Май литл амнезия рисуют

My Little Amnesia

  • Записи сообщества
  • Поиск

My Little Amnesia запись закреплена
My Little Amnesia запись закреплена
My Little Amnesia запись закреплена
My Little Amnesia запись закреплена

Воздух был теплый, сияло солнце, и все в Понивилле наслаждались замечательным деньком. На главной площади царила суматоха и давка. Деловые пони деловито спешили по своим делам по улицам. Казалось, у каждого пони есть какое-то неотложное занятие. У всех, кроме Рейнбоу Дэш – ее место было в небе! Она легко и свободно прорывалась сквозь облака, торопясь от одного к другому.
Показать полностью… Макушки деревьев трепетали и колыхались, когда она проносилась мимо, играя в догонялки с ветром. Пегас, под восхищенные взгляды детей, сделала крутой заход над школьным двором, поднявшись на несколько сотен метров, и резко рванула к земле – так быстро, насколько смогла. Буквально за несколько секунд до столкновения с поверхностью ее крылья расправились, и она взмыла обратно в чистое, синее небо. Рейнбоу Дэш наслаждалась жизнью.

Но тут и она вспомнила, что и у нее тоже есть дело – она должна была встретиться с Пинки Пай через пять минут! Она настолько увлеклась своими воздушными упражнениями, что почти забыла об этом.

Пинки попросила Дэш встретить ее в Сахарном Уголке в три. Она не сказала, чем они будут заниматься и почему, но Дэш прекрасно себе представляла, что с Пинки это может быть просто все, что угодно. Впрочем, она не была уверенна, что действительно хочет к ней идти. Рейнбоу была настолько увлечена своими небесными трюками, что даже подумывала на этот раз обломать Пинки Пай, и дальше продолжить свои полеты. Но все-таки совесть Дэш взяла над ней верх – она знала, что таким поступком обидит и ранит чувства Пинки, кроме того, ведь она сказала, что это будет что-то особенное, только для них двоих. Пегас прикинула все за и против и подумала: «почему нет?». Что она теряет? Черт, это вообще может быть еще одна куча розыгрышей! Может, Пинки нашла еще более забавный способ прикалываться над народом. Они ведь так классно провели время в прошлый раз! Дэш ускорено рванула с места, большей частью для того, что бы компенсировать потерянное время, и устремилась на встречу.

Как только Дэш вошла в магазин, то ее моментально бурно поприветствовала подпрыгивающая от волнении хозяйка:
– Вау, ты тут, ты тут! Я ждала тебя ве-е-е-есь день! – восхитилась прыгающая от радости пони.

– Извини, что опоздала, Пинки. Я занималась своей послеобеденной тренировкой и потеряла счет времени. – похлопав крыльями, извинилась Дэш.

– Ох, все в порядке, ты ведь теперь тут. Что значит какая-то там пара лишних минут? Я была та-а-ак взбудоражена думая про все те забавные штуки, которые мы будем делать, что я даже не прекращала скакать с тех пор, как проснулась! Да вообще, я была так счастлива, что почти дышать забывала! – хихикая, радостно заверила ее Пинки.

Дэш слегка натянуто рассмеялась. Она всегда одобряла дружелюбный, общительный стиль жизни Пинки, но ее избыточный энтузиазм немного ее пугал. Впрочем, Дэш была вежлива. Если уж Пинки что-то приготовила, то это должно быть классно – что бы это ни было.

– Ну, ты готова начать, Рейнбоу Дэш? Я уже абсолютно все приготовила! – Выпалила розовая пони.

Дэш внутреннее приободрила себя:
– Еще как, Пинки! Чего ты там на этот раз запланировала? Мы кого-то будем разыгрывать? У меня уже есть пара отличных идей на примете. А может, ты придумала пару трюков, которые я должна попробовать? Или мы будем…

– ДЕЛАТЬ КЕКСЫ! – Ликующе объявила Пинки.

– Выпечка? – Дэш была разочарована. – Пинки, ты же знаешь, что из меня не очень хороший пекарь. Помнишь, что было в прошлый раз?

– Ох, это ведь совсем не проблема! Мне всего лишь нужна твоя помощи в их изготовлении. Основную часть работы я возьму на себя. – Пояснила Пинки.

Дэш секунду поразмыслила над этим и ответила:
– Ну, хорошо, я думаю все о-кей. Что именно я должна делать?

– Вот это настрой, другое дело! Держи! – Пинки передала ей кекс.

– Я думала, что я должна помогать тебе их печь? – Озадачилась Рейнбоу.

– Ты поможешь. А этот я приготовила специально для тебя еще до того, как ты пришла.

– А, так это как бы такой вкусовой тест, да?

– Вроде того – сказала Пинки.

Дэш пожала плечами и закинула кексик к себе в рот. Чуть его пожевала, потом проглотила. Неплохо!

– О-кей, а теперь что? – Спросила Дэш.

– Теперь, – сообщила Пинки – ты немного поспишь.

Тотчас же Дэш почувствовала головокружение. Ее мир закрутился, и, секундой позже, она упала на холодный пол.

Очнувшись, Дэш обнаружила, что находиться в какой-то темной комнате. Она попробовала потрясти головой, но не смогла – тугой кожаный ремень прочно держал ее на месте. Она попытался вырваться, но скобы вокруг ее груди и конечностей намертво приковали ее к вертикальной доске, а ноги ее были разведены широко в стороны. Единственной частью ее тела, не привязанной накрепко, оставались крылья – рама была без спинки. Пока она корчилась в попытках вырваться, в поле ее зрения вскочила Пинки.

– Здорово, ты очнулась! Теперь мы наконец можем начать! – Радостно заявила розовая пони, толкая перед собой тележку, прикрытую сверху тканью.

– Пинки, что происходит? Я двигаться не могу! – взволнованно произнесла Дэш.

– Ну, глупая, ты ведь привязана! – пожурила ее Пинки – Вот почему ты не можешь двигаться! Я не думала, что тебе про это нужно говорить.

– Но почему? Что происходит? Я думала, что ты сказала, что я буду помогать тебе делать кексы…

– Ты и помогаешь! Видишь ли, Дэши – у меня кончился специальный ингредиент, и мне нужна ты для его извлечения.

– Специальный ингредиент? – Дэш начала впадать в панику, и часто дышать – Какой еще специальный ингредиент?

Пинки Пай хихикнула:
– Да ты же, глупышка!

Зрачки Дэш расширились, лицо исказил страх. А потом она начала смеяться:
– Вау, Пинки Пай, ты тут действительно меня подловила! Типа, заставила меня поверить в то, что из меня сделают кекс! Я должна тебе сказать, пока это твоя лучшая шутка, ты выиграла, Пинки, ты лучшая!

Розовая пони захихикала пуще прежнего:
– Вау, спасибо, Дэш. Но я сегодня никого не разыгрывала, и поэтому не могу принять твою похвалу!

Рейнбоу снова начала вырываться из пут.
– Пинки, кончай, это уже не смешно!

– Тогда почему ты смеялась? – Пинки схватила ткань и сорвала ее с тележки. Под ней оказался поднос, на котором аккуратно и по порядку были разложены различные острые медицинские инструменты и ножи. Рядом находилась санитарная сумочка, и еще несколько предметов.

Теперь Дэш уже полностью впала в панику. У нее началась гипервентиляция, мысли бешено понеслись вскачь, она попыталась образумить розовую пони:
– Ты не можешь этого сделать, Пинки! Я твоя подруга!

– Я знаю, что это так, и именно поэтому я так счастлива, что это ты оказалась тут у меня! Мы разделим твои последние мгновенья вместе, только ты и я! – Она опять начала подпрыгивать.

– Но другие пони меня потеряют! Когда соберется куча облаков, они начнут меня искать и тогда они все узнают! – Дэш была в отчаянии.

– Ох, Дэш – произнесла Пинки – Не волнуйся, там еще куча пегасов осталась для того, что бы позаботиться о парочке облачков. И, кроме того, никто не узнает. Я имею ввиду, как ты думаешь, как долго я тут этим занимаюсь? – И вместе с этими словами в комнате внезапно включился свет, разогнав тьму и высветив окружающую обстановку.

– О боже, нет! – Дэш покачнулась от картины, которая возникла перед ее глазами. Комната была украшена с типичным, но извращенным талантом Пинки Пай. Красочные ленты из сушеных внутренностей развивались по помещению, ярко раскрашенные черепа всех размеров украшали стенам, органы, разукрашенные пастелью и наполненные гелием, были привязаны за веревочки к спинкам стульев. Столы и стулья были сделаны из костей и плоти, принадлежавшей когда-то другим пони. Дэш съежилась от вида главного блюда ближайшего к ней стола. Головы четырех жеребят с закрытыми глазами – будто бы они спали, с надетыми на них праздничными колпаками, сшитыми из их же собственной кожи. Она узнала одну из них – одноклассницу Эппл Блум. Ее взгляд метнулся назад и вперед, а потом она уставилась на баннер, сделанный из заплаток, который свисал со стропил. На сшитом из различных шкур транспоранте красным были накарябаны слова «Жизнь – это вечеринка».

Тут внимание Дэш привлекла разворачивающаяся свистулька, щекочущая ей нос. Она увидела Пинки Пай, стоящую прямо перед ней. На ней был костюм, состеганный из отрезанных кьютимарок, на ее спине трепыхались шесть крыльев пегасов, все разных цветов. Когда она возбужденно подпрыгивала, ее ожерелье из рогов единорогов громко клацало.

– Нравиться? Я сделала это сама!

– Пинки, пожалуйста! – взмолилась Дэш, – Извини меня, если я что-то тебе сделала, я не хотела тебя обидеть! Пожалуйста, отпусти меня, я обещаю, я никому ничего не скажу!

– Ох Дэши, ты ничего мне не сделала! Просто это выпал твой номер, и я… Ну, не я придумываю правила. Мы уже не можем повернуть назад.

Рейнбоу заплакала. Как такое вообще может происходить?

– Ну-у-у, не грусти, Дэши, – начала утешать ее Пинки – глянь-ка, это тебя взбодрит. Я принесла тебе друга.- Как будто бы из ниоткуда Пинки выхватила сине-желтый, раскрашенный череп. Размером почти как у пони, он имел одну очень определяющую особенность – клюв.
Дэш пришла в ужас.

– Это… Это ведь… Это… Ведь…

– «Эй, Дэши, пошли позависаем!» – Пинки начала передразнивать. Гильду. – «Эти пони такие с-с-кучные. Слабо слабло слабо слабо!» – Пинки недовольно поглядела на череп.

– Я поймала ее прямо перед тем, как она покинула город. Помнишь, когда я оставила вечеринку минут на двадцать? Конечно, этого времени было недостаточно, что бы с ней поиграть, я должна была подождать до конца вечеринки. Но как же я довольна, что дотерпела! Это стоило одного только вкуса! Грифоны на вкус как два зверька сразу, это восхитительно. Я знаю, что у нее не было номера, как у всех остальных в Понивилле, но когда еще мне выйдет шанс попробовать грифона? Я не догадалась спросить ее, откуда она тут появилась, ну, что бы узнать, где еще мне таких можно найти, я забыла! Но вот что я тебе скажу, она оказалась тем еще бойцом. Протянула дольше всех – ну, больше веселья для меня, я получила шанс проиграться с кем-то кроме пони, и попробовать пару новых штучек. Очень жаль, что у нее оказался такой грязный клювик. Она говорила столько гадостей, что мне пришлось вытащить у нее язык. Ты знаешь, дрянные слова ведут к дрянным чувствам, Дэши.

Дэш было нечего сказать. Она просто рыдала и старалась вырваться.
– Ну, сказала Пинки, откладывая череп – достаточно воспоминаний, уже пора начинать.

Она взяла скальпель и подошла к правому боку Дэш. Без особых затей она поместила лезвие чуть выше ее кьютимарки и начала делать вокруг нее круглый разрез. Крича от боли и часто-часто дыша, Дэш отчаянно пыталась отстраниться от живодерки, но скобы крепко держали ее на месте. Закончив разрез, Пинки схватила с подноса изогнутый шкуросъемный нож. Затем она загнала его Рейнбоу под шкуру и срезала кожу с мускулов. Деш, сжимая до боли зубы, полными слез глазами смотрела, как с нее живьем срезают ее кьютимарк. Потом Пинки зашла с другой стороны и изувечила другой бок. Закончив, Пинки подержала две отрезанные кьютимарки перед своей подругой и начала помахивать ими как помпончиками. Дэш только хныкала, ее бедра горели.

Положив кусочки кожи, Пинки выбрала большой тесак и зашла за спину Рейнбоу Дэш.
– Надеюсь, ты не возражаешь, я тут у тебя хочу кое-что отмахнуть! – Засмеялась розовая пони. Она схватила левое крыло и поиграла с ним пару секунд. Затем, расправив его, она рубанула лезвием по основанию. Тут же Дэш взвыла и заметалась в своих путах, ее беспорядочные дерганья сбили прицел Пинки Пай. Она попробовала еще раз попасть в кровоточащее сечение, но сильно промахнулась и оставила огромный разрез на спинке Рейнбоу.

– Дэш, ты должна успокоиться, или я опять промахнусь.

Пинки еще раз взмахнула тесаком и попала по цели. Она рубила крыло снова и снова, кровь фонтанчиками стреляла в воздух, но тут она поняла, что дело не двигается с мертвой точки – клинок просто не хотел проходить через кость.

– Хмм, кажется, я забыла его наточить. Попробую что-нибудь другое. – Заявила пони, выбрасывая нож через плечо; нож, крутанувшись в воздухе, воткнулся в стол.

Плачущая Рейнбоу Дэш услышала звук открывающейся и закрывающейся металлической коробки.

– Вот она! Скажи-ка, Дэш, почему все называют эту штуку ножовкой? Ведь с ножом я только что тут ковырялась. А это ведь пила. Не понимаю я этого.

Пинки примостила инструмент на место последнего рубца. Лезвие и зубцы пилы легко прошли через кость и кожу, боль зубным сверлом впилась в Дэш, ее затошнило. Она беспомощно смотрела, как ее крыло перелетело через ее голову и, в облачке пуха, упало на столик. Пинки перешла к другому, и начала его пилить. На этот раз Дэш не пыталась освободиться; она прекратила борьбу и просто плакала. Пинки остановилась на полпути, крыло повисло на буквально на щепке.

– Эй, Дэш – шепнула Пинки – Соображай быстрей!

Вдруг она рванула крыло со всей своей силы. Кость с хрустом треснула, но кожа держалась крепко. Рывок сорвал длинную полосу плоти со спины Дэш, прямо до ее бедра. Неожиданная травма вызвала судорожные спазмы. Когда ее таз сжался, она почувствовала теплую волну меду ног. Громкий, протяжный стон боли Дэш наполнил комнату. Не сумев восстановить дыхание, она потеряла сознание.

Кашляя, Дэш очнулась. Зловоние мочи наполнило ее забитые слизью ноздри. Она увидела, как обиженная Пинки Пай вытаскивает иглу шприца с адреналином из ее груди.

Топая копытами, Пинки начала на нее кричать:
– Тебя никто не учил манерам? Это очень грубо, засыпать тогда, когда кто-то приглашает тебя провести с ним время! Как бы ты себя чувствовала, если бы я пришла к тебе в гости и легла спать? «Ой извини, Дэш, ты такая скучная, я думаю, я лучше посплю». Ты считаешь, мне всегда нравиться делать это одной? Я же говорила тебе, как я радовалась, когда выяснила, что ты будешь следующей! Я так хотела иметь тут со мной рядом друга, когда я работаю! Но Н-Е-Е-Е-Е-Е-Т! Тебе нужно быть эгоисткой! Ты знаешь, я думала, ты сильная, я считала, что ты справишься с чем угодно. У меня тут были жеребята, которые выдерживали это лучше тебя! Я должна с тобой нянчиться? А? Это так ты хочешь, что бы тебя запомнили, как ребенка? – Пинки остановилась, что бы перевести дыхание. Дэш сморгнула и тихо заплакала. Ее спина была объята огнем.

Затем Пинки закинула что-то красное к себе в рот и начала жевать. Она заметила, что Дэш смотрит на нее:

– Что? – Спросила она. – Ах, это? – она достала еще один кусочек. – Ну, пока ТЫ спала, я немножко не сдержалась и взяла кусочек на пробу. Он с твоей ноги, и весьма неплох. Хочешь попробовать? – Не дожидаясь ответа, она засунула полоску мяса в упирающийся рот Рейнбоу Дэш. Та немедленно его выплюнула. Пинки его подобрала.

– Если ты не хотела, могла просто сказать нет. – После чего она съела омерзительный скользкий красный кусочек плоти. – Как будто ты и сама раньше этого не делала.

Глотая, она переключила свое внимание на маленькую баночку, стоявшую на тележке. Когда она сняла с нее крышку, оказалось, что баночка наполнена горящим углем. Поверх него лежали несколько раскаленных, больших гвоздей. Дэш снова начала паниковать. Пинки взяла баночку и снова подошла к левому боку Рейнбоу. Захватив молоток и осторожно взяв гвоздь, она направила его на шов между копытом и ножкой Рейнбоу.

– Нет! Пинки, НЕТ! – Закричала Дэш – НЕТ! НЕТ!

Молоток опустился на шляпку, и гвоздь прошел сквозь кожу. Раскаленное добела жжение вытерпеть было невозможно. Дэш исступленно заметалась и забилась в оковах, натирая и раздирая себе кожу. Пинки попробовала пристроить еще один гвоздь, но не смогла нацелиться. У нее вырвалось расстроенное ворчание. Когда она подобрала молоток и широко размахнулась, Деш залилась слезами и начала умолять ее:

– ПОЖАЛУЙСЯ, ОСТАНОВИСЬ! ПОЖАЛУЙСА, ПОЖАЛУЙСТА, ОСТАНОВИСЬ!

Пинки закатила глаза. Положив обратно молоток, она вышла и встала перед своей подругой, став задумчиво разглядывать изуродованного пегаса. Даже Гильда не плакала так сильно, когда она засунула ей в глотку живого параспрайта. Пинки минуту поразмышляла над тем, что же ей делать дальше. Тут внезапная идея озарила ее воображение. Она схватила шестереночное колесо у дыбы и переместила Дэш в горизонтальное положение. Затем она подошла к ее задним ногам, захватив баночку с гвоздями с собой. Пинки снова взяла молоток и загнала раскаленный кусочек металла в основание копыта Рейнбоу. Дэш снова закричала; Пинки забила гвоздь в другое копыто.

Поле чего она поставила на поднос маленький генератор. Подсоединив медные провода к гвоздям, она подмигнула Дэш и щелкнула рубильни

Источник

Устаревшая, но пугающая — что пишут критики об Amnesia: Rebirth Материал редакции

Продолжение культового хоррора, которое переняло у предшественника не только отличный сюжет, но и несколько заржавевшие механики.

20 октября на ПК и PlayStation 4 выходит Amnesia: Rebirth — продолжение культовой серии хорроров от Frictional Games. Новая часть рассказывает историю Таси Трианон, девушки, которая обнаруживает себя посреди алжирской пустыни в 1937 году. У неё амнезия, она не помнит ничего о своём прошлом и начинает исследовать округу в поисках ответов на все свои вопросы. Ответы, естественно, будут не самыми приятными.

Многие критики уже поиграли в Rebirth — по их словам, у Frictional Games получилось достойное, хоть и несколько устаревшее продолжение The Dark Descent. На момент написания материала у новой Amnesia 84 балла на Metacritic.

Журналисты отмечают, что сама геймплейная формула с блужданием по коридорам — за персонажа, который не может постоять за себя — уже несколько исчерпала себя с момента выхода The Dark Descent. Но даже несмотря на это, Rebirth по-настоящему пугает. Уж если кто и может работать с этой формулой, то это Frictional Games.

Изучал ли я заброшенный город в оазисе или крался мимо группы спящих монстров, Amnesia: Rebirth дарила мне один пугающий эпизод за другим.

[Amnesia: Rebirth] заставила меня изливаться потом от страха всю свою насыщенную семичасовую кампанию. Этот кошмар я забуду ещё не скоро.

Блуждание по тёмным и запутанным коридорам без возможности дать сдачи преследующим вас существам — это уже не такая свежая идея, как десятилетие назад. Но [игра] всё так же пугает, и Rebirth отправляет серию в ещё более ужасающие места.

Rebirth пугает мастерским построением мира, аккуратным нагнетанием атмосферы маленькими, как бы несущественными вещами. Звуком за дверью или вазой, которую в вашу сторону толкают невидимые руки.

Игра построена на «системе страха», очень похожей на ту, что была в The Dark Descent. У героини есть шкала, которая заполняется, когда она находится в тёмном пространстве или долго смотрит на монстров. Если страха становится много, Таси начинает видеть ужасных существ и страдать от галлюцинаций-скримеров.

Это, конечно, мотивирует сразу же найти источник света. Но для серии, которая известна методичным погружением в сознание игрока, такие скримеры выглядят дешёвым и манипулятивным приёмом.

Чтобы не сойти с ума, нужно постоянно держать при себе источники света и грамотно распоряжаться ресурсами. Критики пишут, что в Rebirth кроме стандартной лампы также появились спички — их куда проще найти, чем масло, но и гаснут они гораздо быстрее.

К примеру, один я раз полз по склепу с низким потолком, и капающая вода потушила мою последнюю спичку. Холодные, мёртвые конечности начали появляться в зоне видимости, вынуждая меня в ужасе ковылять до ближайшего костра. Это и есть главная уловка спичек: их легко найти, но их защита мимолётна.

По словам журналистов, новая Amnesia пугает так же эффективно, как и первая часть. Но проблемы у игры всё же есть.

Например, далеко не все головоломки в ней одинаково интересные. Уровень в военном форте, пишут критики, получился не хуже выдающихся эпизодов из The Dark Descent — а вот после него пазлы всё чаще становятся скучными или раздражающе неочевидными.

Каждая минута уровня в военном форте — это радость. От него очень сильно отдаёт Amnesia: Dark Descent — спасибо ветвящимся коридорам и трепетно созданным головоломкам.

Приключение Таси — одно из самых напряжённых, что я переживал в последнее время. К сожалению, дизайн головоломок в Amnesia: Rebirth ужасает не меньше, [чем монстры].

Головоломки предлагают тот особый вид испытания, которое одновременно заставляет вас чувствовать себя самым умным и глупейшим человеком на Земле.

У головоломок тоже есть проблемы, они либо слишком короткие, либо не так хорошо привязаны к окружению, как [головоломка из военного форта].

Есть претензии и к монстрам. Когда они появляются где-то на краю периферийного зрения, то действительно сильно пугают. Но как только Таси входит с существами в открытое сражение (насколько это возможно в игре, где нельзя обороняться), ужас часто пропадает. Потому что у врагов очень слабый искусственный интеллект, никак не эволюционировавший со времён The Dark Descent.

К тому же, на последних уровнях они появляются так редко, что о них вовсе не хочется беспокоиться.

Противники часто отворачиваются от вас в последний момент, от них очень легко убежать, и они быстро теряют к вам интерес.

Монстров так мало, что редко приходится беспокоится о какой-либо угрозе — разве что проверять уровень страха.

Поведение [монстров] не предполагает каких-то новых сюрпризов, а стелс выглядит таким же неловким и случайным, как и в предыдущих играх серии Amnesia.

При этом критики единогласно хвалят сюжет новой Amnesia. По их словам, у Frictional Games вновь получилось создать напряжённую и захватывающую историю о человеке на грани безумия, которая одновременно очень масштабная и приземлённая.

Почти невозможно что-то сказать о сюжете, персонажах и локациях и не проспойлерить эту изящно написанную историю.

И многие недочёты в механиках Rebirth можно простить за то, насколько интересную историю игра рассказывает. По крайней мере, проблемы эти не настолько критические, чтобы отвлекать от прекрасного нарратива.

Amnesia: Rebirth прекрасно рассказывает о борьбе света и тьмы — не только тематически, но и с помощью механик. На тех уровнях, где игра работает как надо, в ней прекрасный баланс головоломок и чистого адреналина. А некоторые поздние эпизоды страдают от неинтересных пазлов и редких встреч с монстрами.

Приключение Таси Трианон — неожиданно эмоциональная американская горка, и я рад, что узнал конец этой истории. Я могу справиться с пещерой, полной ужасных монстров, но вот эти отвратительные головоломки больше бы видеть не хотел.

Способность [Frictional Games] объединить глубоко личные, понятные страхи с космическим хоррором практически беспрецедентна для игровой индустрии. Хоть механики в ней и заржавели, Amnesia: Rebirth заслуживает звание одного из самых эффективных и умопомрачительных хорроров всех времён, прямо как предшественник.

Неровный темп и недостаток режиссуры не способны испортить действительно пугающую и интригующую историю, которая делает Amnesia: Rebirth достойной частью канона франшизы.

Источник

Читайте также:  Одежда амнезия турция оптом

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector