модно щеголять в конце 1960-х.

Подобные аудиоперформансы стали популярны и среди артистов, традиционно не ассоциирующихся с психоделией (« In-A-Gadda-Da-Vida » Iron Butterfly или « We Will Fall » The Stooges): они не только продвигали ЛСД-эстетику, но и меняли позицию слушателя по отношению к популярной музыке. Если раньше рок-песня была развлечением на пару-тройку минут (один танец с одноклассницей), то теперь в этом виде искусства появилось немало произведений, предполагающих серьёзный и глубокий эстетический опыт.

Jefferson Airplane — Surrealistic Pillow

Jefferson Airplane были одними из тех, кто стоял у истоков психоделии не только в музыкальном, но и в социальном плане. Наряду с Grateful Dead они были одними из первых крупных артистов, кто оказался в орбите влияния Кена Кизи и его коммуны «Весёлые проказники» (Merry Pranksters).

Эта тусовка сформулировала психоделическую эстетику: разноцветные плакаты с фракталами, индийская философия, микроавтобусы, фенечки и свободная любовь; а примкнувшие к «Проказникам» фанаты Grateful Dead («дэдхеды») и Jefferson Airplane распространили семена зародившейся субкультуры по городам и весям Штатов.

Песни с «Сюрреалистической подушки» нередко используют нынешние голливудские режиссёры, чтобы чётко и безошибочно погрузить зрителя в атмосферу 60-х. Великие братья Коэны сделали нехитрую песню «Somebody to Love» ключом к самому тонкому из своих фильмов — «Серьёзному человеку», а если вы не помните, какую роль «White Rabbit» играет в «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе», то фильм стоит пересмотреть (как и перечитать книгу ХСТ — весьма мрачный взгляд на итоги психоделической революции).

The Jimi Hendrix Experience — Are You Experienced

О Джими Хендриксе писать тяжело — ни одна из общеизвестных сторон его личности и творчества не описывает его адекватно. Ни его роль главного афроамериканского рокера в истории, ни его принадлежность к «Клубу 27», ни леворукость, ни политические взгляды — ничто из этого не подходит для стартовой фразы парагрофа. Уж лучше начать с утверждения, что писать о нём тяжело.

В любом случае, Хендрикс остаётся одним из главных образцов для продвинутых рок-артистов: всем хочется, но никому не можется достигнуть этого сочного гитарного звука, этого грува — и уж за пределами мечтаний остаются надежды так же красиво поверх этого петь. Если говорить о психоделии, то Хендрикс был ещё и одним из первых поп-музыкантов, кто научился применять экспериментальные техники звукозаписи.

Разворачивая задом наперёд барабаны и гитары, комбинируя разные методы обработки звука, Хендрикс показал, как можно довольно простыми способами придать песням манящую сюрреалистическую атмосферу.

The Beatles — Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band

Строго говоря, «Сержанта Пеппера» не принято считать частью большого психоделического канона. Более того, diehard-фанаты психоделии, как правило, холодно относятся к самому популярному альбому в поп-истории. Скептическую точку зрения можно вкратце сформулировать так: хиппи-поколение разработало эту стилистику, а The Beatles её позаимствовали и успешно монетизировали (читай, опошлили).

А ещё у знатоков музыки вызывает нехилую ярость расхожее заблуждение, что рок-музыка «началась с Битлов», и именно ливерпульцам мы якобы обязаны всеми творческими находками 60-х.

Эти претензии можно понять, хотя направлены они скорее не на авторов «Сержанта Пеппера», а на те миллионы людей, которым он понравился. Но именно в этом хайпе и был главный вклад The Beatles в историю музыки.

Сперва (в 64-м) они показали миру, что самопальная гитарная музыка может приносить простым пацанам успех и популярность — поэтому-то столько (очень разных) простых пацанов и занялось музыкой в эти годы. А затем, в 67-м, они показали миру, что эта музыка может быть сложной, непредсказуемой, странной.

Читайте также:  Ова 2 сезона амнезия

В «Сержанте Пеппере» они соединили эстрадную музыку с оркестровой додекафонией, рок-н-ролл и кантри — с индийской рагой, бесхитростные песенки о любви и дружбе — со сложносочинёнными сюрреалистическими сюитами.

На обложке альбома четвёрка запечатлена вместе со своими кумирами как из высокой культуры (Уайльд, Обри Бёрдслей, Маркс), так и из массовой (Брандо, Монро, Ширли Темпл). Это подчёркивает и основную идею альбома, близкую теоретической базе постмодернизма: наступил конец временам, в которых существовало «серьёзное искусство» и «низменные развлечения для масс». Может быть, не такой уж новаторский и гениальный, «Сержант Пеппер» сработал как манифест, агитационный плакат новой системы культуры, в которой ценится не соответствие канону и моментальная доступность, а непредсказуемость и разнообразие.

Pink Floyd — The Piper at the Gates of Dawn

Pink Floyd стали мировыми звёздами несколько лет спустя, в другом жанре и в другом составе. Это одна из самых причудливых метаморфоз в истории музыки: из пересмешнической и экспериментальной психоделии группа переметнулась в пафосный и тихоходный прогрессив-рок. Их поздние альбомы — общепризнанная классика, но, несмотря на хронологию, трудно сказать, какая стадия их жизни — гусеница, а какая — бабочка.

В конце 60-х лидером группы был Сид Барретт — заслуженный сюрреалист и психоделический проказник. Он стал одним из тех, кого увлечение ЛСД подвело — под влиянием вещества он начал терять связь с реальностью. С начала 1970-х Барретт музыкой уже не занимался и жил затворником вместе с матерью. Грустная история дружбы с Барреттом стала чуть ли не основным источником вдохновения для его коллеги Роджера Уотерса, который усеял все легендарные альбомы Pink Floyd отсылками к жизни и личности Сида.

Как и Морриссон, Хендрикс, Дженис Джоплин, Артур Ли и другие идолы хиппи-поколения, Барретт оставил парадоксально богатое музыкальное наследие за творческий период всего в 3-4 года. Важнее всего здесь, конечно, дебютный альбом Pink Floyd, который берёт не только крутым звуком, но и текстами. Многие песни (особенно показательно в случае с Bike) начинаются как невинные частушки в традиционном британском духе, но затем градус странности повышается и стрелка постепенно приходит к красной отметке «Безумное чаепитие». А ещё тут есть очень крутой инструментальный эпос «Interstellar Overdrive», который так здорово играть на рок-джемах.

Love — Forever Changes

Так уж сложилось, что добрая половина психоделической классики увидела свет в 1967 году — это вообще была эпоха, когда мимолётная мода охватывала всех и сразу. Доходило до смешного — в 1967-м свой «психоделический альбом» записали и в доску блюзовые The Rolling Stones. Джаггера и компанию за эти эксперименты, в основном, высмеивали (хотя получилось не так уж плохо) — и в общем-то, с конца года мода пошла на спад, чтобы уступить место приближающейся популярности хард-рока и прога. Однако изменения, вдохновлённые психонавтами, оказались куда фундаментальнее, чем плоды изысканий других модных поветрий.

Венчает вакханалию 1967-го, может быть, самый совершенный и проработанный из этих альбомов — и в каком-то смысле наименее психоделический. При первых прослушиваниях «Forever Changes» кажется то ли фолком (здесь царят акустические гитары и флейты), то ли соулом (нежный афроамериканский вокал плюс деликатные вторжения струнных оркестровок).

Тем не менее это детище Артура Ли — «первого чёрного хиппи» — как нельзя лучше передаёт атмосферу времени. Здесь нету явных признаков психоделии, музыка Love пропитана ею на каком-то более глубоком уровне. Сама логика смены аккордов, лексика лирических героев, нестандартная структура песен — эти неочевидные черты перемещают внимательного слушателя в триповую атмосферу как бы без его ведома .

Если у Джон Леннон видел LSD аббревиатурой китчевого и визуального словосочетания «Lucy in the Sky with Diamonds», то у Артура Ли намёки поглубже: на «Forever Changes» мелькает более изящная расшифровка «love’s sweeter days» .

Не исключено, что одной из причин всеобщего всплеска креативности в 1960-х было нервозное ожидание ядерной войны. Это как нельзя точно описывает случай Артура Ли: во время записи альбома этот абсолютно здоровый 22-летний мужчина не мог отделаться от предчувствия скорой смерти (как и Барретт, он в итоге дожил до 2006-го). Этот небольшой психоз привёл к тому, что Ли работал над альбомом в разы сосредоточеннее, чем над предыдущими.

Своим диктаторским перфекционизмом в студии он довёл свою группу до распада — но создал самое глубокомысленное произведение психоделической эры, показав всем, что эта музыка — не только и не столько про юношеские эксперименты с запрещёнными веществами, сколько про вечные духовные и душевные вопросы, которые касаются всех и везде.

Читайте также:  Франция клубняк хаус амнезия ибица

The United States of America — The United States of America

Главный деятель российской психоделии Егор Летов посвятил Сиду Барретту и Артуру Ли своей последний альбом «Зачем снятся сны» . Большой знаток психоделии, наряду с Love, Pink Floyd и The Beatles Летов ценил многих музыкантов той поры и считал себя продолжителем их дела . Лично мне особенно греет душу наличие в списке летовских предпочтений именно группы под саркастическим названием The United States of America, пошедшей в осмыслении возможностей поп-музыки ещё дальше, чем вышеперечисленные коллеги.

Экспериментальный композитор Джозеф Бёрд и вокалистка Дороти Московиц одними из первых научились играть рок-музыку без гитар: они использовали электрические и акустические смычковые инструменты и синтезаторы. Получилась полифоническая, шумовая, дизориентирующая музыка — основанная при этом на совершенно обычных catchy tunes, теоретически годящихся для радиоэфира (будь они записаны в другой аранжировке).

Подобную музыку вновь научились играть только в 1990-е (группы вроде Portishead , Broadcast или Stereolab ). Джозеф Бёрд был в каком-то роде и провозвестником течения Rock in Opposition — он тоже старался транслировать через музыку свои радикально левые политические взгляды.

Silver Apples — Silver Apples

Сто лет назад, накануне первого московского концерта, я написал здоровенный текст о Silver Apples, который, как мне хочется верить, внёс маленький вклад в популяризацию группы в России. Там было сказано много лишнего, много наивных и не вполне грамотных вещей, и основная идея несколько теряется.

А основная идея такая: лидер Silver Apples Симеон Коукс первым понял, как использовать электронное звучание во имя ритма, танцевальной энергии. В альбомах этой (несомненно, психоделической) группы слышатся прообразы, зачатки всех тех элементов электроники, которые делают её востребованной в наши дни.

Для этого Коукс собрал свой уникальный инструмент — установку из осцилляторов. Осциллятор — это такой научный прибор, который издаёт ритмические звуки с настраиваемой регулярностью и тоном. Коукс научил осцилляторы играть маленькие пульсирующие симфонии, а второй участник группы Дэнни Тэйлор снабдил этот саунд бешеными, несравненно энергическими барабанными партиями. Один из самых нестандартных и при этом пророческих альбомов 60-х.

Os Mutantes — Os Mutantes

Всё это было бы чисто «англосаксонской» историей, если бы методы и идеи мастеров психоделии не распространились во внешний мир. И если в Россию (в лице того же Летова) они пришли с опозданием на 20-30 лет, то многим странам (особенно в Западной Европе и Латинской Америке) повезло больше.

Круче всего психоделические побеги расцвели в Бразилии. Отдельная тема для интересной дискуссии состоит в том, что Бразилия — в каком-то смысле культурный двойник США. Именно эти две нации — два крупнейших «плавильных котла» этносов, культур и стилей; может быть, сложись история немного иначе, именно бразильская музыка стала бы основой современной поп-культуры.

Впрочем, по числу легендарных альбомов и выдающихся мастеров популярной музыке Бразилия всё равно не уступает никому, кроме Америки и Британии. Неудивительно, что психоделия оказалась востребована и там — в 1968-70-м годах местная сцена принялась виртуозно осваивать психоделические техники. Главный пример — вот этот альбом группы Os Mutantes, соединивший босса-нову и самбу со свежими звуками из Сан-Франциско. Получилась чуть ли не самая влиятельная из пластинок, записанных к югу от экватора.

Grateful Dead — Live/Dead

Группа Grateful Dead, с которой началось массовое хиппи-движение, не вполне следовала психоделическим принципам в своей студийной работе. На самых значимых своих пластинках они больше занимались кантри и фолк-роком — респектабельной музыкой для взрослых американцев.

Но дэдхеды со стажем их номерные пластинки особо и не слушают, отдавая предпочтение концертным записям. Это соответствует и основному имиджу группы и её фанатов — они видели себя кочевым племенем, живущим своей жизнью и сливающимся в единое целое во время концертов.

Пожалуй, будет справедливо завершить эту подборку первым из пары сотен лайвов Grateful Dead. Символизм тут даже в названии — в конце концов, психоделическая революция и была в каком-то смысле огромной попыткой превозмочь болезненный диссонанс между жизнью и смертью, а культура хиппи основывалась на стремлении сконцентрироваться на лучших вещах, которые дарит нам жизнь среди людей.

Отрепетированный (и спонтанный), виртуозный (и эмоциональный) Live/Dead чем-то напоминает классические госпел-сейшны Джеймса Брауна и Махалии Джексон, но это уже совершенно новая музыка, шоукейс фишечек из 60-х, которые и делают эту декаду самой главной в истории популярной музыки.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector