Истории людей переживших ишемический инсульт

Инсульт. Глава 1. Первый инсульт

(последняя фотография сделанная братом в церкви)

Инсульт как он есть. Глава 1. Первый инсульт

Более шести лет раздумывала: стоит ли подробно писать об инсульте? В свое время я пыталась найти информацию об этой болезни и какие-нибудь советы, но не нашла. Сейчас кажется в интернете есть все, но информация лишней не бывает. Этот рассказ будет полезен ВСЕМ – никто не застрахован от этой болезни. Хочу развенчать некоторые мифы. Я перенесла два инсульта – мой опыт может кому-то помочь. Конечно, ваше право мне не верить.

Моя история кому-то может показаться невероятной, почти детективной.

Миф1 – инсульт болезнь стариков.
Я тоже так думала. Мой дед умер от инсульта в 87 лет – у него был паралич половины тела и невнятная речь.
Первый инсульт я перенесла в 48 лет на ногах.
К несчастью, инсульт очень «помолодел» – он может случиться в 30 лет. Именно миф1 мешает окружающим людям немедленно оказать помощь пострадавшему.

Миф2 – инсульт бывает лишь у кого повышен холестерин.
У моего деда холестерин был в норме. Откуда у меня уверенность в этом?
Он умер в 1995 году. С 1990-1996 гг. Армения жила в условиях острого дефицита топлива, электричества и продовольствия. Все ходили пешком и не объедались. Высокий уровень холестерина в те годы из мира фантастики.
В чем причина инсульта у моего деда? Высокое нервное напряжение повышает артериальное давление и, если напряжение не спадает, при малейшем дополнительном стрессе может произойти разрыв сосуда.
Кстати, не только нервное напряжение, но и физическая усталость, накопленная усталость может привести к печальному результату. Вот и причина почему инсульт «помолодел» – современный ритм жизни очень высок и человек вынужден успевать многое в течение дня.

Читатель, помни: телу и особенно мозгу нужен отдых!
Мозг отдыхает лишь во сне.

Миф3 – кофе не повышает давление – искусственно поддерживаемый производителями кофе.
Запомните раз и навсегда: кофеин повышает давление. Кофе и чай (черный и зеленый) содержат кофеин, а значит повышают давление.

Конечно, те у кого высокий холестерин находятся в зоне риска. Каждому человеку желательно знать уровень холестерина и артериальное давление. С какого возраста? Думаю и с 25 лет не помешает. Высокое артериальное давление может ощущаться и нет. Может сопровождаться головной болью. Многие при головной боли пьют болеутоляющие и, возможно, вредят себе.

Кроме повышенного холестерина, причиной инсульта могут быть узкие сосуды.
Глазной врач обнаружил у меня узкие сосуды – зрачки плохо расширяются. Но я не догадывалась, что и сосуды головного мозга также узкие. Примерно с 25 лет у меня случались перепады артериального давления – могло быть низким и высоким.
Как я это ощущала?
При низком давлении я спала без подушки, при высоком – хотела голову положить повыше. Я тогда не размышляла почему это так – просто убирала подушку или наоборот находила вторую, не подозревая, что причина в давлении. При головной боли я пила болеутоляющие без разбору – что оказалось под рукой. Так однажды на работе после выпитой таблетки мне стало очень плохо и коллеги вызвали скорую помощь. Тогда я узнала, что давление повысилось. К сожалению, терапевт нашей поликлиники отнеслась прохладно к моим жалобам, и я махнула на это рукой. Признаюсь, не знаю с какого возраста стоит принимать таблетки от давления.

О моем первом инсульте.
Наша семья пережила трагедию: в авиакатастрофе погиб мой брат (рейс Москва-Иркутск). Это очень серьезный стресс. Три дня мы жили с надеждой на чудо – я подробно описала те события в рассказе: рейс 778.

Три дня в большом напряжении, наш телефон надрывался от звонков – плохие вести разносятся быстро. Родня многочисленная и разбросана по всему миру. Мне приходилось каждому рассказывать, что нам известно и предшествующие события. На четвертый день утром папа улетел в Москву, а я пыталась дозвониться до родственников в Москве, чтобы папе помогли. Авиакомпания обязалась перевезти родственников потерпевших в Иркутск, но я боялась, что папа растеряется из-за стресса.
Наш телефон с длинным шнуром лежал на детском стульчике. По телефону я разговаривала, присев на корточки. Дозвонилась до семьи брата – они живут в Иркутске. Теща брата сказала, что его нашли в морге и нет сомнений, что это он.

В тот момент мой мозг будто проткнули толстым гвоздем. Положив трубку, я с огромным трудом смогла подняться.
«Мне нельзя, я не имею права» – это мгновенно промелькнуло в голове. Папа в воздухе, квартира полна людей: родственники и мама – кто-то должен владеть собой.

Не знаю откуда берутся силы. Возможности организма неисчерпаемы. Главное, успеть дать мозгу верный приказ. Я не упала в обморок, но это не означает, что мое самочувствие было нормальным. Внезапно стала заикаться – это длилось четыре дня, и хромать на обе ноги – это длилось месяц. В тот момент у нас была моя двоюродная сестра Гоар, она гинеколог, работает в больнице. Ее отец перенес инсульт – Гоар сама его выхаживала, выполняя указания невропатолога. Как ни странно, мои жалобы ей ни о чем не говорили.

Читатель запомни: резкая боль в голове – будто проткнули гвоздем, означает трещину в сосуде или разрыв!
Если человек внезапно начинает заикаться – это признак очень высокого давления!

Об этом я узнала два года спустя, после второго инсульта.
Увы, не все врачи знают об этом.
Если вы обнаружили нечто подобное у вас или у кого-то, немедленно измерьте давление и вызывайте скорую помощь.
Случается, что врач скорой неопытен – просто сделает укол, чтобы сбить давление. Этого недостаточно! Настаивайте на госпитализации! Резкая боль в голове это очень серьезно.

Читайте также:  Клиника под барнаулом реабилитация после инсульта

Почему не все врачи знают эти симптомы инсульта? Потому что высокий холестерин более известная причина инсульта.

Как я смогла перенести инсульт на ногах? В тот момент я не думала о себе. Папа летел в Москву, оттуда должен был лететь в Иркутск – для этого он должен был найти представителя авиакомпании. Мне удалось дозвониться до двоюродного брата, чтобы он помог папе. Далее мои мысли были заняты племянниками, им было хуже, чем мне. Я знала, что происходит в их доме. Одна родственница подала идею, которая полностью овладела мной, – напечатать фотографии брата. Его все любили и на память о нем многие захотели фотографии. Два дня я занималась этим. Когда я перестала заикаться, мои ученики попросили продолжить занятия – я обучала разным компьютерным программам. Это тоже отвлекало.

Но одну серьезную ошибку я совершала много раз: меня расспрашивали об этом происшествии и я подробно рассказывала. Этого нельзя делать ни в коем случае! Нужно было сказать коротко и всё! Каждый раз после рассказа я ощущала ту же резкую боль – чуть слабее, но ощущала. Я наивно полагала, что рассказывая, хоть частично освобождаюсь от стресса. Наоборот, это в любой момент могло закончиться серьезным разрывом сосуда.

Я написала рассказ: Как справиться со стрессом? http://www.proza.ru/2014/05/18/2001
этот метод помогает при не значительном, при сильном и даже многолетнем стрессе. Поверьте и попробуйте, если в этом есть необходимость.

Моя одноклассница Таня кардиолог с большим стажем работы на скорой помощи и больнице не знала в чем причина этой резкой боли в голове и ничего не знала о заикании. Тогда в интернете я много читала об инсульте, потому что мой папа перенес два микроинсульта, но нигде никаких объяснений о той боли в голове.
Сейчас уже стали об этом говорить и писать в интернете – видимо, много случаев со смертельным исходом из-за неосведомленности окружающих.

Источник

Восстановление после инсульта

У дяди, родного маминого брата, случился инсульт. И из-за этого парализовало почти всё тело. С врачами выхаживали с нуля. Учили есть, ходить, держать ложку. Когда из больницы выписали, он мог уже стоять и делать некоторые вещи.

Он был в разводе, а дети давно уехали в другой город, так что следили и ухаживали за ним я и мама. А так как я учусь, то чаще всё таки мама. Дяде прописали гимнастику и много упражнений, чтобы восстанавливать мышечные функции.

Постепенно он научился есть, правда лицо было ещё частично парализовано, так что куски еды попросту вываливались во время трапезы. Про мелкую моторику уже молчу, там ею и не пахло. Хотя врачи расписали нам план по выздоровлению, дали хорошие прогнозы и зафиксировали положительную динамику.

Дядя учился ходить — весьма успешно — сжимал в руках маленькие вещи, пытался держать карандаш и выводить им хоть что-нибудь. Когда он смог написать алфавит за день упорного труда, у нас был просто праздник. Прямо с печеньем и пирожными.

Так где-то полгода дядя следовал всем советам и предписаниям, мог полноценно передвигаться и даже сам одевался, хотя и делал всё это долго и с трудом. А потом в один момент вдруг резко начал деградировать.

Перестал сам есть, просил делать ему каши, а остальную еду перемалывать блендером в пюре, кормить с ложечки. Перестал выполнять упражнения, ссылаясь на боль и усталость. И даже перестал ходить.

Врачи сказали, что физиологически у него всё в норме, но его накрывает депрессия, потому что восстановление после полного паралича это очень эмоционально тяжело. Посоветовали не записываться на приём к психотерапевту, а больше уделять ему времени в кругу семьи, проявлять тепло и заботу, вдохновлять его.

Мы изо всех сил старались с мамой. Даже вызвонили и привезли его детей из другого города для личной встречи. Днями напролёт старались проводить с ним время. Но дядя наоборот замыкался в себе. Всё меньше вставал с кровати, почти не разговаривал с нами, стал злым и агрессивным, огрызался.

У меня началась сессия и проблемы с преподавателем, вымогающим взятку. Я стала пропадать в университете дольше обычного, и дядя остался на маме. Она очень переживала за брата, выматывалась. Плакала потом при мне, ей было очень тяжело видеть, как родной человек угасает. А дядя наоборот всё больше зверел из-за своего положения.

Наверное, он винил нас в том, что мы можем вести полноценную жизнь, а он — нет. Поэтому он уже осознанно возвращался к состоянию овоща. А потом начал нарочно ходить под себя и пачкать матрасы и постельное бельё. Мама ссылалась на его слабость и оправдывала брата, а я ей верила. До тех пор, пока он при мне нарочно не опрокинул ночной горшок на ковёр.

Я поняла, что он нарочно доводит маму, чтобы она страдала, как и он. После окончания сессии, на январские и февральские каникулы отправила маму в гости к бабушке в другой город, чтобы отдохнула, а дядю взяла на себя.

При мне он начал вести себя просто отвратительно. Если заговаривал, то нарочно пытался довести до скандала и истерики. Измазывал всё вокруг испражнениями, опрокидывал посуду с едой, с чаем. Но я была к этому готова, поэтому не злилась, а старалась разговаривать с ним и наоборот подбадривать. Он меня не слушал.

И когда до возвращения мамы осталось четыре дня, я вдруг поняла, что ничего не изменится. Он будет её доводить. Изматывать физически, давить морально. И после того, как он снова перевернул миску и стал играть в молчанку, меня прорвало. Я наговорила ему кучу гадостей.

Читайте также:  Инсульт потеря памяти нев нятная речь последствия

Не сдерживаясь, сказала, что он ведёт себя отвратительно, отталкивает любую помощь и только раздражает окружающих своими замашками, унынием. Что ему нравится изображать жертву. Но такой он никому не нужен. Он скоро умрёт в беспомощности и одиночестве, а я не позволю маме или кому-либо ещё помогать ему вылезти из этого болота. Он в ответ начал кричать на меня, и это выбесило ещё сильнее.

На этот раз уже я не захотела ничего слушать и просто ушла из квартиры. Ушла в бар и пила там до четырёх утра. А когда добралась домой, просто вырубилась. Проснулась ближе к вечеру и с дикой головной болью. Промучилась так всю ночь и спокойно уснула под утро. Только в полдень второго дня я очухалась и вспомнила про дядю.

Как можно скорее собралась, и к трём часам добралась до него. Сильно испугалась, потому что он больше двух суток был один. Но он встретил меня на ногах. Молчал, не разговаривал, но ходил сам! Ел сам! И переоделся тоже сам.

Оставшиеся дни мы провели вдвоём. Мама вовремя не вернулась, потому что у неё обострились мигрени, и бабушка не пустила её на поезде одну. Мои каникулы кончились, с утра и до вечера я была в институте, а дядя спокойно находился дома один. Вечером мы вместе с ним разминались с помощью жгутов, смотрели фильмы, и он вытирал посуду после еды (мыла ещё я). Резко пошёл на поправку и тяжёлым трудом восстановил и чёткую речь, и мелкую моторику.

И сейчас он уже бегает и делает зарядку по утрам, сам ездит к детям в другой город. Про тот случай мы не вспоминали и не говорили, но думаю, что он здорово тогда испугался, раз снова начал жить.

Источник

Как я перенесла инсульт в 24 года: откровенный рассказ от первого лица

Инсульт у меня случился 31 января 2019 года. В тот день ничего не предвещало беды. Я вместе с коллегами поехала в картинг-центр. И когда проходила круг на большой скорости, почувствовала невыносимую боль – словно что-то взорвалось в голове. Мне стало плохо, я сжала зубы и подумала: «Главное – не упасть в обморок». После чего потеряла сознание, и мой карт на полном ходу взрезался в ограждение. Минут через двадцать я очнулась. Пока ждали скорую, я сама передвигалась, выходила на улицу, хотя в таких случаях человек должен находиться в горизонтальном положении. Просто окружающие не знали толком, что со мной случилось и что нужно делать. Помню, как ехала на скорой, как долго ждала очереди на прием. Дежурный доктор направил меня в реанимацию, и уже на следующий день врачи приняли решение об операции. У меня был геморрагический инсульт – произошел разрыв артериальной аневризмы. К моему огромному счастью, это случилось прямо во время операции и поэтому последствия инсульта оказались минимальными. Сама операция длилась около шести часов. Врачи сказали моей маме, что шансы выжить – 50 на 50. Когда мы ехали в скорой, я слышала, как фельдшеры обсуждали, куда меня везти. Кто-то предложил в травмпункт, так как предполагалось, что я просто сильно ударилась во время заезда. Но потом все-таки приняли решение везти меня в городскую больницу № 39, где есть нейрореанимационное отделение. Там работает великолепная команда врачей, которая спасла мне жизнь. Я благодарна нейрохирургам городской больница №39 Кравцу Леониду Яковлевичу и Смирнову Павлу Васильевичу. Очень им признательна.

Уже после инсульта я проанализировала свое состояние, чтобы разобраться, как это случилось. И поняла, что у инсульта были предвестники. Так, за несколько дней до Нового года мы с подругами собирались в Европу. Накануне я много работала, накопились стресс и усталость, и хотелось поскорее улететь. 26 декабря я вышла из подъезда с тяжелыми сумками и впервые почувствовала резкую головную боль. Когда села в такси, меня затошнило. Но я не придала этому значения: мол, пройдет. Мысли обратиться к врачам не возникло. Мне хотелось спокойно улететь на отдых. Примерно через сутки меня отпустило: голова уже не болела, но все же чувствовался определенный дискомфорт. Прилетев домой, вышла на мороз – и опять голову пронзила резкая боль, подступила тошнота. После этого случая я обратилась к неврологу. Мне сделали МРТ, но никакой патологии не нашли. Врач решил, что боль возникает на фоне остеохондроза шейного отдела, и назначил курс физиотерапии. А через 2 недели случился инсульт.

То, что происходило в реанимации, я помню смутно. Помню, что перед операцией нужно было подписать документы, а еще сказали, что необходимо побрить голову. Первая реакция: «Нет!» Меня стали убеждать, что это необходимо, поскольку будут делать трепанацию. Так в одну минуту я лишилась густых и длинных, по лопатки, волос. Меня очень поддержали медсестры, работающие в реанимации: говорили, что такая «стрижка» мне тоже очень идет и обещали прийти пить чай, когда переведут в обычную палату. Во время операции повредили мышцу глаза, и некоторое время он сам не открывался, а при открытии смотрел в другую сторону.

Источник

Реальная история восстановления после инсульта в 22 года

Случилось то, чего боятся многие, – инсульт при практически нормальном давлении. Я долго шла к нему. Сначала заметила, что головная боль стала интенсивней, привычные препараты перестали помогать. Потом навалилась бессонница, появилась непонятная усталость при самых скромных нагрузках. Нет, не так. Голова болела постоянно – вот правильное определение. Ежедневно. Утром и вечером, ночью и днем. Сильно и не очень.

Читайте также:  Рекомендации для пациентов перенесших инсульт и их родственников

До последнего оттягивала посещение поликлиники. Ну, уж нет. Какие врачи? Что за бред? Меньше знаешь – крепче спишь. Самые подходящие слова. И не нужны мне никакие врачи, таблетка анальгина всё превосходно уладит. Однако. Стала замечать, что с некоторых пор «эффекта» от таблеток как-то поубавилось. Что за ерунда? Ладно, прорвёмся. Все болеют, я видимо иногда тоже. Иногда? Нехороший вопрос. И зачем я его задала? Но как же надоела эта боль.

И, вдруг, темнота. Свет перестал существовать. Что-то чувствую. Меня куда-то везут. Чувствую, да – везут, но куда? Это вопрос. Странно. Ах, вот оно что – томограф.

Вижу глаза мамы. Слышу, как сквозь вату её слова – ты жива и это главное. Мы всё исправим, мы всё сделаем. Ты обязательно поправишься. Но где я? Мне же надо на работу. Странная мысль. Началась ежедневная больничная рутина. Уколы, капельницы, таблетки, и всё это в жутких количествах.

Сначала в больнице я лежала. Ничего не делала. Смотрела в ноутбук и вела растительный образ жизни. Однообразное существование во имя не пойми чего. Ни с кем не разговаривала, лишь молча наблюдала за тем, что происходит в мире. Общаться в сети тоже ни с кем не хотелось, даже с друзьями.

Инсульт разделил жизнь на до и после, но дома меня ждали двое деток, мама и животные, с которыми мы вместе помогали особенным деткам.

Увидев, что у меня пропал интерес к жизни лошадь оправили на конюшню к друзьям, а ослика Селю пообещали продать, если я не начну ходить т. к. ухаживать за ним некому.

Прежде чем продолжить, я хочу сказать, что необходимо, прежде всего родственникам и близким людям тех, кто перенес инсульт (как впрочем и любую другую болезнь, приковывающую к постели на время или навсегда).

Представьте, если сможете следующее. Вы очнулись от долгого бессознательного состояния, Вы не можете двигаться. Всё, что в вас еще живет – это душа, сжавшаяся в комок от страха. И в этот момент вы видите рядом близкого человека. Первая ваша мысль – Я НЕ ОДИН. Сознание человека, перенесшего инсульт – суть чистый лист. И эта ПЕРВАЯ мысль моментально становится основой вашего нового бытия, ложиться в самые глубины Вашего подсознания. С этой мысли для Вас начинается новая жизнь. Полная страхов, сомнений, радостей и разочарований, но это жизнь.

Условие родных, стало для меня еще одним стимулом быстрее восстановиться.

Первые несколько дней у меня получалось только лежать на лежащем неподвижно Селе (так зовут моего ушастого терапевта). Мышцы прогревались и спастика становилась все реже. Через неделю я лежала на ослике когда он стоял. Таким образом мне удалось укрепить двигательные функции после длительного постельного режима в больнице. Лишь спустя две недели я смогла приступить к интенсивной реабилитации опорно -двигательного аппарата. Занятия были по 20-30 минут в день. Сначала мы вместе лежали, затем я ложилась, а селя стоял и только потом после разогрева мышц таким образом Селю начинали водить шагом.

Благодаря таким занятиям пропал внутренний страх (я успокаивалась лежа на мягком терапевте), затем мы приступили к работе над координацией движений. Мне помогали плавно сесть из положения лежа (первое время были сильные головокружения). Рабочей рукой я делала упор в холку или шею и таким образом у меня не сразу,но получилось держать равновесие,а со временем и скорректировать осанку. Оставалось самое сложное нормализовать работу руки и ноги. Спустя почти три недели в левую руку я стала вкладывать повод, а петлю от повода одевать на запястье. Таким образом рука двигалась также как и при обычной верховой езде. Нужно заметить, что Селя не давал мне особо расслабляться. Его движения были аккуратными, но в тоже время, он меня сильно не щадил. Как только я начинала филонить и переносить вес на правую сторону, опираясь ногой в стремя, он как бы играя забирал у меня повод.

Так же во время занятий были упражнения с мячом и мешочками с различной крупой для улучшения мелкой моторики.

Через месяц мы добились первых достижений-пальцы держали повод. На тот момент продолжительность занятий была от 40 до 60 минут. Для меня не было выходных. Занятия были каждый день и с каждым днем я старалась увеличить нагрузку.

Благодаря интенсивным занятиям мое восстановление заняло всего два с половиной месяца. На данный момент я считаю себя полностью здоровым человеком. У меня ровная походка, пальцы на руке и ноге работают. В этом году я стала мамой в третий раз.

Говорят пони и ослики не подходят для ЛВЕ, у них не тот шаг, не тот рост и т.д. Но я знаю точно, что благодаря нашему ослику я двигаю рукой и ногой, что у них те же глаза, те же ушки, такой же мягкий нос, а главное у них огромное сердце, которым они умеют любить! Я точно знаю, что он верен нам и всегда поможет, будь то болезнь или просто плохое настроение. Теперь, когда я хожу, я первым делом зайдя в конюшню спешу погладить нежный серый нос и сказать спасибо!

Ведь иппотерапия – это не только ЛВЕ – это еще и общение, дружба,а в моем случае любовь к этому ушастому чуду!

Сегодня я продолжаю заниматься своим любимым делом – помогать деткам!

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector