У меня амнезия после аварии

Посттравматическая амнезия

продолжительность посттравматической амнезии является важным признаком степени тяжести черепно-мозговой травмы и одним из наиболее достоверных прогностических критериев.

Посттравматическая амнезия – одно из наиболее характерных осложнений в остром периоде черепно-мозговой травмы (ЧМТ). Посттравматическая амнезия (ПТА) может развиваться как в результате тяжелой, так и легкой ЧМТ. При этом длительность амнезии является одним из наиболее характерных индикаторов тяжести перенесенной ЧМТ.

Обычно в структуре ПТА выделяется короткая ретроградная амнезия и более длительная антероградная амнезия.

Посттравматическая ретроградная амнезия распространяется на несколько десятков минут или несколько часов (реже – до нескольких суток) непосредственно предшествующих травме. Наиболее вероятно этот вид амнезии связан с нарушением процесса консолидации следа памяти, то есть с дефектом преобразования динамических биоэлектрических процессов передачи возбуждения в замкнутых нейрональных цепях в нейрохимические и структурные изменения. В основе процесса консолидации следа памяти лежат функциональные изменения на уровне генома нейрона, в том числе усиленный синтез некоторых специфических нейропептидов синаптических мембран, так называемых нейропептидов памяти. Этот процесс является протяженным во времени. Для надежно консолидации следа памяти требуется от одного часа до нескольких суток. Примерно такой и является продолжительность ретроградной амнезии после воздействия на головной мозг сильных внешних раздражителей, нарушающих нейродинамические биоэлектрические процессы, к которым и относится ЧМТ. Долговременное запоминание событий, непосредственно предшествующих ЧМТ, становится, таким образом, невозможным. Описан и более длительный период ретроградной амнезии – недели, месяцы, а иногда и годы. По мере регресса синдрома охваченный амнезией период сокращается. События оживляются в памяти в их естественной временной последовательности: от более дальних событий к более близким событиям, случившимся непосредственно перед ЧМТ.

Посттравматическая антероградная амнезия клинически выражается в полной или частичной невозможности вспомнить события, которые произошли после возвращения к пациенту сознания, потерянного вследствие перенесенной ЧМТ. Этот вариант амнезии обычно более продолжителен по сравнению с ретроградной амнезией и распространяется на несколько часов или суток. Нарушения долговременного запоминания текущих событий после ЧМТ могут объясняться трудностями концентрации внимания и нарушением процессов обработки информации в кратковременной памяти. При этом ассоциативные связи, необходимые для последующего поиска следа памяти оказываются неустойчивыми или не образуются вообще. Определенную роль в генезе данных расстройств может играть снижение уровня бодрствования, которое наблюдается в первые часы или дни после ЧМТ.

Как правило, ПТА носит кратковременный характер. Однако в ряде случаев ЧМТ может осложниться более стойкими мнестическими нарушениями. Это может быть связано с очаговым поражением головного мозга в результате тяжелой ЧМТ. характеристики мнестических и других когнитивных расстройств в этом случае определяются локализацией очага поражения. Так у больных с преимущественным поражением левого полушария на первый план выступают нарушения вербальной памяти, речевые расстройства, симптомы лобной дисфункции и другие нейропсихологические нарушения, обусловленные локализацией патологического процесса. Для больных с преимущественным поражением правого полушария характерны более грубые эмоционально-личностные изменения. У больных, переживших длительную кому, когнитивные расстройства становятся очевидными по мере восстановления формальных признаков ясного сознания.

В остром периоде ЧМТ нередко развивается промежуточное состояние меду нарушенным и ясным сознанием . Оно сопровождается амнезией (фиксационной, ретроградной и антероградной), грубой дезориентировкой (в месте, времени, собственной личности), конфабуляциями (ложными воспоминаниями и прошлой жизни, которые больной переносит в настоящее), нарушениями восприятия пространства и времени, затруднениями в узнавании лиц, анозогнозией, эйфорией. При этом при очевидной для окружающих беспомощности больной может считать себя здоровым. При благоприятном течении заболевания постепенно восстанавливается запоминание текущих событий, суживаются границы ретроградной амнезии, восстанавливается сначала ориентировка в собственной личности, месте и лишь затем во времени, постепенно исчезают конфабуляции, ослабляется эйфория.

После перенесенной ЧМТ различной степени тяжести весьма характерны нарушения временных параметров когнитивной деятельности, снижение внимания, то есть нарушения нейродинамики когнитивных процессов в сочетании с нарушениями регуляции произвольной деятельности (управляющих функций) и нарушениями памяти. При этом при исследовании вербальной памяти, как правило, обнаруживаются затруднения при немедленном и отсроченном воспроизведении слов. Подсказки при отсроченном воспроизведении, как правило, эффективны, что указывает на дезрегуляторный характер мнестических расстройств. Как правило, в значительной степени нарушена кратковременная память, тогда как долговременная память остается в основном интактной. По выраженности данные нарушения могут варьировать от легких и умеренных когнитивных расстройств до деменции различной степени тяжести. Когнитивные расстройства могут сочетаться с очаговыми неврологическими симптомами.

( ! ) Учтивая высокую распространенность легкой ЧМТ (около 80% числа госпитализированных с ЧМТ) и связанных с ней посттравматическими нарушений, этот тип травмы является значимой медико-социальной проблемой.

Повышенная забывчивость является одним из самых распространенных отдаленных осложнений легкой ЧМТ. имеющиеся литературные данные о частоте и выраженности посттравматических когнитивных расстройств довольно противоречивы, однако многие авторы считают, что нетяжелая ЧМТ может способствовать возникновению, стойкому сохранению, а иногда и прогрессированию когнитивных расстройств. По данным отечественных авторов, наличие когнитивных расстройств, не достигающих степени деменции, через год после перенесенной нетяжелой ЧМТ было выявлено у 12,4% пациентов (Н.М. Жулев, Н.А. Яковлев, 2004; М.М. Одинак, И.В. Литвиненко, А.Ю. Емелин, 2005).

Источник

Потеря памяти и амнезия

Большое количество людей на нашей планете испытывают проблемы с памятью, страдая болезнью под названием амнезия. В этом выпуске мы расскажем о некоторых ее причинах и последствиях.

Начнем, пожалуй, с так называемой инфантильной амнезии, которая свойственна большинству людей и многим животным. Взрослый человек попросту не в состоянии вспомнить свои детские переживания в младенческом возрасте. Существует огромное количество теорий ее возникновения — от разрушения нейронных связей, до умозаключений Фрейда, но все они являются лишь предположениями.

Достаточно часто причиной потери памяти является физическая травма головы после падения, автомобильной аварии или прочих достаточно серьезных травм. Как правило, она носит временный характер и со времен человек вспоминают всё забытое. Но, если поврежден гиппокамп – особая часть мозга, отвечающая за переход краткосрочной памяти в долгосрочную, последствия могут быть куда хуже. Человек будет помнить всё до начала болезни, а вот дальнейшие события попросту будут улетучиться из памяти. К подобным симптомам также приводят тяжелые формы алкоголизма, недостаточность питания, энцефалит или инсульт, как в старческом, так и в молодом возрасте.

Науке известны случаи прогрессирующей амнезии, которая без оказания медицинской помощи может привести к полной потери памяти, процесс развития этого заболевания описан Законом Рибо, французского психолога, который одним из первых стал изучать подобные проблемы. Последовательность прогрессии заключается в том, что человек сначала теряем недавние воспоминания, затем те, что произошли много лет назад, ну а в конце привычки и даже инстинктивная память стираются из головного мозга человека. После этого пациент может не помнить своего имени, родных, близких и даже не узнавать себя в зеркале.

Ну и напоследок о парамнезии иди ложных воспоминаниях, также достаточно частом явлении, благодаря которому человек начинает путать реальные и вымышленные события, а в его головном мозге прошлое замещается настоящим и наоборот, как следствие он не может отличить реальность от вымысла. Более того, существуют ситуации, когда увиденное в фильме или прочитанное в книге воспринимается частью собственной жизни, либо наоборот те события которые реально произошли, могут казаться эпизодом какого-нибудь художественного произведения. Этот феномен связан с нарушениями работы психики, в большинстве своем вызванными тяжелыми психологическими травмами, например в случаях детского насилия, когда свидетельства ребенка необходимо изучать под призмой психического расстройства.

Источник

Моя жизнь без меня: как я потерял память после аварии

Наконец-то мечты стали сбываться.

Я был без пяти минут топ-менеджером компании, которая занималась производством молочных продуктов. Из-за предстоящего повышения нас с женой ждал переезд в мегаполис, где мы собирались купить квартиру. С музыкой дела тоже пошли в гору. Мы с группой начали записывать дебютный альбом и уже представляли в красках свои концерты.

День начался как обычно. Проснулся, сделал зарядку, позавтракал. Стал собираться на работу и вдруг выронил из рук ключи от машины. От шума проснулась Алина.

– Саш, палатку свою купим или одолжим у кого-нибудь? – спросила она.

Накануне мы решили ехать с друзьями на Черное море.

– Вечером обсудим, отдыхай, – попрощался я и уехал.

Но в тот вечер мы так ничего и не обсудили. И в следующий тоже. И еще через день ни слова. Первое слово спустя неделю. Спустя неделю после того, как я попал в аварию.

Спасатели кое-как достали меня из скомканной машины. Мой коллега, с которым мы вместе ехали, не помня себя от боли, кричал во весь голос. А я молчал. Первое слово спустя неделю. Спустя неделю после того, как выжил.

Первые воспоминания тоже спустя неделю: бледные стены, странные звуки и запахи, незнакомые лица. Где я? Какой сейчас год? Почему так невыносимо ноет челюсть? Эти вопросы я задавал снова и снова, хотя ответы на них получал не раз.

Диагноз: перелом нижней челюсти без смещения, тяжелая черепно-мозговая травма. Состояние: не способен помнить новые события дольше пятнадцати минут.

Представьте себе исправный компьютер. На нем с легкостью можно скопировать-вставить любую информацию с помощью буфера обмена. А теперь представьте сломанную машину, которая копирует, но вставить не может. Этой машиной был я. Информация копировалась на жесткий диск, но он жил своей собственной жизнью и помещал данные куда-то в скрытые папки, которые потом нельзя было найти.

Казалось, что и меня самого скопировали оттуда, где я был успешным, веселым, целеустремленным, и вставили в чужое и холодное место, где всё мрачно, жутко и беспросветно.

Прогнозы врачей были разными. Местные доктора отмахивались: «Молодой человек, это мозг. Память или вернется, или нет». Что ж, врач или хороший, или нет. Но хороший мне все-таки попался. Он пообещал, что я стану прежним, но путь восстановления долог и тернист. И я решил следовать этим путем.

Помните старый фокус, в котором человека в ящике распиливают на части? Я тоже потерял часть себя. Но это был не фокус. Где теперь ее искать? Расчлененный. До и после. Что я делал вчера? Что делать теперь?

Рассказов Алины было мало. В них не хватало меня, моих эмоций. Поэтому я решил вести дневник.

Поначалу он не помогал. Единственное, что в нем было знакомо, – почерк. Даже читая написанное, я не мог сказать, что это про меня, что это происходило со мной. Нет, не моё. Чужое.

Но постепенно описываемые события начинали становиться узнаваемыми. Лица, места, эмоции. Это было со мной? Что-то припоминаю. Смутно. Но, кажется, и правда было. Да, было-было!

Источник

Авария, кома, ретроградная амнезия и полноценная жизнь после. Часть 5

Время шло, были и другие специалисты. Профессор из Москвы посмотрел, сделал пробы и сказал, что это не кома, а моё нормальное, вегетативное, состояние, и лучше не будет. Впоследствии когда мне мама рассказывала об этом, я ещё плохо говорящий, но хорошо мычащий, отчеканил чётко фамилию профессора – “дурак!” 25 июля мне сняли диагноз сопор, перевели в палату. Так начались дни моего восстановления, жалости и ненависти себя с элементами суицида.Время шло, были и другие специалисты. Профессор из Москвы посмотрел, сделал пробы и сказал, что это не кома, а моё нормальное, вегетативное, состояние, и лучше не будет. Впоследствии когда мне мама рассказывала об этом, я ещё плохо говорящий, но хорошо мычащий, отчеканил чётко фамилию профессора – “дурак!” 25 июля мне сняли диагноз сопор, перевели в палату. Так начались дни моего восстановления, жалости и ненависти себя с элементами суицида.

Читайте также:  Ночные клубы ибицы амнезия

Был интересный нескромный случай. Я был в состоянии «овоща», память ещё не начала восстанавливаться. Жарко. Я лежал раздетый прикрытый простынкой, а медсестра залезла мыть окно над моей кроватью. Рассказывает, что в процессе взгляд упал на меня, глаза у меня были открыты и смотрели ей под халат. Она потом сказала маме, что засмущалась, хотя и не такое видала.

Я самостоятельно не ходил, но надежда на полноценную возможность двигаться не исчезала. Об этом просто не говорили. Мой возраст 27 лет, в самом расцвете сил и тут такое. Родители договорились с девочками студентками медицинской академии о том, чтобы они сидели со мной по ночам. В то время когда память уже восстановилась, я даже пытался подкатывать к каждой из них. И каждый вечер, иногда даже по нескольку раз получал отказ, меня это не останавливало. Вечерами мы смотрели фильмы по DVD. Позже я уже мог по нескольким эпизодам, сказать, что за фильм или о чём он. Мне ставили ещё музыку от песенок из детских мультфильмов до классики.

После того, как ко мне вернулась память, окружающие задавали вопросы о том, помню ли я, что было в коме? Но я смело отвечал и сейчас утверждаю, можно это только предполагать. Я или 90% людей, находящихся без сознания в коме не могут ничего видеть. Активность мозга заторможена, нервные импульсы отсутствуют, человек не реагирует на внешние стимулы. Жизнь тела протекает без эмоций и всего, что свойственно обычному человеку. Подходящее сравнение с автомобилем на холостом ходу, работает только двигатель, но транспорт не едет. Вот и у пациента сердце бьётся, как мотор на холостом ходу, а тело неподвижно.

Каждое утро мама со мной занималась и делала всё возможное для возвращения меня в полноценную жизнь. Я пытался рисовать, писать, произносить звуки, складывать их в слова. Вначале не получалось ничего, хуже чем у первоклашки. Помимо занятий грамматикой меня проверяли на мои умственные способности, ассоциации. На занятиях психолог показал картинку, и мне надо было рассказать, что на ней нарисовано. На полотне изображена зима, замёрзшая река, дети играли и один мальчик провалился под лёд, ребятишки столпились возле проруби и кричали, видимо звали на помощь. Я её описал, как тусовку детей, они играют, и кто-то из них провалился, они зовут на помощь. Разбирая рисунок, психолог сказал, что не ожидал, что группу детей я назову тусовкой, и сказал, что моё определение точно подходит под рисунок. Проверок было много и на логику и на память и на математику. Все тесты для определения айкью, я проходил с результатом баллов либо выше, либо в пределах нормы.

Как-то меня везли по коридору на обследование. На встречу шёл врач, как потом оказалось заведующий отделением реанимации, которого я не мог видеть раньше. Я как будто узнал его, приподнялся на инвалидном кресле, и поприветствовал доктора словами: «Здорово!» Он опешил, не зная как себя вести, потом подыграл, поздоровался со мной. Данный случай – противопоставление моей теории о том, что во время комы человек ничего не видит. Возможно, что как бы процесс записи всё же идёт на что-то, вроде жёсткого диска.

Шли дни, начался август. Я по-прежнему не ходил, и даже не было признаков того, что я скоро или вообще пойду. У меня был открытый перелом локтя. Локоть ещё не зажил, но уже образовалась контрактура.

Примечание – контрактура – ограничение пассивных движений у сустава, состояние при котором конечность не может быть полностью согнута или разогнута.

Локоть был прижат к телу. Для разработки движений приходила врач-реабилитолог Ольга Владимировна, и начинала с массажа локтя. Увеличивая нагрузку, начались попытки механически разогнуть, разогнать контрактуру. Сначала разгибали и держали недолго руками, но локоть сгибался обратно. Через батарею у стены фиксировали положение руки и увеличивали угол разгиба, было больно! В один из дней я сделал комплимент, что бы оттянуть свою «пытку»: “Ольга Владимировна, вы сегодня так прекрасно выглядите!” Она улыбнулась, ответила: «Спасибо!»

Мне становилось лучше, а количество всевозможных процедур только увеличивалось. Я окреп и стал вставать, держась за кресло. Я не пользовался ходулями, только креслом, держал его сзади и катил.

В следующей публикации я расскажу о том, как ко мне приехал мой друг и коллеги.

Источник

10 историй о людях с амнезией, которые буквально потеряли свой разум

Для большинства из нас память является краеугольным камнем того, кто мы есть. Наше прошлое определяет нас, оно формирует и то, кто мы сейчас, и то, кем мы станем. Многие из нас намеренно создают напоминания о тех моментах, которые доставили нам удовольствие, чтобы позднее пережить их ещё раз.

Общеизвестно, что с возрастом память частично угасает, а такие состояния, как слабоумие, могут лишить людей части их прежнего «Я». Но для людей с такими неврологическими заболеваниями, как амнезия, потеря памяти может оказаться крайне разрушительной и оставить их вообще безо всякого понятия о том, кто они есть.

10. Генри Молисон

Родившийся в 1926 году Генри Молисон, или просто Г.М., как его называли в медицинских журналах, с десяти лет страдал эпилептическими припадками. Возможно, это было связано с тем, что в семь лет его сбил велосипед. Припадки становились всё чаще, и к тому времени, когда ему было 16 лет, он страдал от них уже ежедневно. Приступы продолжались до 1953 года, когда ему предложили экспериментальную операцию, при которой удалялась часть левой височной доли. В плане борьбы с эпилепсией операция оказалась успешной, но у Молисона появилась глубокая амнезия.

Молиcон мог вспомнить своё детство. Он знал своё имя и имена членов своей семьи. Он даже вспомнил крах Уолл-стрит в 1929 году. Однако ему было трудно вспомнить всё, что касалось последнего десятилетия перед операцией. Он также потерял способность запоминать новое. Он каждый день просыпался, не помня о том, что было вчера.

Генри Молисон позволял неврологам изучать его мозг более 50 лет, вплоть до своей смерти в 2008 году. Это изучение привело к крупным открытиям в области того, как мы создаём и храним воспоминания. Молисон даже пожертвовал свой мозг науке после своей смерти.

Ансель Борн был проповедником-евангелистом. В 1887 году он «проснулся» и обнаружил, что управляет универсальным магазином, не зная, как он туда попал. Последний момент, который он запомнил, был за два месяца до его прибытия в Норристаун, штат Пенсильвания.

Говорят, что Борн пострадал от диссоциативной фуги, которая заставила его забыть о своей личности. Страдающие от этого заболевания часто придумывают себе новое имя и биографию и путешествуют на большие расстояния. Состояние фуги чаще всего вызывается травмой, способы излечения её пока что не найдены. Однако состояние это часто носит временный характер. Борн, пожалуй – самый известный пример пострадавшего от диссоциативной фуги и, возможно, что именно в честь него Роберт Ладлум назвал своего главного персонажа в «Идентификации Борна».

Хотя многие сомневались в правдивости рассказа Борна о его «потерянных днях», кажется, он не сделал ничего постыдного, живя под другой личностью. Фактически большую часть своего времени он продавал сладости или проводил время в церкви. Особого капитала во время своего приключения он не нажил. Похоже, что в реальности его жизнь в состоянии фуги была невероятно скучной.

Пациент, идентифицированный только как «W.O.» или «Уильям», в марте 2005 года посетил стоматолога, чтобы сделать операцию на корневом канале. Вплоть до момента инъекции W.O. помнил свою жизнь так же, как и любой другой. Однако после инъекции он может хранить воспоминания только в течение 90 минут, после чего они уничтожаются. Нейробиологи находятся в полном недоумении относительно причин такого воздействия наркоза.

W.O., которому сейчас поставлен диагноз «антероградная амнезия», может вспомнить, как он садился в кресло и получал местную анестезию, но с того момента у него в памяти полный провал. Он просыпается каждое утро, полагая, что это всё ещё 2005 год. Его жена написала записку с перечислением самых важных для него событий и положила её в папку с пометкой «Прежде всего, прочитай это».

Нейробиологи озадачены тем, почему анестетик мог вызвать потерю памяти. С 2005 года W.O. удалось запомнить только одну новую вещь: смерть отца. Считается, что только сильное горе способно оставить след в его мозге, всё остальное просто затирается. Врачи, лечащие его, надеются, что опираясь на это знание, они смогут помочь ему создать новые, более счастливые воспоминания.

Клайв Уэринг был профессиональным музыкантом-исполнителем классической музыки, который в 1985 году заболел герпетическим энцефалитом. Вирус атаковал его центральную нервную систему, лишив способности запоминать новую информацию. Его потеря памяти настолько глубока, что он может удерживать текущие воспоминания не более 30 секунд.

Это состояние заставляет его пребывать в постоянном недоумении. Он не может понять, что с ним произошло, а когда люди пытаются что-то объяснить, он забывает о своём вопросе задолго до того, как они успевают добраться до конца ответа. Уэринг также помнит некоторые события своей жизни до 1985 года, за исключением его любви к жене. Все эти годы он вёл дневник своих мыслей, который состоял из повторяющихся вариаций одного и того же предложения: «Сейчас я проснулся».

Однако, как это ни удивительно, способность Уэринга играть на пианино нисколько не пострадала. Он сохранил умение читать и играть музыку. Однако, когда ноты требуют, чтобы он повторил какую-то часть, он будет повторять её снова и снова, каждый раз забывая, что он уже сделал повтор.

6. Антхельм Мангин

Антхельм Мангин был французским солдатом, сражавшимся на фронтах Первой мировой войны. В 1918 году его отправили домой с амнезией вместе с 65 другими больными, которые буквально сошли с ума. Однако, в отличие от большинства, Мангин не мог даже назвать своего имени. Его условно назвали «Антхельм Мангин» и с диагнозом «слабоумие» поместили в приют во Франции.

В 1920 году в газете была опубликована статья с фотографиями нескольких неопознанных пациентов. Около 300 семей, отчаянно ищущих пропавших без вести любимых, заявили, что Мангин является их родственником. Он встречался с членами каждой из семей, чтобы попытаться хоть кого-то узнать, но безуспешно.

В 1930 году его наконец-то опознали как Октава Монжона, который был взят в плен на Западном фронте в 1914 году. Никто не знает, что с ним произошло между моментом его пленения и его диагностированием в 1918 году. Мангин был доставлен в родной город. Его оставили на вокзале, и сопровождающие издали наблюдали за тем, как он пошёл от вокзала прямо к дому отца. Он узнал свой родной город, включая местное кафе и колокольню церкви, поражённую молнией, но не узнал своих отца и брата.

Читайте также:  Присоходинамическая диссоацивная амнезия что это такое

Хотя казалось, что тайна разгадана, другие претенденты на «человека-призрака» отказались признать, что Мангин был не их пропавшим сыном, и его держали в психиатрической больнице до тех пор, пока не были завершены многочисленные судебные процессы. После того как все суды были закончены, он был официально объявлен Октавой Монжоном. К тому времени его отец и брат уже были мертвы.

История неизвестного солдата Антхельма Мангина закончилась печально, он провёл остаток своей жизни в приюте и умер в 1942 году от недоедания и отсутствия надлежащего ухода.

5. Майкл Ботрайт

В 2013 году в мотеле в Южной Калифорнии был найден мужчина без сознания, которого доставили в больницу. Согласно бывшим при нём документам, мужчину идентифицировали как Майкла Ботрайта, бывшего авиаинженера ВМС США, уроженца Флориды. Однако, когда мужчина наконец-то пришёл в себя, он ничего не смог вспомнить ни о своей жизни во Флориде, но о военной службе. Он не знал также своего имени, национальности и родного языка.

Майкл Ботрайт считал себя Йоханом Эком. И он верил, что он швед.

Несмотря на то, что ему показали фотографии из его прошлой жизни, он не чувствовал никакой связи с Майклом Ботрайтом. И действительно, его предыдущая жизнь оказалась довольно сложной. Когда осмотрели его жилище, у него в комнате нашли пять теннисных ракеток, но Майкл понятия не имел, зачем они ему понадобились. Следователи обнаружили, что в какие-то моменты своей жизни Ботрайт женился на японке и у них родился сын, он преподавал английский язык в Китае и управлял консалтинговой компанией со шведским названием.

Ботрайт оказался в состоянии фуги, причиной которого чаще всего является травма или несчастный случай. Он говорил только по-шведски и, похоже, забыл английский язык.

Он оставался в больнице пять месяцев, пока социальные работники пытались раскрыть его прошлое. Несмотря на то, что у Майкла нашлась сестра в Луизиане, Ботрайт переехал в Швецию, полагая, что это его настоящая родина. К несчастью, его жизнь приняла ещё один странный оборот, и вскоре после этого он был найден мёртвым в своей новой квартире. Считается, что это было самоубийством.

В 1981 году Кент Кокрейн, или «пациент К.С.», как его называли, попал в аварию на мотоцикле, которая привела к частичной потере памяти. Кокрейн мог вспомнить факты, но не личные воспоминания.

Кокрейн также не мог запомнить новые события или вспомнить то, что было непосредственно перед аварией. Он знал факты о себе, но не мог генерировать воспоминания. То есть, он мог, например, посмотреть на фотографию и узнать людей на ней и даже сказать, по какому поводу был сделан снимок, но просмотр не вызывал никаких воспоминаний за пределами фотографии.

Однако интеллект Кокрейна, похоже, из-за потери памяти не пострадал, и он мог учиться, хотя для этого требовалось много повторений. Он научился, например, проверять, не появились ли на дверце холодильника записки от членов семьи, и как подавать книги в библиотеке, где он работал.

Кент Кокрейн был предметом более 30 научных работ, и его мозг изучали нейробиологи всего мира. Он умер в 2014 году.

3. Мишель Филпотс

В 1994 году, после двух автомобильных аварий, каждая из которых вызвала травму головы, у Мишель Филпотс развилась эпилепсия. Припадки становились всё сильнее и чаще, и вскоре у Мишель стала пропадать память. В конце концов, её уволили с работы после того, как она снова и снова копировала один и тот же документ, забывая, что она уже сделала это.

Затем её память перестала работать вообще. Теперь Мишель Филпотс навсегда застряла в 1994 году. Каждый день она просыпается тем человеком, которым она была тогда. Её редкая форма антероградной амнезии означает, что она просыпается рядом с мужем, который, по её мнению, постарел на четверть века за одну ночь. Она даже не может вспомнить свою собственную свадьбу, полагаясь на фотографии в качестве доказательства, что она действительно была.

Чтобы напомнить себе, кто она, она оставляет записки по всему дома. Она редко выходит из дома одна, и ей приходится пользоваться спутниковым навигатором, чтобы дойти до ближайшего магазина. В 2005 году во время операции были удалены повреждённые клетки мозга, но, хотя операция помогла избавиться от эпилепсии, нет никакой возможности восстановить повреждённый мозг или память.

Мишель Филпотс обречена всю свою жизнь провести в 1994 году.

2. Сьюзи Маккиннон

У Сьюзи Маккиннон нет амнезии, тем не менее, она не может вспомнить ни свои детские годы, ни вообще какой-либо период своей жизни, кроме того, в котором она сейчас.

Это состояние у Маккиннон с самого рождения, и ей потребовалось много времени, чтобы понять, что когда другие люди рассказывают о своих воспоминаниях, это не фантазии, а рассказы о действительно произошедших событиях. Только когда её подруга, которая изучала медицину, попросила Сьюзи принять участие в тесте на память, она поняла, что её память работает не так, как у всех остальных. Она могла вспомнить события из своего прошлого, но не видела никакой связи между этими событиями и своим сегодняшним существованием.

Заболевание Маккиннон называют дефицитом автобиографической памяти, или SDAM (от «Severely Deficient Autobiographical Memory»). Она не может вспомнить, что она чувствовала, когда она была в школе, или представить, что она будет чувствовать, когда уйдёт в отпуск в будущем. У неё отсутствуют какие-либо приятные воспоминания. Однако, с другой стороны, она никогда не страдает от неуверенности в себе и не в состоянии обижаться, в первую очередь, потому, что она забывает, почему она разозлилась. Её состояние также означает, что она не чувствует болезненные переживания так же глубоко, как другие люди.

Исследователи до сих пор не обнаружили каких-либо заболеваний или травм, которые могли вызвать её состояние. Тем не менее, Маккиннон также страдает от афатазии – неспособности что-либо мысленно представить. Учёные всё ещё исследуют, есть ли связь между её дефицитом автобиографической памяти и «слепым воображением».

1. Джулио Канелла

В 1927 году миссис Джулия Кончитта Канелла увидела в газете фотографию человека, который был найден блуждающим ночью по кладбищу в Турине. Мужчина пытался украсть медную вазу, но когда его задержали, он заплакал, сказав, что понятия не имеет, кто он такой.

Миссис Канелла узнала своего мужа, профессора Джулио Канеллу, учёного-философа, который пропал без вести после Первой мировой войны. Она посетила больницу и, убедившись, что этот человек был её мужем, отвезла его домой. Всё было бы прекрасно, если бы через несколько дней не пришло анонимное письмо, в котором говорилось, что на самом деле этот мужчина был анархистом и мелким преступником по имени Марио Брунери.

Разыскали семью Брунери, и его жена, сын, брат, две сестры и любовница сразу же опознали его. Говорят, что когда Канелла/Брунери всех их увидел, он потерял сознание, возможно, от травмы, но возможно, и от смущения.

Миссис Канелла, после того как её любимый муж вернулся к ней из мёртвых, не стала легко сдаваться. В полицейских архивах разыскали отпечатки пальцев Брунери и установили, что они совпадают с отпечатками потерявшего память мужчины. После этого миссис Канелла обратилась в суд. После нескольких лет судебных заседаний и разбирательств суд пришёл к выводу, что этот мужчина был Брунери. Миссис Канелла вместе с мужчиной, которого она определённо считала своими мужем, и всеми тремя их совместными детьми переехали в Бразилию.

Профессор Канелла/Брунери умер в 1941 году в Бразилии, а его жена провела остаток своей жизни, пытаясь доказать, что её муж не был самозванцем.

Найдены возможные дубликаты

Соискатель

Как известно, некий недавно созданный вуз, отвечает за реформу образования в нашей стране.

И вот приезжает к нам, как к ведущей организации, некий претендент на ученую степень из этой “уважаемой” структуры. Начинает рассказывать про свои неимоверные научные успехи аж в Сколкове.

Основной контингент ученого совета в курсе, чей это деточка и какая проформа весь этот заседанц и потому тихо себе кемарит. Не спит один наш старичок, которому все эти пертурбации глубоко по..колено.

Он уже все что можно заслужил и стипендию члена-кора у него никто уже не отнимет.

Вот он, негодяй, все внимательно слушает, что-то записывает и аж подпрыгивает на некоторых фразах претендента. Наконец не выдерживает, вскакивает и заявляет. Молодой человек, разъясните нам, что в ваших измерениях было под номером ноль-два, как вы неоднократно нам объявляли.

Претендент начинает судорожно искать в своих шпаргалках расшифровку обозначений.

Да не ищите, говорит наш старичок, это формула оксида азота. Вы можете еще нам сообщить, что вы понимаете под именем моль и ее молярной массы? Претендент реально в шоке – откуда в его докладе появилось это насекомое. Да не напрягайтесь, говорит старичок, у нас это соответствует некой константе числа атомов по мнению Авогадро. Вы знаете товарища Авогадро? Перетендент, выросший в большого ученого из эффективных менеджеров Сколкова – реально в шоке. Кто же этот товарищ Авогадро, в каком управлении? Проснувшийся председатель Совета резко прервал обсуждение и предложил сразу голосовать. Правильно. Работа была рекомендована к защите. Так что скоро у нас будет еще один доктор наук, а там недалеко и до академиков. А шо?

Малоизвестные детали в жизни ученых

Сванте Аррениус, автор теории электролитической диссоциации, всю жизнь гадил Менделееву, за критику своей теории.

Когда Менделеева выдвинули на Нобелевскую премию, за него проголосовали единогласно. Аррениус, пользуясь влиянием в Шведской королевской академии наук, просто распустил эту комиссию и собрал новую, которая отказалась утвердить это решение и выбрала Муассана за открытие фтора.

Вернер Гейзенберг, сформулировавший принцип неопределенности и один из создателей квантовой электодинамики и теории поля, был лидером и ведущим теоретиком в ядерной программе Третьего Рейха

(P.S. да-да, в честь него взял свой псевдоним Уолтер Уайт)

Фридрих Кекуле, также как и Менделеев, имеет свою “историю” научного открытия, связанного со сном. Только в его случае, это циклическая формула бензола. Рассказ об этом самого Кекуле:

Я задремал, и вот, я вижу атомы, резвящиеся на моих глазах. Они постоянно резвились, эти маленькие частички были в движении, как только я увидел их. Два небольших атома объединялись в пары, и больший принимал тех, что поменьше. Другой более крупный держит еще три или четыре более маленьких. В то время, как все они двигались в вихре головокружительного танца, я видел, как образуются крупные цепи, таща за собой более мелкие, и на концах цепи. Вдруг крик проводника “Следующая станция!” пробудил меня от сна.

Позже ему приснился еще один сон, который помог ему обнаружить, что молекула бензола имеет кольцевую структуру, а не линейную

. Я повернул свое кресло к огню и задремал. Снова перед моими глазами предстали атомы, резвящиеся и собирающиеся в небольшие группы. По той причине, что я видел это уже второй раз, мои глаза смогли более точно рассмотреть эти длинные цепи. Эти цепи были плотными и двигались, извиваясь, подобно змее. Вдруг одна из “змей” схватила себя за хвост и насмешливо закружилась перед моими глазами. Здесь я проснулся.

Читайте также:  Интоксикации растерянность дисфория амнезия барбитураты бледная сальная кожа зрачки

Кроме всего прочего, в это время (середина 19 века) был напряг с химическими приспособлениями должной точноти. Например в роли фильтрующих материалов иногда использовалась специально выделанная кожа. Но так как для этой цели необходимо большое количество пор, (а кожа животных имеет еще и плотный волосяной покров, так как пригодны верхние слои, возникали трудности с его очисткой), у Кекуле был самодельный фильтр из кожи негра, который он бережно хранил

Открытие интерференции света принадлежит Роберту Гуку, несмотря на то, что за 9 лет до этого аналогичное явление в мыльных пузырях заметил Бойль, но не задокументировал, а закон Бойля-Мариотта лишь опубликован последними, будучи открытым Гуком.

Также о Гуке. За красивой историей с яблоком, упавшем на голову Ньютону скрывается история о доверии и коварстве.

За 6 лет до этого идею об универсальной силе тяготения имел Роберт Гук, и попытался изложить ее в своем трактате “Попытка доказательства движения Земли“, но вышло все равно недостаточно определенно. Таким образом, Гук предлагает Ньютону, как более компетентному исследователю, строго математически обосновать этот закон, передавая ему свои результаты на этот счет.

Когда же закон всемирного тяготения был окончательно сформулирован, Ньютон начал оспаривать приоритет Гука, ибо придавал своей части доказательства несоизмеримо большую значимость, а позже и вовсе утверждал, что сделал это же открытие независимо и раньше, но правда он никому об этом не сообщал, и не осталось никаких документальных свидетельств.

Детские шалости

Однажды редактор «Популярной механики» Дмитрий М. был маленьким. И конечно, была у него любимая бабушка, которая, кстати, в итоге его и избаловала. Когда Дима учился в шестом классе, она подарила ему на день рождения три рубля. «С одной стороны, это целых 15 пачек пломбира, — подсчитал смышленый ребенок, — а с другой-то — всего по 50 копеек за целый год в школе». И решил он над бабушкой подшутить.

А у папы его была секретная бутыль медицинского спирта. Дима отлил из нее совсем немного, разбавил водой 50/50 и развел щепотку соли. Потом взял «трешку» пинцетом и как следует смочил в этом растворе, так что на ней сухого места не осталось. На глазах любящей бабушки он поджег ценный подарок.

Когда папа сбегал за валокордином и бабушка немного отошла, она сообразила, что боялась напрасно. Ведь температура горения спирта не так велика, чтобы поджечь качественную денежную бумагу, из которой делают купюры. Соль просто окрашивает пламя: входящий в ее состав натрий делает огонь ярко-желтым. Папа тогда сказал, что Дима далеко пойдет.

В средней школе будущий главный редактор «Популярной механики» Сергей А. влюбился в девочку по имени Настя. Настя эта была нехорошая, она посматривала на Кирилла из параллельного класса, который ее вообще не любил, а любил Смирнову, которая на год старше. В общем, сложная была ситуация. Особенно сложной она стала, когда в школе устроили дискотеку. Кирилл стал гоняться за Смирновой, Настя — за Кириллом, Смирнова спряталась в гардеробе, а Сережа решил завоевать Настасьино сердце с помощью науки.

Открыв кабинет химии ключом, который доверила ему беспечная учительница, Сережа позаимствовал немного борной кислоты и этанола. Разлив спирт в металлические банки из-под консервов — понемногу, на донышке — он растворил в нем пару чайных ложек борной кислоты. Когда бессердечная Настя возвращалась домой темной дорожкой, вдоль нее уже стояли банки с дьявольской смесью.

Вообще спирт горит неярким пламенем, но бор придал огню готичную густо-зеленую окраску. Романтически подсвеченная дорожка и пыхтение спрятавшегося в кустах воздыхателя произвели на Настю неизгладимое впечатление. А после того как она убежала жаловаться Кириллу, Сережа понял: любовь — это тоже какая-то химия.

В группе продленного дня будущего редактора «Популярной механики» Олега М. считали немного странноватым. По вечерам, когда в живом уголке засыпали земноводные, в темном-темном коридоре вокруг него собирались младшеклассники, а Олег показывал им тайное умение пускать из пальцев белый дым.

Никто не знал, что прямо перед этим он бегал в мальчиковый туалет на втором этаже и химичил со спичками: с бока коробка отрывал «скребок», срезал всю лишнюю бумагу и, сложив ее вдоль, коричневым внутрь, аккуратно пристраивал на кран, из которого лилась ледяная вода. Олег сжигал этот треугольник, а потом осторожно собирал пальцами осевшую на холодном кране гарь. Оставалось донести ее до младшеклассников и слегка потереть пальцами перед их телячьими глазами.

Это было делом непростым, ведь только совсем мелкие малыши думают, что спички делают с «серой». Активным веществом в них выступает красный фосфор: пока бумага горит на кране, он испаряется с поверхности скребка и оседает уже в виде белого фосфора. Эта форма очень активна (и даже ядовита!) — достаточно слегка потереть пальцами, как белый фосфор начнет окисляться на воздухе, создавая дым. А в темноте он еще и светится. Недаром Олега считали странноватым не только в «продленке».

За поведение, которое не лезло ни в какие рамки, географичка рассадила будущего редактора «Популярной механики» Рому Ф. и его лучшего друга за разные парты. На некоторое время это всерьез затруднило подготовку новых шалостей: записки, пересылаемые через класс, неизменно попадали к Светке, известной зубрилке, которая подло сдавала их учительнице.

Первая попытка сделать невидимые симпатические чернила провалилась с треском: молоко, с вечера заряженное в ручки, к первому уроку уже скисло, сбилось и превратилось в творог. Тогда Рома и его школьный друг вспомнили о рецепте, которым пользовался один китайский император. Они стали писать секретные записки отваром из-под риса, который легко можно было выпросить у мамы.

Эта жидкость богата крахмалом и после высыхания не оставляет ни следа, так что ни географичка, ни ее любимица, известная зубрилка Светка, поделать ничего не могли. Но стоило промокнуть бумагу ваткой, смоченной в слабом растворе йода, как на ней проступали сине-фиолетовые буквы. В общем, планирование шалостей возобновилось, и жизнь в классе вернулась в обычную колею.

Раз после уроков пошел дождь, и Настя, в которую был по-школьному влюблен будущий главный редактор «Популярной механики» Сергей А., вместе с Кириллом, на которого она все равно заглядывалась, и даже с враждебной Смирновой на год старше — в общем, все спрятались под козырьком у входа в школу. Дождь лил, на дорогах рождались лужи, и на мокром асфальте проступала надпись. «Кирюша, я буду жрать тебя всю жизнь», — прочли испуганные дети.

А ведь это Настя, впечатленная Сережиной химией, всерьез занялась изучением этой увлекательной науки и нашла новый способ тайно обратиться к предмету своих девичьих грез. Когда у папы обнаружился баллончик супергидрофобного спрея для автомобиля, Настя выпросила его попользоваться и, вырезав буквенный трафарет, тайно распылила на асфальте у входа в школу — правда, с ошибкой, которая всерьез испортила впечатление.

Такое покрытие образует на поверхности тонкую водоотталкивающую пленку — и хотя весь асфальт вокруг промок, буквы остались совершенно сухими и проступили словно из ничего. А Сергей А., скрытно наблюдавший за происходящим из кустов акации, очень промок и пожалел, что не надел супергидрофобную куртку, как велела мама.

А ведь не зря географичка рассадила подальше будущего редактора «Популярной механики» Рому Ф. и его лучшего друга школьной поры. Розыгрышей она не понимала, в химии не разбиралась, детей не любила, но в остальном как в воду глядела: когда эти двое устроили драку в коридоре, посмотреть сбежалась вся школа, включая физрука, который редко покидал пределы родного спортзала.

Кровь, жидкая и густо-красная, текла с обоих ручьями, летела даже не брызгами, а какими-то ошметками, так что даже сплоченная группа завучей не сразу решилась разнять хулиганов, сперва боялись. Это попахивало исключением — и еще чем-то неприятным. Этим неприятным был запах аммиака, который выделяется при распаде хлорида аммония, побочного продукта при получении искусственной крови. На этом их и поймали.

Ход расследования директриса взяла под личный контроль. Выяснилось, что мальчики использовали классическую реакцию хлорида железа (III) с тиоцианатом (его еще называют роданидом) аммония. Каждый из хулиганов «спрыснул» руки, щеки и шею раствором одного из этих веществ, и во время драки они изрядно перемазали друг друга. Эти соли тут же вступали во взаимодействие с образованием роданида железа — красного, как лицо географички в минуту справедливого гнева.

Немного странноватым будущего редактора «Популярной механики» Олега М. считала и классная руководительница, особенно после одного случая. Она даже вызвала в школу его родителей, а ведь было первое июня — День защиты детей. Ее можно понять: в груде торжественных гладиолусов и легкомысленной сирени, подаренной учениками по случаю завершения учебного года, учительница раскопала траурный букет роз — с черными стеблями, черными листьями, черными бутонами.

Напрасно Олег объяснял, что ботаники до сих пор не вывели такого сорта роз, чтобы их бутоны были по-настоящему черными. Что остается только использовать обычную гуашь, хотя лучше купить в цветочном магазине специальные красители. Такие цветы стоит несколько часов продержать на воздухе, а потом обрезать кончики стеблей и погрузить их в банку, наполненную подкрашенной водой.

Растения всасывают жидкость благодаря работе капиллярных сил — и вместе с водой будут поглощать и краску. Напрасно Олег говорил все это: репутация была испорчена окончательно, и его сочли странноватым навсегда — и классная руководительница, и даже мама, которая тем вечером долго рассматривала черные-черные цветы и о чем-то тревожно думала.

Редактор «Популярной механики» Дмитрий М. просит обязательно занести в протокол, что он «пошел далеко» намного раньше и всякой чепухой, о которой мы рассказываем, занимался не позднее, чем в третьем классе, а в шестом уже участвовал в химических олимпиадах. Но вот поссорился с учительницей английского он все-таки именно в шестом. Ей пришлось применить целый набор древнейших учительских заклинаний — от «Если все будут в окошко прыгать, ты тоже прыгнешь?» до «А голову ты дома не забыл?» — и даже стукнуть кулаком по столу. Это Дима запомнил хорошо.

Пришел он вечером домой. В стакан вылил целый пузырек йода, залил таким же количеством раствора аммиака — и накрыл блюдцем, чтобы запах был не таким противным. А когда в стакане появился осадок, отфильтровал через промокашку, осторожно размазал черно-бурые кристаллы и дал высохнуть.

Это был настоящий йодистый азот — очень легко взрывающееся вещество, которое оставалось подсунуть на стол англичанке. На следующем уроке буря учительского гнева быстро закончилась ударом — и взрывом азотистой промокашки. Химия победила иностранный язык известным науке способом.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector