Вот бы мне частичную амнезию

Частичная амнезия

ЧАСТИЧНАЯ АМНЕЗИЯ
1
Очнувшись, Куренной сразу почувствовал боль – тупую боль над правым виском. Он нащупал рану, нанесенную, видимо, острым предметом. Он лежал ничком между двумя мусорными контейнерами. Шел сильный дождь. Фонари слабо освещали незнакомую улицу. Как он очутился здесь, что с ним произошло, Куренной вспомнить не мог. Он попытался встать. Сзади хлопнула дверь. Он оглянулся и тут же прижался к земле. Из подъезда ближайшего дома выскочил какой-то человек азиатской внешности. В руке у него был нож. Он посмотрел направо, налево, несколько мгновений глядел на контейнеры, потом побежал по улице.
Как только он скрылся из виду, Куренной встал и быстро зашагал в противоположном направлении. Проходя мимо фонаря, он посмотрел на часы. Было полдесятого. Неожиданно он оказался на Чуйском проспекте, недалеко от университета. Сторонясь редких прохожих, Куренной дошел до остановки и стал ждать свой автобус. Вдруг он увидел того самого человека! Тот бежал прямо к Куренному. Ножа уже не было (впрочем, одну руку он держал в кармане). Сколько ненависти было в его глазах! Ненависти и угрозы. Как раз отъезжал какой-то троллейбус, двери уже закрывались. Куренной вскочил в него в последний момент и долго наблюдал в заднее окно, как его преследователь пытается остановить проезжавшие мимо автомобили.
Лишь в двенадцатом часу добрался Куренной домой. Он бросился в кресло, закрыл глаза, сосредоточился и еще раз попробовал вспомнить, что с ним случилось.

Утро Куренной помнил прекрасно. Он проснулся, чувствую себя счастливейшим человеком. Так было все последние дни. Часов в девять позвонила Нина, его невеста.
Взволнованно и смущенно она сообщила, что ей срочно нужны три тысячи сомов. Он был слегка озадачен, но обещал достать эту сумму через день. Две тысячи он скопил на свадьбу, Остальные деньги надеялся у кого-нибудь занять.
Минут через сорок снова зазвонил телефон. Искаженный женский голос (говорили, очевидно, через платок) посоветовал ему заглянуть в почтовый ящик. Куренной спустился вниз. В ящике он нашел конверт без адреса и штемпеля. Вернулся в квартиру, разорвал конверт… Больше он ничего не помнил. Почти половина суток полностью выпала из памяти! И что-то мешало ему вспомнить. Словно инстинкт самосохранения оберегал его.
Немного поколебавшись, Куренной спустился на первый этаж и заглянул в свой ящик. Там лежала лишь газета. Он поднялся к себе и внимательно прочитал все, что смог найти в своей библиотеке о частичной амнезии. Именно так называются, как он установил, подобные провалы памяти. Это ему мало помогло. Ничего не прояснил и найденный в кармане брюк чужой ключ. Куренной стал машинально листать газету. И замер. На четвертой странице сообщалось, что разыскивается сбежавший из колонии Сергей Цой. Была напечатана и его фотография. Куренной сразу узнал человека с ножом.

Кое-как дождавшись утра, он поехал в общежитие университета. Его ждал удар: этой ночью Нина там не ночевала. По словам ее однокурсниц в последнее время она была чем-то встревожена. Он вернулся домой и позвонил Ире, лучшей ее подруге. И у нее Нины не было. Куренной в смятении зашагал из угла в угол. Наконец, остановился и еще раз исследовал свои карманы. В одном он нашел клочок бумаги. На нем на машинке было напечатано: «ходите 15 августа в 18.15 по адресу ул. Раимбекова, 8, кв. 3». Верхняя половина листка была оторвана.
Сегодня было шестнадцатое. Не медля ни минуты, Куренной отправился по этому адресу. Он с трудом отыскал улицу, прошел по ней полквартала и резко остановился. Он узнал дом, из которого выскочил тогда Цой, дом №8. Куренной огляделся по сторонам и вошел в подъезд. Звонить он не стал, а попробовал открыть дверь квартиры тем, неизвестно
откуда взявшимся, ключом. Дверь отворилась, он вошел. Горел свет, хотя давно рассвело. Стояла тишина. Он хотел закрыть дверь за собой на задвижку, но не обнаружил ее. В первой комнате никого не было, во второй – тоже. Он заглянул на кухню. И едва не закричал. На полу в луже крови лежала Нина. Она была мертва. Ее ударили ножом прямо в сердце.

Он смутно помнил, как вышел на улицу, как добрался до дома. Он сидел в кресле, бессмысленно глядя в пол. Потом встрепенулся и достал из кармана листок. У машинки, очевидно, западала буква «р». Она была едва заметна и больше походила на «г». Он вскочил.
Полгода назад, в день своего рождения, Нина показала ему поздравительные открытки, которые она получила. На одной из них на машинке было напечатано стихотворное послание. С точно такой же буквой «р». Они еще посмеялись над фразой «Желаю тебе много радости». Эту открытку прислала Ира. И еще он вспомнил, что квартира, в которой она живет,
принадлежит ее тете, а свою она сдает. Куренной быстро достал телефонный справочник, нашел ее фамилию. Ее квартира находилась в том же доме, в котором убили Нину.
Час или полтора он ходил взад и вперед по комнате. Вдруг в дверь позвонили. Он стал.
– Игорь, это я, – раздался за дверью голос Иры.

Куренной впустил ее, не колеблясь. Он чувствовал, что сейчас все разъяснится.
Ира выглядела встревоженной.
– Ну что Нина, приходила, звонила? – спросила она, внимательно вглядываясь в него. Заметила рану над виском. – А это что, Игорь?
Он молчал несколько секунд. Затем заговорил отрывисто и жестко:
– Ира, это ведь ты напечатала? – И он поднес к ее лицу листок. – И это твой адрес, разве нет? А вот он, – указал Куренной на фотографию в газете, – выскочил из твоего дома, гнался за мной, хотел, кажется, зарезать.
Ира медленно опустилась в кресло.
– Я все объясню.
Он сел напротив.
– На прошлой неделе Нина попросила, чтобы в моей квартире пожила ее родственница. Всего несколько дней. Сама я живу у тети, квартиранты как раз съехали, и я согласилась, дала ей ключ. А вчера утром встречаю на базаре Степановну из нашего подъезда. Вредная такая бабка… «Ты что же, – спрашивает со своей улыбочкой ехидной, – свою квартиру в притон превратила? Нинка-то, подруга твоя, – говорит, – каждый вечер, ровно в шесть, туда приходит и через полчаса уходит. (А она целыми днями у подъезда сидит, наблюдает.) А ходит она к одному мужику, азиату. Я его в окне видела». Так мне обидно стало. За тебя. – При этих словах она бросила на него нежный, выразительный взгляд.
– Тебя – и обманывать! Вот я и бросила в твой ящик конверт с запиской и ключом. Потом позвонила из дома. Тут приходит Нина, просит взаймы денег. «Я все знаю», – говорю. И все ей высказала. Она побледнела, я думала – в обморок упадет… – Ира немного помолчала, потом как бы через силу продолжала: – «Клянусь, – говорит, – ничего не было. Я люблю Игоря. А ему я только после лекций продукты приношу, еду готовлю. Сережа же из квартиры не выходит, узнать могут. Как только будут деньги, он уедет». Лишь тут я поняла, что речь идет о Цое. Он учился вместе с ней на первом курсе. Я его тоже знала. Вежливый такой кореец. Отличник. В Нину был влюблен. Один раз к ней хулиганы пьяные пристали, потащили в машину. Он вступился, отбил. Он же тэквандо владеет. Одного так стукнул, что тот потом в больнице подох. Сынком какой-то шишки оказался. Цой получил двенадцать лет. «Значит, он сбежал?» – спрашиваю. «Да. Я для него деньги ищу». – «Нина, – говорю, – Что же ты меня подставляешь? Извини, но чтоб сегодня же его там не было!» Игорек, что с тобой?
Куренной сжал голову ладонями и застонал. Он вспомнил все.

Читайте также:  Частичная амнезия после удара током

… Разорвав конверт, он нашел в нем ключ и листок, на котором было напечатано: «Ваша невеста Вам изменяет. Приходите 15 августа в 18.15 по адресу ул. Раимбекова, 8, кв. 3». У него потемнело в глазах. Он сжег листок (сам не зная, для чего; оставил лишь адрес) и до вечера метался по комнате как тигр в клетке.
В пятнадцать минут седьмого, промокнув до нитки под проливным дождем, стоял он перед дверью третьей квартиры дома №8. Стараясь не шуметь, он вставил ключ из конверта в замочную скважину. Ключ подходил. Но он не понадобился: дверь оказалась открытой. Он услышал тревожный шепот, шаги. Он вошел. В дверях кухни стояла Нина. Изумленно и испуганно смотрела на Куренного. Потом перевела взгляд на что-то за его спиной и слегка мотнула головой в сторону входной двери. Он быстро обернулся. Какой-то мужчина (Сергей Цой, как он теперь знал) проскользнул в коридор и выскочил из квартиры.
– Игорь, я сейчас все расскажу, – пролепетала Нина, отступай вглубь кухни.
Дикий, слепой гнев охватил Куренного. Он стал выкрикивать оскорбления, грубые, грязные.
– Замолчи, – прошептала Нина. Но он не мог остановиться.
Глаза ее сверкнули. Она принялась хлестать Куренного какой-то тряпкой по лицу.
Он совсем обезумел, схватил со стола нож и ударил ее. Потом выбежал на улицу, споткнулся обо что-то, ударился, падая, головой об угол мусорного контейнера и потерял сознание…
Видимо, он пролежал часа три. Цой, очевидно, вернулся, увидел тело Нины, схватил нож и бросился искать убийцу.

…Куренной откинулся на спинку кресла и посмотрел на Иру тяжелым взглядом.
– Если все оказалось не так, как ты думала, почему ты не помешала мне туда прийти? –
спросил он безжизненным голосом.
Ира молчала. Казалось, она и самой себе затрудняется ответить на этот вопрос. Внезапно она встала.
– Да ты белый как полотно! Есть у тебя нашатырь? Игорь, ты меня слышишь?
– На кухне, в шкафчике над столом.
Она пошла на кухню, долго рылась в шкафчике, Наконец, вернулась с пузырьком в руке.
Куренного в комнате не было. И ванная была пуста. Входная дверь оставалась закрытой изнутри. И на балконе его не было. С улицы доносились громкие голоса. Ира перегнулась через перила. Под балконом на тротуаре стояли полукругом люди. А в середине лежало неестественно перекрученное тело Куренного.

Источник

Вот бы мне частичную амнезию

Вот бы проснуться однажды утром и не найти тебя в себе. Это было бы самое прекрасное утро… Вот бы отмотать время назад и никогда тебя не узнать. Это было бы лучшее незнакомство в моей жизни. Вот бы не чувствовать боль больше никогда. Боль, которую ты причиняешь мне, хотя тебя уже давно нет рядом. Никто, никто не приносил мне её столько, сколько ты… Я уже не помню как это, когда не больно… Вот бы упасть на колени и молиться небу и всем богам, чтобы вырвали из моей груди эту « нездоровую» любовь. Но она им неподвластна. Она неизлечимо больна. Тобой. И от тебя нет панацеи. Поиски её не увенчались успехом, зато « увенчалась» я. Я, которая верит в чудесное и лучшее. Ты так и «не пришёл» ко мне. А я ждала, ждала столько лет… Чтобы понять, что всё это было зря. Хотя знаешь, я ведь всегда была одна. Даже когда были мы. Так какая, чёрт подери, разница, с тобой или без. И для тебя её, я думаю, тоже нет. Легче начать с нового, чистого и не помятого листа, чем оттереть и расправить старый, правда? Тем более когда сам его замарал. Выкинуть — и дело с концом. Бумаги не жалко. Только вот человек — не бумага. Всего не стерпит… И у меня больше нет сил терпеть эту боль…

Читайте также:  Что делать при частичной амнезии

Вот бы мне частичную амнезию…

Свидетельство о публикации №214102800807

Комментариев нет

Похожие цитаты

Она спросила, когда поют люди. И сама ответила — когда им хорошо.

А когда плохо? А когда плохо любимому человеку? Что делать, когда плохо любимому человеку и ты не знаешь, чем помочь? Когда ей плохо, но ничьей помощи она не примет?
Что делать, молча страдать? Кричать от боли? Проклинать? А может молиться? И в молитве просить Всевышнего помочь справится, пережить все ей, такому родному, любимому человеку?
Как жить? Как жить, осознавая, что ты бессилен? Осознавать, что кроме молитвы, ты не можешь ничего более? Как выжить?

Придет ли покой в мою душу, когда увижу твое счастье? Когда узнаю, что нет места для меня в твоей жизни?

Я хочу, что бы ты пела. Что бы тебе было хорошо. Не проси меня одного — умереть. Кто же потом будет молиться за тебя?

Источник

Стихотворение, за которое Маяковскому можно дать нобелевскую премию мира

Владимир Маяковский фигура в русской литературе неоднозначная. Его либо любят, либо ненавидят. Основой ненависти обычно служит поздняя лирика поэта, где он воспевал советскую власть и пропагандировал социализм. Но со стороны обывателя, не жившего в ту эпоху и потока времени, который бесследно унёс многие свидетельства того времени, рассуждать легко.

Маяковский мог бы не принять советскую власть и эмигрировать, как это сделали многие его коллеги, но он остался в России до конца. Конец поэта печальный, но он оставался верен своим принципам, хотя в последние годы даже у него проскальзывают нотки недовольства положением вещей.

То, что начнет творится в советской России после 30-х годов, поэт уже не увидит.

Стихотворение «Хорошее отношение к лошадям» было написано в 1918 году. Это время, когда ещё молодой Маяковский с восторгом принимает происходящие в стране перемены и без капли сожаления прощается со своей богемной жизнью, которую вёл ещё несколько лет назад.

Большой поэт отличается от малого не умением хорошо рифмовать или мастерски находить метафоры, и уж точно не количеством публикаций в газетах и журналах. Большой поэт видит то, чего обычные «рифмоплёты» не замечают. Он видит не просто голод, разруху, когда люди видят голод и разруху. Он видит не роскошь и сытую жизнь, когда люди видят роскошь и сытую жизнь. Большой поэт подмечает те детали, мимо которых простой обыватель пройдёт мимо и не заметит ничего.

А Маяковский всю жизнь презирал мещанство и угодничество и очень хорошо подмечал тонкости того времени.

О самой поэзии он выскажется так:

Поэзия — вся! — езда в незнаемое.
Поэзия — та же добыча радия.
В грамм добыча, в год труды.
Изводишь единого слова ради
тысячи тонн словесной руды.

В стихотворении (оно будет ниже) поэт напрямую обращается к животному. Но это обращение служит неким метафорическим мостом, который должен только усилить накал, происходящий в стихе и показать обычному обывателю всю нелепость и жестокость ситуации. Случаи жестокого обращения с лошадьми были часты в это время. Животных мучали до последнего пока те действительно не падали замертво прямо на дорогах и площадях. И никто этого не пресекал. Это считалось нормой.

Предлагаем вашему вниманию стихотворение «Хорошее отношение к лошадям», за которое по праву можно дать премию мира, ведь оно как раз о борьбе – борьбе за свободу и за равное существование на нашей планете. Будь ты хоть человек, а хоть лошадка, которая отдаёт всю себя ради общей цели. Пусть поэт и обращается к лошади, но главную свою мысль он хочет довести до людей, которые стали слишком чёрствыми и жестокими.

Хорошее отношение к лошадям

Били копыта,
Пели будто:
— Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб.-
Ветром опита,
льдом обута
улица скользила.
Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
— Лошадь упала!
— Упала лошадь! —
Смеялся Кузнецкий.
Лишь один я
голос свой не вмешивал в вой ему.
Подошел
и вижу
глаза лошадиные…

Подошел и вижу —
За каплищей каплища
по морде катится,
прячется в шерсти…

И какая-то общая
звериная тоска
плеща вылилась из меня
и расплылась в шелесте.
«Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы их плоше?
Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь».
Может быть,
— старая —
и не нуждалась в няньке,
может быть, и мысль ей моя казалась пошла,
только
лошадь
рванулась,
встала на ноги,
ржанула
и пошла.
Хвостом помахивала.
Рыжий ребенок.
Пришла веселая,
стала в стойло.
И всё ей казалось —
она жеребенок,
и стоило жить,
и работать стоило.

Источник

«Я не планирую свою дальнейшую жизнь»: истории людей, потерявших память

Случайные травмы, хронические болезни, опухоли, инфекции, стресс и депрессии могут стереть человеческую память полностью или частично. Природа возникновения амнезии и предрасположенность к ней еще изучаются. Два человека, которые потеряли память несколько лет назад, рассказали нам свои истории.

Я очнулся в конце ноября 2014 года в каком-то дворе двухэтажного кирпичного жилого дома, на колесе от грузовика, наполовину вкопанном в землю. Было темно. Не паникуя, почему-то очень спокойно начал думать, где я и что здесь делаю: ни двор, ни улицу не узнавал и слабо понимал, какое сейчас время суток. Встал, пошел по тропинке, по дороге стало доходить, что я не только не понимаю, куда иду, но и как меня зовут. Начал осматривать себя, ни одну вещь не узнал: пуховик, толстая шапка, на плечах рюкзак, в рюкзаке тетради, в пуховике паспорт и кошелек. Схватился за паспорт, побежал к свету фонаря разглядывать его. Фотография — незнакомая. Фамилия, имя и остальные данные ни о чем не говорят. В кошельке банковские карты, водительское удостоверение. Денег нет. Нашел свой телефон — он не включался. Вот тут началась паника: я понял, что мне нужен врач.

Читайте также:  Что забывают при амнезии

Путь к больнице показал прохожий. На двери приемного покоя прочитал, что это больница города Омска, в регистратуре посмотрел на часы — оказалось около девяти утра. Боялся, что врачи сочтут меня наркоманом, — но меня выслушали и моментально, вне очереди, повели к неврологу. Тот долго задавал мне разные вопросы, к тому времени включился телефон, и мы решили позвонить двум контактам — «Котенок» и «Тетя Галя». Котенком оказалась моя девушка Люба, тетей Галей — собственно тетя. Меня полностью осмотрели и не нашли следов никаких травм. На куртке, штанах и в рюкзаке никаких веществ тоже не было (в тот момент в городе была целая череда смертей от спайса, и проверяли на наркотики в первую очередь). Положили на полное медобследование, назначили токсикологическую экспертизу. И ничего не нашли — никаких повреждений мозга, костей, внутренних органов.

В палате я листал фотографии в телефоне, которые не узнавал, пока не наткнулся на фото родителей. Тут в голове что-то щелкнуло, и их я вспомнил, а за ними как-то сразу вернулись воспоминания о моем детстве класса до девятого. Родители оказались за полторы тысячи километров от меня, я оказался студентом. А вот тетя и девушка были в том же городе, и они тут же приехали.

Девушку я не узнал. И из-за этого не знал, куда деться: она протягивает мне руку, я беру ее в свою и ничего родного не чувствую. Тетя тоже никаких воспоминаний не вызвала. Девушка осталась рядом со мной и, я считаю, совершила подвиг: возила меня на каталке из кабинета в кабинет, поддерживала, помогала подняться и пересказала всю нашу предыдущую жизнь.

После всех анализов и опросов врачи собрали комиссию и подтвердили диагноз «психогенная амнезия» — вызванная психологическим стрессом потеря памяти.

При этом в коридорах больницы стала происходить удивительная штука — я начал отбивать ритм ногами по полу. До амнезии я был барабанщиком, учился играть в тяжелых стилях и, соответственно, постоянно репетировал на басовых барабанах. Люба спросила: «Что ты делаешь ногами?» А я-то не помню свое прошлое. И говорю: «Ничего». Но, как она думает, я тренировался: подсознание отказывалось дружить с сознанием, но подкидывало старые рефлексы. Так было и в других случаях: когда меня попросили расписаться, рука «вспомнила» подпись, логин и пароль в соцсетях пальцы набрали сами. Я играл мелодии, которые репетировал до амнезии, и они мне что-то напоминали, а что — не знал.

Причину такого сильного стресса могу только предполагать: я был студентом-очником на тот момент, и очень неуспешным. Имел несколько академических задолженностей, и, видимо, из-за нагрузки и переживаний и случился нервный срыв.

После выписки из больницы меня сразу перевели под наблюдение участкового невролога, она назначила мне лечение. Лечение такой амнезии возможно, но нельзя точно сказать, поможет ли оно. Те препараты, которые я принимал, нужны были для снятия последствий стресса, для восстановления работы мозга. До сих пор почти все мои воспоминания, начиная лет с пятнадцати и заканчивая моментом пробуждения на колесе грузовика, «синтетические»: мне их рассказали заново. Что-то я вспомнил, но не могу сказать даже, к какому году и месяцу это относится. Можно сравнить все мои воспоминания с коробками. Передо мной очень много коробок, все их я могу рассмотреть, потрогать, открыть. А есть одна очень большая коробка за моей спиной. Я знаю, что она там, и если кто-то залезет в коробку, достанет оттуда что-то и даст мне, то я смогу подержать, посмотреть, померить в руках. Но сам залезть в нее и достать что-то конкретное не могу. Иногда случайно засовываю туда руку и что-то вынимаю, но не знаю, из какого «угла» оно вообще взялось.

Нравится ли мне мое прошлое? После амнезии я считал себя не таким, каким был на самом деле. Думал, что я хороший, порядочный, примерный молодой человек. А оказалась вот такая история с учебой. Сейчас я стараюсь относиться к ней более ответственно и хочу быть лучше, чем, как говорят, был.

Отношения у нас с Любой возобновились с новой силой. Сначала я свыкся с мыслью, что это мой близкий человек, а потом влюбился заново. Люба говорит, я стал как-то взрослее после произошедшего. Большинство дружеских и приятельских отношений амнезия стерла, наладить их заново не удалось. Но двое друзей остались рядом со мной и помогали восстановить воспоминания.

С одной стороны, я хотел бы все вспомнить. Это часть моей жизни, и очень большая, много приятных и интересных, красивых и романтичных моментов я потерял. Хочется вернуть целостную картину в свою голову. С другой — зато у меня нет таких воспоминаний, на которые я оглядывался бы постоянно, я иду только вперед.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector