Историческая амнезия что это такое

Историческая амнезия – это опасно…

…На днях наткнулась на перечень новых украинских праздников, предложенных Институтом национальной памяти. Когда поняла, что именно собираются праздновать бывшие родственники, стало не по себе – я говорю о 400-летии похода гетмана Сагайдачного на Москву. Во времена Советского Союза этот факт «заметался под ковер» — как можно было обижать братский народ напоминанием о том, что Сагайдачный «предал огню и мечу» не один русский город. Однако историческая амнезия, как выяснилось, штука опасная – не прошло и нескольких десятков лет, как то, что раньше стыдливо замалчивалось, вот-вот перейдет в разряд национальных праздников «жовто-блокитной».

В начале августа 1618-го Сагайдачный вел своих запорожцев на помощь польскому королевичу Владиславу, претенденту на российский трон. Тогда на территорию русского государства вторглось почти 20-тысячное войско, оставлявшее за собой пепелища и груды мертвых тел, разграбленные христианские святыни. Запорожское войско гетмана разорило Путивль (теперь территория Украины), не пощадив Молчановский монастырь и перебив всех монахов (уж не за это ли современные украинские историки пытаются прилепить Сагайдачному ореол «защитника православия»?…). Потом был Рыльск, где та же участь постигла Свято-Николаевский монастырь.
Должен был гетман пройти и через Курск — в некоторых источниках утверждается, что прошел, однако это неправда. Совпадение или нет, но именно в это время хранительница Курской земли, икона Знамение Божией Матери, находившаяся в Знаменском монастыре Курска, впервые была перенесена в Коренную пустынь – по случаю освящения первой деревянной церкви Рождества Богородицы. Произошло это в 1618 году, в девятую пятницу после Пасхи — так 400 лет назад было положено начало крестным ходам, и этот праздник Россия будет отмечать в 2018-м году. Вот такие разные у нас теперь праздники с Украиной и разные герои…
А что же пан Сагайдачный? Вместо Курска он отправился в Ливны – и вот что написано об этом в Бельской летописи: «А пришол он, пан Саадачной, с черкасы под украинной город под Ливны, и Ливны приступом взял, и многую кровь християнскую пролил, много православных крестьян и з женами и з детьми посек неповинных…». Так и дошел до Москвы, которую, конечно же, взять не смог, несмотря на утверждения «свидомых» историков об обратном – дескать, разбил Сагайдачный самого Пожарского и сжег половину города. Штурм был отбит с большими потерями для осаждавших.
И вот это все теперь предлагается возвести в ранг национального праздника – дошел гетман до Москвы, перебил по пути кучу народу, потом вернулся обратно. Не смешно, зато про войну – точнее, в случае с Украиной, про Москву… А что бы тогда не вспомнить для полноты картины, что последние два года жизни Сагайдачный пытался помириться с Москвой, слал предложения «послужить православному царю» — за жалование, которое некогда получали его предки, о чем он напоминал в письме на имя государя Михаила Федоровича. И ни слова – о разорении русских городов и многочисленных казнях. Как говорится, ничего личного, историческая амнезия… Царь прислал 300 рублей, но на службу не позвал.
И еще один любопытный факт — после казацкого восстания 1637-1638 годов более 20 тысяч украинцев (по численности почти войско Сагайдачного двадцатилетней давности) вынуждены были спасаться от расправы со стороны польских магнатов на территории России. При этом царское правительство, вопреки требованиям польской стороны, не возвращало беглецов обратно – как тогда говорили, «с Руси выдачи нет».
И вот уж действительно ирония судьбы — если верить историкам, малоросы селились в тех городах, которые до этого разорило войско гетмана, по сути заменив собой уничтоженное население. Помнят ли об этом на Украине? Или на этот счет там тоже — историческая амнезия?…

Татьяна Ласточкина

Источник

Лекарство от исторической амнезии

В своем Послании Федеральному Собранию Владимир Путин сообщил, о том, что в России будет создан «крупнейший и самый полный комплекс архивных документов, кино-и фотоматериалов по Второй мировой войне – доступных не только для россиян, но и для всего мира».

«Мы обязаны защитить правду о Победе. Иначе что скажем нашим детям, если ложь, как зараза, будет расползаться по всему миру? Наглому вранью, попыткам переиначить историю мы должны противопоставить факты!» – заявил в своем историческом выступлении президент России. – Такая работа – наш долг, как страны-победительницы, и ответственность перед будущими поколениями», – подчеркнул он.

Дело, конечно, не только в том, что в этом году страна будет отмечать 75-летие Победы в Великой Отечественной войне, как напомнил Путин. Великий праздник, который напоминая о героическом прошлом и святых жертвах, принесенных за избавление мира от коричневой чумы, ежегодно, а особенно в юбилейные годы сплачивает соотечественников разных национальностей и политических взглядов. Кроме тех, кто, имея в кармане паспорт РФ, а иногда еще и других стран, чувствует себя чужим этой национальной памяти, злобно шипит или иронизирует в сетях по поводу якобы «победобесия».

Национальный лидер не зря постулировал, что историческая память «служит нашему будущему». И здесь есть два важных аспекта. С одной стороны, защита этой глубинной и «больной» для нас скрепы от посягательств фальсификаторов и циников нужна, прежде всего, нашему собственному народу: чтобы он не забыл, как можно побеждать объединившись.

С другой – мы обязаны перед всем миром отстоять историческую правду о причинах, «архитекторах» Второй мировой, ее героях и злодеях, предателях и лицемерах-двурушниках – как одну из глобальных основ достоинства России.

Именно эту правду западные центры пытаются сегодня передернуть, подменить прямой ложью по заветам оруэлловского ангсоца: «Война – это мир», «Незнание – сила» и т.д. В помощь им «подхрюкивают» свидомые «историки» из «незалежной» и стран Балтии.

Характерно, что и в родном краю обнаружилась целая когорта не только журналистов и блогеров, но и дипломированных историков, которые включились в эту кампанию. Проснулись «спящие», активизировались придонные течения. Такие как ВШЭ, «Эхо Москвы», псевдоисторический журнал «Дилетант» – еще не перекрыты. До сих пор не очень внятна подковерная интрига вокруг «Комиссии при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России». Она была с помпой создана в 2009 году в президентский срок Дмитрия Медведева и тихо свернута на излете его же президентства. Не пора ли, кстати, возобновить работу подобного органа? Централизованный архив военных документов смог бы стать для нее удобной научной базой.

Читайте также:  Что обозначает слово амнезия

– Создание такого архива, открытого всему миру, в известном смысле, выбьет почву из-под ног наших «заклятых партнеров», которые сегодня кричат, что Россия не пускает исследователей в свои хранилища, поскольку ей есть, что скрывать,– считает историк и политолог, заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин. – Открытие всех документов, что называется Urbi et orbi, покажет всем, что нашей стране нечего бояться –за нами правда. Кроме того, у наших историков и публицистов значительно расширится фактологическая база, чтобы выводить на чистую воду и зарубежных и отечественных лжецов. Конечно, фальсификаторы не перестанут вести свою деятельность, потому перед ними поставлена конкретная цель: ослабление, а то и гибель России. И конечно же, у них ничего не выйдет.

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИВИ РАН, начальник научного отдела РВИО Юрий Никифоров уверен, что озвученный Путиным архивный проект обещает очень большие перспективы для профессиональных историков благодаря системному апгрейту их работы.

– Речь идет не о переносе бумажных папок из одного помещения в другое, а о создании принципиально нового для нас современного архивохранилища, – говорит Никифоров. – Ученые смогут искать нужные им документы на порядки быстрее через электронные носители со своими поисковыми системами. Это откроет новые возможности для региональных историков, которым не придется теперь ехать в столицу, заказывая заранее место в читальном зале. Предложение президента находится в русле большой, давно ведущейся работы на облегчение доступа к архивам всех, кто интересуется историей. Ведь нередко не по злому умыслу, а из-за технической отсталости многих наших архивохранилищ, сложности работы с ними возникают мифы о тотальной засекреченности документов военного времени. А с другой стороны – развесистая историческая клюква в СМИ. Доводилось, например, сталкиваться с тем, что иностранные журналисты, «эксперты», работающие в России, вместо того чтобы самим обратиться в тот же Центральный военный архив Минобороны, получать разрешения – нанимают здесь «архивных негров», которые «левой ногой» делают откуда-то кривые выписки, и вот их-то те и используют потом в таких же кривых публикациях.

Задуманный централизованный архив по войне поднимет на качественно новый уровень распространение правдивых знаний.

Речь идет не столько о тотальной цифровизации всех единиц хранения, сколько о создании логичного унифицированного поискового каталога, с помощью которого можно будет искать и находить полный спектр документов по выбранной теме, а не случайно натыкаться на интереснейшие бумаги совсем не там, где можно было их ожидать.

С Юрием Никифоровым согласен вице-президент Ассоциации историков Второй мировой войны Константин Залесский. «Очень важно, что все по войне лежало в одном месте и туда же поступали какие-то новые материалы, – отмечает он. А сейчас пока так: у Российского исторического общества есть свой прекрасный сайт, где выложена целая куча немецких архивных документов. На сайте Минобороны также можно найти интереснейшие документы, но они лежат там без сквозной каталогизации – как отдельные коллекции. Чтобы найти нужный материал, нужно, бог знает, сколько копаться в разных местах – вне всякой логики. Допустим, профессиональный военный историк для диссертации или монографии и сейчас полазит по десяти местам и найдет нужное. А вот для «историков-смежников», для журналистов, которым нужен один-два документа, такой архив станет настоящим праздником. Им не придется пользоваться непроверенной информацией с любительских сайтов, а потом за допущенные ошибки получать щелчки по носу от профессионалов. Или, что гораздо хуже –надолго вводить в массовый оборот фальшак».

На какой базе будет формироваться объединенный «военный» архив, анонсированный президентом? Некоторые суждения по этому поводу высказала замдиректора Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) Лариса Малашенко:

– Для нас «архивное» предложение главы государства в Послании Федеральному Собранию стало неожиданностью. Мы не знаем пока «точки сборки» этого будущего хранилища документов. Можно предположить, что из архива Минобороны выделят историческую часть, как в свое время – из архива ЦК КПСС, а из архива ФСБ – сведения по политическим репрессированным. У нас в ГАРФе же собрана очень небольшая часть из огромного массива военного времени: документы Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и небольшая часть конфискованных немецких архивов из числа тех, что использовались в Нюренбергском процессе. Поэтому мы вряд ли станем «базой». Но вообще-то, как архивист не могу не сказать, что решение нашего президента объединить всю историческую документацию по Второй мировой войне в одном месте и сделать ее максимально открытой – исключительно нужный и важный шаг!

Источник

Историческая амнезия

На днях, 30 октября, в России и других странах отмечали День памяти жертв политических репрессий. Не осталась в стороне и Абхазия. Говорили обо всем, кроме репрессированных в Южной Осетии.

В этот день в республике определяли победителей турнира по вольной борьбе, поздравляли сотрудников СВР, обсуждали развитие фармацевтики, говорили о медицине. О жертвах политических репрессий никто не вспомнил, они остались вне поля зрения всех государственных СМИ.

Память о тех событиях бережно хранил ученый и автор единственного издания о репрессированных Владимир Ванеев, который умер несколько лет назад. Предисловие к его книге в День памяти жертв политических репрессий 30 октября выложили в сеть. Впрочем, никаких памятных мероприятий на государственном или уровне не проводилось.

Владимир Ванеев писал в своей книге, что репрессиям были подвергнуты более 400 граждан маленькой Юго-Осетинской автономной области Грузинской ССР.

Историческая амнезия

No media source currently available

«В городе и районах были арестованы десятки советских и партийных работников, сотни рабочих и крестьян, служащих. Одни расстреляны, другие загнаны в лагеря, о судьбе третьих ничего не известно. У них украли будущее, и мы должны знать, как это произошло, чтобы этого не повторилось», – писал Ванеев в предисловии.

Читайте также:  При прогрессирующей амнезии происходит

Его сын, Мурат Ванеев, в беседе с «Эхом Кавказ» отметил, что не надо забывать прошлое – ни хорошее, ни плохое:

«Если мы говорим про репрессированных, это очень важная тема. Если мы говорим о репрессиях сталинского времени, то репрессиям подвергались люди, которые были наиболее активны в плане защиты национальных интересов, гражданских прав. Надо всегда отдавать дань уважения их памяти и никак это не надо забывать, потому что, к сожалению, эти все негативные вещи, которые могут быть в жизни, имеют свойство возвращаться вновь и вновь. Потому что эти вещи не вылечиваются навсегда. Поэтому, для того чтобы просто поддерживать национальный дух, для того чтобы общество самоочищалось, будем так говорить, в хорошем смысле, для того чтобы не было перекосов в области прав человека, достижений в области человечества – не надо все это забывать».

При жизни Владимир Ванеев мечтал установить памятник у Государственного театра, проект которого создал художник Умар Гассиев: «Он представляет собой осетинский зæппадз (склеп). Внутри него женщина в черном с ребенком на руках, на стенах все фамилии репрессированных». Не удалось выяснить судьбу этой задумки писателя, хотя югоосетинские историки по-прежнему считают важным увековечить имена репрессированных.

Нелли Табуева – историк и руководитель отдела по охране памятников культурного наследия при Министерстве культуры Южной Осетии, говорит, что палачами часто выступали такие же простые люди:

«Я скажу, почему важно, чтобы это было увековечено. Потому что я видела, к примеру, исторический документ. Так было устроено государство, что спускалась цифра, чтобы показали, выявили, допустим, 300 врагов или 400. А отсюда встречный вопрос: а можно выявить 500? Я хочу сказать, что в репрессиях участвовал не Сталин лично, а в основном население, люди, которые окружали этих репрессированных людей. То есть государственная машина, которая была запущена, конечно, работала. Но в основном это люди делали! Я хочу, чтобы это было напоминанием потомкам о том, что все это дело наших рук. Все от нас зависит, и это мы убиваем этих людей. Все происходит с нашего позволения, можно сказать».

В этом смысле память важно хранить, уверена Табуева, важно помнить о безвинно погибших людях с молчаливого позволения, а иногда активного участия своих соотечественников. Никто в Москве не знал и не ненавидел Рутена Гаглоева (известный ученый-инженер), на него донесли конкретные люди, как и на всех остальных. Мы должны отмечать этот день и как память, и как предупреждение, чтобы больше этого не позволять.

Еще один историк, глава медиа-центра «Ир» Ирина Гаглоева говорит, что сравнения, где и кто потерял больше, неуместны в этой ситуации, потому что Южная Осетия потеряла цвет интеллигенции:

«И из-за этого было упущено много возможностей и интересных направлений, которые бы несомненно состоялись, если бы эти люди были живы. Допустим, основоположник нашего университета Александр Тибилов, инженер и ученый Гаглоев Рутен. Перечислять можно бесконечно, потому что цифра огромная. То есть это та интеллигенция, которая сложилась в трудные годы и которая обладала таким мощным потенциалом, который буквально вызволил нашу Южную Осетию из феодального периода, вынес на вершину и открывал такие широкие возможности».

То, что репрессированных в этом году в Южной Осетии не вспоминали, Гаглоева считает не целенаправленной политикой замалчивания, а упущением:

«Я не думаю, что это кто-то целенаправленно действует, чтобы забыли. Все, как обычно: в суматохе, или не знаю, как это назвать, просто упустили. Потому что в какие-то годы это отмечалось».

Память о репрессированных – это назидание и забота о будущем, говорит историк. В этой ситуации активность должна была проявить и сама общественность, которая привыкла все время оглядываться на власть.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Источник

Амнезия исторической памяти

Нашлись тут давеча «иностранные агенты», «Левада-Центр» назы­ваются, которые опросили трудящихся по поводу того, как они, тру­дящиеся, вели себя 20 лет назад, весной 1993 г., когда надо было ска­зать «да» или «нет» реформам Б.

Еще пять лет тому назад 25% опрошенных «помнили», что они поддерживали Ельцина. Нынче таких вдруг оказалось существенно меньше — 14%. Понятно, что массовому сознанию хочется соответст­вовать духу времени — отсюда и такое падение поддержки неправиль­ного президента с его неправильными идеями. Но тем не менее такая перемена оптики больше напоминает амнезию или специальную под­гонку фактов под сегодняшнее состояние собственного мозга. Точ­нее, под собственную способность адаптироваться к заданным об­стоятельствам.

Получается, что люди выгораживают сами себя в своих сегодняш­них глазах. Два десятка лет назад был сделан неправильный выбор, надо сегодня поправить представление о себе. А ведь это тот же са­мый народ, который тогда заявил на всероссийском референдуме 25 апреля 1993 г. о том, что доверяет Ельцину (58,7%), одобряет его социально-экономическую политику (53,0), считает необходимыми новые выборы Верховного Совета (67,2%).

«Как вы думаете сейчас, — спрашивает «Левада-Центр», — кого следовало поддержать весной 1993 г. — Ельцина или Верховный Совет?» В 2008 г., когда общественная атмосфера не была еще столь жесткой, за поддержку Ельцина высказывались 12%. Сегодня — 5%!

Историческая амнезия комфортна. Она создает иллюзию «пра­вильного» выбора. Главное, что никто не может проверить, как ты се­бя вел 25 апреля 1993 г. Мы живем в эпоху тотальных подтасовок. И почему бы тогда не подтасовывать свое собственное, частное про­шлое? 1

1. О чем говорят приведенные данные?

2. Надо ли травмировать граждан, напоминая им объективные, но неприятные факты?

3. Следует ли согласиться с мнением, что истина — это то, как мы воспринимаем события сегодня?

Источник

Историческая амнезия что это такое

Каждый год, в мае, люди, не утратившие разум, совесть и человечность, отмечают день Победы. Наверное, нет в России человека, которого бы не пронимала ноющей болью “Вставай, страна огромная!”.

В советское время мало кто предполагал, что придется кому-нибудь объяснять значение Победы над нацистами в 1945 году. Рядом было много живых участников Великой Отечественной. Ветераны приходили в школы, рассказывали о своем участии в войне. Их воспоминания вместе с другими солдатскими историями складывались в общую летопись бессмертного подвига советского народа.

Читайте также:  Проходит ли амнезия при алкоольной энцефалопатии

Советские солдаты показали на личном примере, что такое смертью смерть попирать.

Я хорошо помню учебники по истории СССР, в которых явно не хватало законченности картины Великой Отечественной. В наше время многие архивные данные открыты, информации стало много больше, чем в период развитого социализма.

Кто-то всерьез полагает, что любой честный рассказ о той Великой войне каким-то образом очерняет или умаляет подвиг советского народа. Напротив, чем больше знаний о том тяжелейшем периоде истории страны, тем ярче и полнее можно представить условия, при которых советские солдаты сломали хребет Третьему рейху.

Для некоторых людей все еще не очевидно, что на Советский Союз напала не только Германия, а практически весь “Евросоюз”, силой объединенный нацистским фюрером. Вся европейская промышленность работала в то время на нацистскую Германию.

Сейчас же благодаря немецким грантам некоторые наши школьники несут околесицу в здании бывшего Рейхстага, на стенах которого в 1945-м в назидание страдающим исторической амнезией расписались красноармейцы.

В учебных пособиях не особо акцентировали внимание на участии подразделений финнов, румын, французов, венгров, итальянцев и других стран Европы, чтобы не нарушать идиллию строительства послевоенного мира.

Политическая целесообразность оставила на виду только славные подвиги летчиков эскадрильи “Нормандия-Неман”. Да, это важно и их отвага не подвергается ревизии, но тысячи французов в форме SS и группа летчиков-антифашистов как-то несоизмеримы.

Французские легионеры из дивизии SS “Шарлемань” в 1945 году обороняли Рейхстаг. Дивизия была укомплектована в большей ее части добровольцами. Солдаты страны, которая к концу Второй мировой была приобщена к победителям, закусывали круассанами под осажденной Москвой. Правда есть такая у французов традиция — огребать на Бородинском поле.

Далеко не всё рассказывали и о наших доморощенных коллаборационистах. В просторечье — предателях. Вроде как могла пострадать советская парадигма “Дружбы народов”. От правды никакая дружба не портится, если она настоящая, а вот ложь или деликатное умалчивание рождает новых чудовищ.

Только в новейшей истории озвучили, что именно бандеровцы зверствовали на территории Польши и Белоруссии. Хатынь – их рук дело, а не немцев, как писали в советских учебниках. Может быть, и от этой полуправды сейчас бандеровщина цветет пышным цветом на Украине, возвращая на повторный виток историческую спираль.

Наследники идей нацистских недобитков открыто празднуют годовщину создания дивизии SS “Галичина”. Гордо ходят маршами и прибалтийские легионеры, поощряемые на государственном уровне. Одурманенная вирусом толерантности Европа вроде как этого и не замечает. Конъюнктура такая — всё в пику России. Нынче такая норма приличий.

Не говорили и об офицерах царской армии, которые сражались с нацистами в странах своей вынужденной эмиграции. Не говорили о русском генерале Деникине, который категорически отверг предложение гитлеровцев о сотрудничестве. А ведь он воевал с большевиками. Имел все основания ненавидеть Советскую власть, но расставил приоритеты иначе. Родина-то одна.

Не особо распространялись о многотысячных подразделениях власовцев и том же белом атамане Краснове, которому в наше время в станице Еланской Шолоховского района Ростовской области установили памятник. Авторы идеи оправдывают это увековечивание атамана его самозабвенным участием в борьбе с большевиками. Можно подумать, что не было казаков в Красной армии!

Не уверен, что убийства своих соотечественников по обе стороны Гражданской войны — повод для безмерной гордости. А командир казачьих SS — это уже не просто фестивалить в неопознанных значках и медалях, это много серьезней. Подразделения Краснова участвовали в карательных операциях и служили силовой поддержкой затей нацистской верхушки.

Как же так, станичники? Тут либо георгиевские ленты снять, либо уже твердо определиться в итоговых оценках следа в истории этого эсэсовского атамана.

Увлечение беспощадным монументализмом в России дошло до того, что в Санкт-Петербурге установили памятную доску бывшему русскому генералу Маннергейму, который, будучи уже финским военачальником, крепко приложил руку к блокаде Ленинграда. Достало ума и протестов ленинградцев, чтобы ее демонтировали.

Генерал Маннергейм воевал за Россию в Первой мировой. Более того, он завещал, чтобы, если решат финские граждане увековечить его память, возвести ему монумент исключительно в русском генеральском мундире. Так и было исполнено впоследствии. Но блокада Ленинграда никогда ему не спишется. Щемящая тишина Пискаревского кладбища и дневник 12-летней ленинградки Тани Савичевой не дадут этого сделать.

Важно вспомнить, что и дети репрессированных родителей делали свой выбор и шли на фронт. Можно было не любить власть, можно было даже ее ненавидеть, но Родину предавать нельзя. И в этом был тоже колоссальный нравственный подвиг, преодоление. Это тоже необходимо помнить.

Не лишним будет обратить внимание, что в советское время военный парад проводился исключительно 7 ноября, в годовщину Октябрьской революции. Единственный парад в ознаменовании победы советского народа в Великой Отечественной войне состоялся в 1945 году. Последующие проводились уже в наше время и, по счастью, стали традицией.

Много было рассуждений о параде в День Победы: нужен или нет? “Милитаризм” или дань памяти подвигу народа? Признаюсь, и я размышлял на эту тему. Может быть, лучше просто и по-тихому помянуть погибших — и достаточно?

Время показало, что нет, не достаточно. Если для моего поколения “и так понятно”, то сейчас уже даже в России требуется объяснять. И это тревожит, как и маркетинговый хайп с безумным креативом на символах Великой Победы.

Потому и надобно проводить парады, возводить новые и поддерживать существующие мемориалы павшим советским воинам. Бороться за память, чтобы Великая Отечественная война в сознании молодых не превратилась в няшные комиксы. Чтобы не ушли вместе с ветеранами нерв, память, боль и радость той Великой Победы. Чтобы нынешним любителям боев без правил лишний раз напомнить, что, случись второй 1941-й, русскому солдату визы не понадобятся.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector