Клайв джеймс« культурная амнезия»

Клайв джеймс« культурная амнезия»

Джеймс и Жермен Грир
Эти писатели одними из последних пополнили окончательный перечень (т.н. shortlist) претендентов на престижную Литературную награду Премьер-министра Австралии, основным экспертом которой выступает собственной персоной Кевин Радд, в настоящий момент занимающий сей видный политический пост. Огласим весь список, любопытный во многих отношениях.

Вжигание, Мирей Жухо / Burning In by Mireille Juchau
Эльдорадо, Дороти Портер / El Dorado by Dorothy Porter
Ямайка: роман, Малькольм Нокс / Jamaica: A novel by Malcolm Knox
Огорчённый, Гэйл Джонс / Sorry by Gail Jones
Завершённые истории, Дэвид Малуф / The Complete Stories by David Malouf
Вдова и её герой, Том Кенилли / The Widow and Her Hero by Tom Keneally
Война смотрителя зоопарка, Стивен Конте / The Zookeeper’s War by Steven Conte

История Куинслэнда, Рэймонд Ивэнс / A History of Queensland by Raymond Evans
Культурная амнезия: записки на полях моего времени, Клайв Джеймс / Cultural Amnesia: Notes in the Margin of My Time by Clive James
Моя жизнь как изменника, Зара Чахрамани с Робертом Хиллманом / My Life as a Traitor by Zarah Ghahramani with Robert Hillman
Наполеон: путь к власти, 1769-1799, Филипп Дуайер / Napoleon: The Path to Power, 1769-1799 by Philip Dwyer
Охра и ржавчина: артефакты и знакомство на австралийских границах, Филипп Джонс / Ochre and Rust: Artefacts and Encounters on Australian Frontiers by Philip Jones
Жена Шекспира, Жермен Грир / Shakespeare’s Wife by Germaine Greer
Вьетнам: австралийская война, Пол Хэм / Vietnam: The Australian War by Paul Ham

© Евгений Нефёдов, 2008.08.13
© копирование текстов только с разрешения редакции

Источник

Клайв джеймс« культурная амнезия»

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 265 885
  • КНИГИ 616 103
  • СЕРИИ 23 156
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 580 657

Первое, что она ощутила, были слабость в желудке и дрожь в коленях. Затем ее охватило чувство неосознанной вины, нереальности, холода и страха. Затем ей захотелось, чтобы этот день поскорее закончился. Затем она внезапно поняла, что подобное желание совершенно бессмысленно, потому что смерть ее отца была единственным событием, произошедшим в мире, которое будет без конца повторяться из раза враз, вечно и неизменно.

Взрослые всегда придумывают совершенно неинтересные объяснения.

Великие рассказчики иногда уходят из жизни значительно раньше отмеренного им срока. Вот почему о них нужно слагать великие истории. Я постараюсь сделать это с максимальной ответственностью.

Почти за год до смерти Фабиана, 8 сентября 1995 года, некий антрополог по имени Иоганн Рейнхард и его проводник Мигель Зарате обнаружили у вершины одного из перуанских вулканов вмерзшее в лед тело принцессы древнего инкского государства. Осознавая важность находки, Рейнхард забрал его с собой, завернув в туристический коврик-«пенку».

Его открытие было встречено окружающими без особого восторга. Погонщик мула, ждавший исследователя и его спутника у подножия горы, завязал своему четвероногому питомцу глаза, чтобы тот перестал шарахаться из стороны в сторону, завидев, что придется нести мертвое тело. Владелец гостинички, где они остановились до подъема в горы, отказал им в жилье, опасаясь накликать на себя беду. В конце концов Рейнхард и Зарате все-таки добрались до городка под названием Арекипа, где сначала поместили тело в морозильник в доме проводника и только после этого сообщили о находке властям.

По всей видимости, Хуаниту – или Ледяную принцессу, как ее впоследствии именовали в туристических проспектах – насмерть забили дубинками на церемонии жертвоприношения в честь бога горы. Она пролежала во льду пять столетий и хорошо сохранилась, можно даже сказать, пребывала почти в превосходном состоянии, если не считать жуткой раны на голове.

Шесть месяцев спустя на страницах одной из центральных эквадорских газет появилась статья о Ледяной принцессе, и мой друг Фабиан Моралес в один прекрасный день появился в нашем классе международной школы в Кито, размахивая экземпляром этой газеты.

– Анти! Ты видел? – спросил он. – В Перу, возле какого-то вулкана, нашли тело индианки пятисотлетней давности.

Меня зовут Энтони, Антоний, но в детстве я плохо выговаривал свое имя. Я называл себя Анти, и это имечко так ко мне и прилипло на веки вечные – лишнее свидетельство того, как абсолютно невинная ошибка может сопровождать человека всю его жизнь.

– Ты только послушай, – произнес Фабиан. – «Судя по всему, прежде чем принести Ледяную принцессу в жертву, ее заморили голодом и заставили принять участие в ритуалах принятия галлюциногенных наркотиков и крепкого алкоголя». Тут явно не обошлось и без секса, на что угодно готов спорить, хоть в газете и говорится, что ей было всего пятнадцать. Верена, ты бы точно подошла. Как ты смотришь на мое предложение отправиться в горы и хорошо провести там время? Может, мы и тебя убьем, зато ты станешь бессмертной, малышка!

– Тебе ни за что не затащить меня в горы, мерзкий извращенец.

– Да какие проблемы? Давай отправимся туда прямо сейчас, a? Mamacita!Ты только дай мне руку, малышка! Я сделаю все как можно быстрей.

– Катись к черту, Фабиан!

Верена Эрмес носила в левом ухе три сережки, красила волосы и каждый день крепко душилась дешевыми духами. Она была главной героиней самых сладостных наших поллюционных сновидений, однако сама Верена питала слабость к взрослым мужчинам – во всяком случае, она этим хвасталась, – и вопреки тому, что мы с Фабианом рассказывали друг другу, нам ни разу не удалось вытянуть из нее ничего, кроме ядовитых, язвительных слов. В принципе мы могли бы дальше продолжать в том же духе, однако перемена закончилась и пришлось на какое-то время отложить разговоры. Наш учитель, одетый в традиционный для местных англичан вельветовый костюм, легкой походкой вошел в классную комнату, сел за стол и издал глубокий вздох, давая понять, что нам следует угомониться.

Ледяная принцесса Хуанита на какое-то время была забыта.

В тот же день, немного позже, сидя на баскетбольной площадке в ожидании, когда за нами заедет машина и отвезет домой, мы с Фабианом обсудили открытие Рейнхарда более обстоятельно. Пара покрытых снежными шапками вулканов – наши местные горные божества – возвышалась вдали над приземистыми строениями старого Кито: красавец Котопахи, стыдливо прятавший свое лицо за пеленой облаков и городского смога, и Кайамбе, отражавший в этот вечер пурпурный осколок заката.

– Нам обязательно нужно туда отправиться, – заявил Фабиан. Он изобразил несколько вялых магических пассов, пряча в левой руке зажигалку, и, прежде чем сунуть ее в карман, сделал отвлекающие движения правой. Затем вздохнул и сказал: – Все открытия делаются слишком поспешно. Если и дальше бесцельно ждать у моря погоды, то открывать в мире будет уже нечего.

Читайте также:  Определение антероградная амнезия, идиотия, суицидальный

– Мы не можем отправиться в Перу, – ответил я. – Разве несколько месяцев назад мы не вступили с перуанцами в войну?

Под словом «мы» я подразумевал Эквадор. Хотя пограничные споры были успешно разрешены еще в 1942 году, в отношениях между обеими странами периодически возникала напряженность. По мнению отца, который достаточно цинично относился к подобным вещам, разногласия подобного рода обычно возникали накануне выборов, так как какая-нибудь политическая партия желала набрать очки, раздувая жупел военной угрозы со стороны соседнего государства. Однако в прошлом году серия пограничных конфликтов оказалась серьезнее обычного – жизни лишились более ста человек.

Нам с Фабианом было тогда по пятнадцать лет, а в этом возрасте смерть воспринимается достаточно абстрактно, однако обоим щекотала нервы мысль, что мы живем в условиях военного положения: перебои в подаче электроэнергии, антиперуанская пропаганда и даже возможность (пусть крайне маловероятная) реального военного вторжения враждебно настроенных соседей.

– Перестань пристебываться, – отозвался Фабиан. Его английский превосходен, однако у него устойчивая привычка употреблять импровизированные ругательства. Он то и дело употребляет выражения, заимствованные из передач кабельного телевидения, в результате чего порой изъясняется причудливыми, непроверенными на практике речевыми конструкциями. В этом был весь Фабиан.

– Я и не говорю, что нам нужно ехать в Перу. Ледяную принцессу уже нашли. Я вот что имею в виду: если мы ничего не предпримем в самое ближайшее время, на нашу долю ничего не останется. Было бы здорово до конца года открыть какой-нибудь новый биологический вид. Ну, или что-то в этом роде.

– В прошлом годы мы ездили на Галапагосские острова, – сказал я. – Это было круто. Уж если и искать новые виды, то только там.

– Знаю. Не пудри мне мозги своими фотками, которые ты нащелкал на каникулах. Нам нужно сделать себе имя. Магия постепенно покидает наши края и оседает в музеях. Мне нужна хотя бы частичка ее, прежде чем она исчезнет навсегда.

– Не переживай. Что-нибудь наверняка подвернется. Смотри-ка, вон Байрон подъехал. Погнали!

Байрон – личный шофер Фабианова дядюшки, Суареса. Хотя в прошлом он был полицейским, по словам Фабиана, дядя узнал сей факт, лишь когда они, подъехав к его дому, обнаружили, что там вовсю орудуют грабители. Байрон попросил Суареса оставаться в машине, а сам потянулся к перчаточному отделению за пистолетом, о существовании которого Суарес даже не подозревал. Затем выстрелил в спину убегавшим из дома взломщикам. Во всяком случае, так пересказал эту историю Фабиан. Возможности проверить правдивость повествования мне так и не представилось. И все потому, что, по его словам, дядя не любит распространяться на данную тему. Я сам никогда не решался спросить Байрона об этом происшествии, потому что, несмотря на свой добродушный характер, он внушал мне страх. Родители рассказывали жуткие истории о похищенных о целью выкупа детях, когда на ребят, сидящих на заднем сиденье, вдруг наставляли пистолет. Так что я крайне неловко чувствовал себя всякий раз, когда рука Байрона отдалялась на слишком большое расстояние от рычага переключения скоростей, и неизменно отворачивался, когда ловил в зеркальце заднего обзора тяжелый взгляд его налитых кровью глаз.

Источник

ru.knowledgr.com

Clive James АО CBE (родившийся Вивиан Леопольд Джеймс 7 октября 1939) является австралийско-британским автором, критиком, диктором, поэтом, переводчиком и мемуаристом, известным прежде всего его автобиографическим сериалом Ненадежные Мемуары, его ток-шоу и документальными фильмами по британскому телевидению и для его плодовитой журналистики. Он жил и работал в Соединенном Королевстве с 1962.

Молодость

Джеймс родился в Kogarah, южном пригороде Сиднея. Ему разрешили поменять его имя как ребенку, потому что «после того, как Вивьен Ли играла Скарлетт О’Хару, имя стало безвозвратно именем девочки независимо от того, как Вы записали его». Он выбрал Клайва, название характера Власти Тирона в 1942 снимают Это, Прежде всего.

Отец Джеймса был взят в плен японцами во время Второй мировой войны. Хотя он пережил лагерь военнопленных, он умер, когда самолет, возвращая его в Австралию разбил в Маниле залив; он был похоронен в Гонконге. Джеймс, который был единственным ребенком, воспитывался его матерью, фабричным рабочим, в Сиднейском пригороде Kogarah, после проживания нескольких лет с его английским дедушкой по материнской линии.

В Ненадежных Мемуарах Джеймс говорит, что тест на IQ, взятый в детстве, поместил его IQ в 140. Он получил образование в Сиднее Техническая Средняя школа (несмотря на получение премии стипендии в Сиднейскую Среднюю школу Мальчиков) и университет Сиднея, где он изучил Психологию и стал связанным с Сиднейским Толчком, либертарианской, интеллектуальной субкультурой. В университете он отредактировал студенческую газету, Honi Soit, и направил ежегодное Ревю Союза. После получения высшего образования Джеймс работал в течение года заместителем редактора для Sydney Morning Herald.

В начале 1962, Джеймс переехал в Англию, где он сделал свой дом. В течение его первых трех лет в Лондоне он снял вместе квартиру с австралийским режиссером Брюсом Бересфордом (замаскированный как «Дэйв Дэлзил» в первых трех объемах мемуаров Джеймса), был соседом австралийского художника Бретта Уайтли, познакомился с Барри Хумфрисом (замаскированный как «Брюс Дженнингс&#187) и имел множество иногда катастрофических краткосрочных рабочих мест (рабочий по металлу, помощник библиотеки, фото архивариус, исследователь рынка).

Джеймс позже получил место в Пембрук-Колледже, Кембридже, чтобы прочитать английскую литературу. В то время как там, он способствовал всем студенческим периодическим изданиям, был участником и позже президентом Кембриджских Рамп, и появился на университетской проблеме как капитан команды Пембрука, избив Св. Хильду, Оксфорда, но проиграв Balliol на последнем вопросе в связанной игре. Во время летних каникул он работал разнорабочим цирка, чтобы экономить достаточно денег, чтобы поехать в Италию. Среди его современников в Кембридже была Джермэйн Грир (известный как «Рэнд Ромэна» в первых трех объемах его мемуаров), Саймон Шама и Эрик Айдл. Наличие, он требует, тщательно избежало читать любой материал курса (но читавший широко иначе в английской и иностранной литературе), Джеймс получил высшее образование с 2:1 — лучше, чем он ожидал — и начал тезис D.Phil. по Перси Бисшу Шелли.

Карьера

Критик и эссеист

Джеймс стал телекритиком для The Observer в 1972, оставаясь в работе до 1982. Выборы из колонки были изданы в трех книгах — Видениях Перед Полуночью, Кристаллическим Ведром и Приклеенные к Коробке — и наконец в резюме, По телевидению.

Он написал литературную критику экстенсивно за газеты, журналы и периодические издания в Великобритании, Австралии и Соединенных Штатах, включая, среди многих других, австралийской Рецензии на книгу, The Monthly, Atlantic Monthly, нью-йоркского Обзора Книг, Либерального Литературного приложения и Литературного приложения «Таймс». Джон Гросс включал эссе Джеймса ‘Снежная буря Крошечных Поцелуев’ в Оксфордскую Книгу Эссе (1992, 1999).

Читайте также:  Ретроградная амнезия лечение прогноз

Столичный Критик (1974), его первая коллекция литературной критики, сопровождался В Геркулесовых Столбах (1979), От Земли Теней (1982), Snakecharmers в Техасе (1988), Полный сновидений Пловец (1992), Как раз когда Мы Говорим (2004), Значение Признания (2005) и Культурная Амнезия (2007), коллекция миниатюрных интеллектуальных биографий более чем 100 значащих цифр в современной культуре, истории и политике. Защита гуманизма, либеральной демократии и литературной ясности, книга была перечислена среди лучшего из 2007 Виллидж войс.

Другой объем эссе, Восстание Маятника, был издан в июне 2009.

Он также издал Мимолетные визиты, коллекцию путешествия, пишущего для The Observer.

В течение долгого времени до середины 2014, он написал еженедельную телевизионную страницу критического анализа в разделе Обзора субботнего выпуска Daily Telegraph.

Поэт и лирик

Джеймс издал поэзию в периодических изданиях на всем протяжении англоговорящего мира. Он издал несколько книг поэзии, включая Стихотворение Года (1983), дневник стиха, Другие паспорта: Стихи 1958-1985, первая коллекция и Книга Моего Врага (2003), объем, который берет его название из его стихотворения «The Book of My Enemy Has Been Remaindered».

Он издал четыре ложно-героических стихотворения: Судьба Фелисити Фарк на Земле СМИ: моральное стихотворение (1975), Паломничество Перегрина Прикка Через лондонский Литературный Мир (1976), Замешательство Бритэннии Брайта в Дикой местности Вестминстера (1976) и проблемы Чарльза Чарминга на Пути к Трону (1981).

В течение семидесятых он также сотрудничал на шести альбомах песен с Питом Аткином:

  • Остерегайтесь красивого незнакомца (1970),
  • Проезжающая мифическая Америка (1971),
  • Король в сумерках (1973),
  • Дорога шелка (1974),
  • Секретный пьющий (1974), и
  • Живая клевета (1975).

Возрождение интереса к песням в конце 1990-х, вызванных в основном созданием Стивом Биркиллом интернет-Полуночи «списка рассылки Голоса» в 1997, привело к переизданию этих шести альбомов на CD между 1997 и 2001, а также живыми выступлениями парой. Двойной альбом ранее незафиксированных песен, написанных в семидесятых и названных Сессии Берега озера: Тома 1 и 2 были выпущены в 2002 и «Зимняя Весна», альбом нового материала, написанного Джеймсом и Аткином, был выпущен в 2003.

Джеймс признал важность «Полуночной Голосовой группы ” в представлении более широкому вниманию лирически пишущий аспект его карьеры. Он написал в ноябре 1997, что, «один из полуночных голосов моей собственной судьбы должен быть [то, что] музыка Пита Аткина продолжает занимать место высоко среди благословений моей жизни, и от моего имени, а также его, я благословляю Вас всех для Вашего внимания».

В 2013 он выпустил свой перевод Божественной Комедии Данте. Работа, принимая четверостишия, чтобы перевести terza оригинала rima, была хорошо получена австралийскими критиками. Сочиняя для Нью-Йорк Таймс, Джозеф Лаззи думал, что она часто не захватила более драматические моменты Ада, но что это более успешно, где Данте замедляется в более теологических и совещательных песнях Purgatorio и Paradiso.

Романист и мемуарист

В 1980 Джеймс издал свою первую книгу автобиографии, Ненадежных Мемуаров, которые пересчитали его молодость в Австралии и распространились на более чем сто reprintings. Это сопровождалось четырьмя другими объемами автобиографии: Падение К Англии (1985), который покрыл его лондонские годы; Неделя мая Была в июне (1990), который имел дело с его временем в Кембридже; Северная Сторона Сохо (2006), и Пламя Мрака (2009), относительно его последующей карьеры. Полное собрание сочинений первых трех объемов было издано в соответствии с универсальным названием Всегда Ненадежного.

Джеймс также написал четыре романа: Блестящие Существа (1983), Ремейк (1987), Brrm! Brrm! (1991), изданный в Соединенных Штатах как Человек из Японии и замок Silver (1996).

В 1999 Джон Гросс включал выдержку из Ненадежных Мемуаров в Новой Оксфордской Книге английской Прозы. Джон Кери выбрал Ненадежные Мемуары в качестве одной из пятидесяти самых приятных книг двадцатого века в его книге Чистое Удовольствие (2000).

Телевидение

Джеймс развил свою телевизионную карьеру как комментатор гостя на различных шоу, включая как случайный co-предъявитель с Тони Уилсоном на первой серии того, Таким образом, Это Идет, Гранадское шоу поп-музыки Телевидения. На шоу, когда Sex Pistols сделали их телевизионный дебют, прокомментировал Джеймс: «Во время записи задача держания под контролем маленьких ублюдков была дана мне. При помощи радио-микрофона я смог перекричать их, но это была близкая вещь. они напали на все вокруг них и испытали затруднения в том, чтобы быть вежливым даже друг по отношению к другу».

Джеймс впоследствии устроил шоу ITV Клайв Джеймс по телевидению, в котором он продемонстрировал необычный или (часто неумышленно) забавные телевизионные программы со всего мира, особенно японский сериал Выносливость. После его отступничества к Би-би-си в 1989, он принял так же отформатированную программу, названную в субботу ночью Клайв (1988–1990), который первоначально показал на экране в субботу вечером, возвратившись как в субботу ночью Клайв в воскресенье в его второй серии, когда это изменило день показа и затем в воскресенье ночью Клайва в его третьей и заключительной серии. В 1995 он создал Watchmaker Productions, чтобы произвести Шоу Клайва Джеймса ITV, и последующий ряд начал британскую карьеру певца и комедийной актрисы Маргариты Пракатан. Джеймс устроил одно из ранних ток-шоу на Канале 4 и выходил на Обзор Би-би-си программ Года в конце 1980-х (Клайв Джеймс на 80-х) и 1990-е (Клайв Джеймс на 90-х), который явился частью празднования кануна Нового года канала.

В середине 1980-х Джеймс показал в программе путешествия, призвал Клайва Джеймса. (начинающийся с Клайва Джеймса в Лас-Вегасе) для LWT (теперь ITV) и позже переключился на Би-би-си, где он продолжал производить программы путешествия, на сей раз названные Открыткой Клайва Джеймса от. (начинающийся с Открытки Клайва Джеймса из Майами) – они также в конечном счете переданные ITV. Он был также одной из оригинальных команд предъявителей Би-би-си Последнее Шоу, принимая обсуждение за круглым столом по пятницам ночью.

Его главная Известность документального сериала в 20-м веке (1993) была передана в Соединенном Королевстве Би-би-си в Австралии ABC и в Соединенных Штатах сетью PBS. Этот ряд имел дело с понятием «известности» в 20-м веке, после по курсу восьми эпизодов (каждый хронологически, и примерно посвятил одному десятилетию века, с 1900-х до 1980-х), дискуссии о всемирно известных людях 20-го века. С помощью видеозаписи фильма Джеймс представил историю «известности», которая исследовала ее рост к сегодняшним глобальным пропорциям. В его заключительном монологе он заметил, «Успех без известности может быть полезной жизнью, в то время как известность без успеха не жизнь вообще».

Известный поклонник автомобильных гонок, Джеймс представил, и официальные сезонные видео обзора Формулы Один, произведенные Ассоциацией Конструкторов Формулы Один, более обычно известной как ФОЧА. Джеймс, который посетил большинство гонок F1 в течение 1980-х и является другом босса ФОЧА БЕРНИ ЭККЛСТОУНА, добавил свой собственный юмор к обзорам, которые стали нравящимися поклонникам спорта. Он также представил Шоу Формулы 1 Клайва Джеймса ITV, чтобы совпасть с их освещением Формулы Один в.

Читайте также:  Одежда амнезия турция оптом

Подводя итог среды, он сказал: «Любой боящийся того, что он думает телевидение, делает к миру, вероятно, просто боится мира».

Радио

В 2007 Джеймс начал представлять ряд Радио 4 Би-би-си Точка зрения с расшифровками стенограммы, появляющимися в части «Журнала» BBC News Online. В этой программе Джеймс обсудил различные проблемы с немного юмористическим уклоном. Темы покрыли включенное изображение СМИ пытки, молодых черных образцов для подражания и корпоративного ребрендинга. Три из передач Джеймса в 2007 были включены в окончательный список для Приза Оруэлла 2008 года.

В октябре 2009 Джеймс прочитал радио-версию своей книги Пламя Мрака на Книге Радио 4 Би-би-си Недельной программы.

В декабре 2009 Джеймс говорил о Мустанге P-51 и другом американском самолете-истребителе Второй мировой войны в Музее Любопытства по Радио 4 Би-би-си.

В конце 2009, Джеймс возвратился к представлению Точки зрения для Радио 4 Би-би-си с серией тринадцати переговоров.

В мае 2011 Би-би-си издала новый подкаст, Точку зрения: Клайв Джеймс, который показывает все шестьдесят Точка зрения программы, представленные Джеймсом между 2007 и 2009.

Он объявил о разговорах видеоблога от своего интернет-шоу, Говорящего в Библиотеке, включая разговоры с Иэном Макьюэном, Кейт Бланшетт, Джулианом Барнсом, Джонатаном Миллером и Терри Гиллиамом. В дополнение к поэзии и прозе самого Джеймса, место показывает работы других литераторов, такие как Ле Мюррей и Майкл Фрейн, а также работы живописцев, скульпторов и фотографов, таких как Джон Олсен и Джеффри Смарт.

Театр

В 2008 Джеймс выступил на двух одноименных шоу на Эдинбургском Фестивале Комедии: Клайв Джеймс в Разговоре и Клайв Джеймс Вечером. Он взял последнее шоу в ограниченном туре по Великобритании в 2009.

Почести и премии

В 1992 он был сделан членом Заказа AM Австралии. Это было модернизировано до уровня Чиновника (АО) в 2013 Дневные Почести Австралии.

Джеймс был назначен Командующим ордена Британской империи (CBE) в Почестях С 2012 новыми годами для услуг к литературе и СМИ.

В 2003 он был награжден Медалью Мемориала Филипа Ходджинса за Литературу. Он получил почетные докторские степени университетов Сиднея и Восточной Англии. В апреле 2008 Джеймс был награжден Специальной Премией за Написание и Телерадиовещание судьями Приза Оруэлла.

Он – Почетный Член Пембрук-Колледжа, Кембриджа (его alma mater).

Личная жизнь

В 1968, в Кембридже, Джеймс женился на Пруденс А. («Пру&#187) Шоу, заслуженном читателе в итальянских исследованиях в Университетском колледже Лондона и авторе Чтения Данте: Отныне и во веки веков. У Джеймса и Шоу есть две дочери. В апреле 2012 австралийский Канал Девять программирует Текущее событие, управлял пунктом, в котором прежняя модель Leanne Edelsten призналась в восьмилетнем деле с Джеймсом, начинающим в 2004. Шоу бросил ее мужа из семейного дома после открытия. До этого, для большей части его срока службы, Джеймс разделил свое время между переделанной складской квартирой в Лондоне и семейным домом в Кембридже. Он поддержал общую политику не разговора о его семье публично, хотя он сделал случайные самоуничижительные комментарии в своих различных мемуарах о некоторых его событиях проживания в доме с тремя женщинами.

После смерти его подруги Дианы, Принцессы Уэльса, Джеймс написал часть для The New Yorker, названного «я Желание, я никогда не Встречал Ее», делая запись его подавляющего горя. С тех пор он, главным образом, отказался комментировать об их дружбе кроме некоторых замечаний в его пятом объеме мемуаров Пламя Мрака.

Политические взгляды пробок были видными в большой части его более позднего письма. В то время как важный по отношению к коммунизму для его тенденции к тоталитаризму, он все еще отождествляет с левыми. В интервью 2006 года в Sunday Times Джеймс сказал относительно себя: «Я воспитывался на пролетарии, оставленном, и я остаюсь там. Справедливое движение для рабочих фундаментально, и я не полагаю, что у свободного рынка есть ум». В речи, произнесенной в 1991, он подверг критике приватизацию: «Идея, что британская телерадиовещательная система — для всех ее недостатков одно из самых больших учреждений страны — была обязана быть улучшенной, будучи подвергнутым условиям свободного рынка: не было никакой трудности в признании того понятия как политически неграмотное. Но по некоторым причинам люди действительно испытывали затруднения в понимании, что это было экономически неграмотно также».

В целом, Джеймс идентифицирует как либерального социал-демократа. Он сильно поддержал вторжение 2003 года в Ирак, говоря в 2007, что «война только продлилась несколько дней» и что продолжающийся конфликт в Ираке был «миром Ирака». Он также написал, что это была «официальная политика, чтобы изнасиловать женщину перед ее семьей» во время режима Саддама Хуссейна и что женщины наслаждались большим количеством прав начиная со вторжения. Он – также в настоящее время Покровитель Кампании Бирмы Великобритания организация что кампании за права человека и демократию в Бирме.

Джеймс был известен выражением мнения, сочувствующего скептицизму изменения климата.

Описание религий как «рекламные агентства для продукта, который не существует», Джеймс – атеист и рассматривает это как неплатеж и очевидное положение.

Джеймс в состоянии читать, с переменной беглостью, французским, немецким, итальянским, испанским, русским и японским языком. Энтузиаст танго, он поехал в Буэнос-Айрес для уроков танцев и имеет танцпол в своем доме, который позволяет ему практиковать.

Для большой части его жизни Джеймс был алкоголиком и курильщиком. Он сделал запись в Северной Стороне Сохо своей привычки к заполнению пепельницы покрышки ежедневно. Неоднократно он написал попыток – периодически успешный – чтобы бросить пить и курить. Он допустил курить 80 сигарет в день в течение многих лет. В апреле 2011, после того, как предположение СМИ, что он болел почечной недостаточностью, Джеймс, подтвердило, что он болел от B-клетки хроническим лимфолейкозом и был в лечении в течение 15 месяцев в Больнице Адденбрука. В интервью с Радио 4 Би-би-си в июне 2012, Джеймс признал, что болезнь «избила его» и что он был «около конца». Он сказал, что был также диагностирован с эмфиземой и почечной недостаточностью в начале 2010.

3 сентября 2013, телевизионное интервью, Клайв Джеймс: Ребенок от Kogarah, был передан Australian Broadcasting Corporation (ABC) с Джеймсом, у которого взял интервью журналист Керри О’Брайен. Интервью было снято в библиотеке его старого колледжа в Кембриджском университете.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector