С савельев об инсульте

С савельев об инсульте

С Савельев Инсульт
Профессор Сергей Вячеславович Савельев — российский учёный, эволюционист, палеоневролог, доктор биологических наук, заведующий лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАН.

Инсульт — острое нарушение кровоснабжения головного мозга (острое нарушение мозгового кровообращения, ОНМК), характеризующееся внезапным (в течение нескольких минут, часов) появлением очаговой и/или общемозговой неврологической симптоматики, которая сохраняется более 24 часов или приводит к смерти больного в более короткий промежуток времени вследствие цереброваскулярной патологии.

Инсульт — острое нарушение кровоснабжения головного мозга (острое нарушение мозгового кровообращения, ОНМК), характеризующееся внезапным (в течение нескольких минут, часов) появлением очаговой и/или общемозговой неврологической симптоматики, которая сохраняется более 24 часов или приводит к смерти больного в более короткий промежуток времени вследствие цереброваскулярной патологии.

К инсультам относят инфаркт мозга, кровоизлияние в мозг и субарахноидальное кровоизлияние, имеющие этиопатогенетические и клинические различия.

С учётом времени регрессии неврологического дефицита особо выделяют преходящие нарушения мозгового кровообращения (неврологический дефицит регрессирует в течение 24 часов, в отличие от собственно инсульта) и малый инсульт (неврологический дефицит регрессирует в течение трёх недель после начала заболевания).

Сосудистые заболевания мозга занимают второе место в структуре смертности от заболеваний системы кровообращения после ишемической болезни сердца[

Источник

Сергей Савельев о человеческом мозге

После перенесенного инсульта 27-летний британец стал совсем другим человеком: сменил имидж и сексуального ориентацию, пишет BBC.

Сергей Вячеславович Савельев, доктор биологических наук, заведующий лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАМН.

В возрасте 19 лет Крис Берч из Южного Уэльса получил травму на тренировке: попытавшись сделать кувырок в воздухе, он упал и сломал шею, затем последовал инсульт. До падения он был обычным парнем: весил около 120 кг, любил пиво, шумные компании и регби, у него также была девушка, на которой он собирался жениться.

Придя в себя в больнице, Берч сделал удивительное открытие – он понял, что стал геем. “Я почувствовал, что меня больше не интересуют женщины. Я определенно стал геем. – рассказал он The Daily Mail. – При этом мне никогда до этого не нравились мужчины. У меня даже друзей-геев не было”.

После такой радикальной перемены Крис решил начать жизнь с чистого листа. “Мне не важно было, кем я был до этого. Я должен был следовать своим чувствам”, – объясняет он. Молодой человек расстался со своей девушкой, похудел, сменил имидж, работу – уволившись со скучной должности в банке, он стал парикмахером – и нашел друга сердца.

Невролог, к которому Берч обратился за консультацией, объяснил, что, по всей видимости, во время инсульта в мозге Криса произошли необратимые процессы, которые и привели к изменению личности.

“Во время инсульта приток крови к головному мозгу прекращается, и в участках мозга, которые страдают от недостатка кислорода, начинают гибнуть клетки, что вызывает нарушение работы головного мозга. Но человеческий мозг невероятно способен к восстановлению. Во время починки он выстраивает новые нейронные соединения, чтобы только добиться восстановления своих функций. Возможно, эти новые соединения и ответственны за то, что люди после инсульта приходят в себя и начинают говорить с другим акцентов, на незнакомом языке или вообще меняют ориентацию”, – приводит “Голос России” слова специалиста британского общества людей, перенесших инсульт, Джо Корнера.

Источник

Проф. С. В. Савельев. Опасный сортинг!

Проф. С.В.Савельев. Опасная теория “церебрального сортинга”!

Свобода самовыражения, предоставленная либеральной вседозволенностью, помноженная на возможности интернета, привела к появлению огромного количества людей, желающих поделиться с социумом своими «достоинствами». Коими могут быть не только благопристойные знания или умения, но и нечто отвратительное и похабное. Главное, чтобы это было эпатажно, захватывающе, «било по нервам», или, напротив, как хорошая музыка, нервы успокаивало.

В любом случае, необычные способности, загадочные обстоятельства, стихийные бедствия, подсмотренные неожиданные ситуации, проблемы здоровья вызывают у людей интерес, и этим стали широко пользоваться всевозможные блогеры, зарабатывая на демонстрации всего этого немалые деньги. Познавательный инстинкт требует удовлетворения, никуда не денешься.

Но не только развлекательные и эпатажные сюжеты широко «пошли в народ». Научное знание, ранее доступное только читателям специальной литературы, которая редактировалась, оценивалась учёными советами, рецензировалась, также хлынуло в интернет, представленное самыми различными людьми. Среди которых можно увидеть и услышать и профессоров с академиками, и просто людей, называющих себя учёными.

Учитывая огромное количество расплодившихся Академий различного толка, возникших как на развалинах научного сообщества СССР, так и просто созданных ушлыми людьми (можно, например, создать АО со словом «академия» в названии), многие выступающие в интернете «учёные» вовсе таковыми и не являются, а лишь прикрывают свою учёность громкими титулами, «вешая лапшу на уши» доверчивым слушателям.

В целом, процесс распространения знаний в интернете является положительным явлением. Но существуют и весьма отрицательные его стороны. Главный негатив заключается в распространении псевдонаучных знаний, всевозможных заблуждений, которые свойственны даже серьёзным учёным. Я уже и не говорю о сознательном введении людей в заблуждение для поддержания неких особых политических интересов (как часть идеологической манипуляции общественным сознанием).

Одним из таких учёных, занимающихся довольно серьёзно просветительской деятельностью, является доктор биологических наук, профессор Сергей Вячеславович Савельев (СВС). Слушая его лекции в инете, его выступления на радио (передача «Вынос мозга» на радио Говорит Москва) и ТВ, сразу проникаешься интересом к его знаниям, к его эрудиции, к его чувству юмора. Читая его книги, понимаешь, что СВС действительно серьёзный учёный, большой знаток в области морфологии мозга, человек мыслящий нетривиально, обладающий обширными знаниями в области биологии.

Но, как говорится, «не сотвори себе кумира». А именно так я относился к СВС, когда только начинал его слушать и читать. Меня поражала его память на всякого рода мудрёные биологические термины, на глубокое знание анатомии, его познания в области истории биологии, как науки.

Как учёный-биолог, на мой взгляд, он достоин самых высших похвал. Сомневаюсь, что кто-то ещё в нашей стране знает этот предмет лучше, чем он. А как знаток морфологии мозга и его функционирования, я полагаю, его знания вполне на мировом уровне.

Со мной даже произошёл удивительный казус, связанный с СВС. Читая непрерывно в течение недели его книги и слушая выступления в YouTube, в один из дней мне пришлось по делам поехать на троллейбусе до станции метро Профсоюзная. И каково же было моё удивление, когда, сойдя с троллейбуса, я нос к носу столкнулся с СВС. Представьте, себе: в огромном городе с многомиллионным населением, вы нежданно-негаданно, совершенно случайно, встречаете человека, который и знать не знает о вашем существовании, а вы только и заняты его персоной. А так как, я всю неделю был поглощён чтением его книг, эта встреча произвела на меня сильное впечатление. Я не сдержался и, назвав его по имени отчеству, заставил обратить на меня внимание. Он остановился, плохо понимая, кто я такой, но из вежливости протянул мне руку. Естественно, я высказал ему свой восторг по поводу его книг. Он поблагодарил и, извинившись за спешку, сел в троллейбус и уехал.

Читайте также:  Обследование после инсульта логопедом

Прочитав его книги и продолжая слушать его передачу, я постепенно от восторга стал переходить к скепсису. Особенно в отношении социально-философских выводов, которые из них следуют. А после одной из передач «Вынос мозга» (№ 45), в которой он сделал ряд конкретных заявлений о морфологических особенностях мозга людей и их связи с социально-политическим развитием социума, я окончательно разочаровался в значимости его теории, с которой он так напористо выступает.

Вернее, я убедился в полной научной несостоятельности взглядов СВС на связь морфологических особенностей мозга и социального развития. Вот об этом мне и хотелось бы поговорить подробнее.

Основной идеей, к которой нас подводит СВС, раскрывая перед нами в своих книгах картину формирования мозга человека, является идея так называемого «церебрального сортинга».

На простом, не научном языке, это означает исследование морфологии мозга людей и выявление на этой основе самых талантливых, самых одарённых личностей в той или иной области. Да и вообще, обнаружение тех особенностей мозга людей, которые предполагают к предпочтительному занятию той или иной сферой деятельности для каждого человека. Мол, этот человек будет хорошим музыкантом, а этому «на роду написано» быть водителем и т.п.

Утверждая, например, что нами руководят дураки и невежды, СВС предлагает отбирать людей, способных к управленческим функциям. Он считает, что нельзя подпускать и близко к какой-либо деятельности человека, который, в соответствии с изучением его мозга по методу СВС, не способен этой деятельностью заниматься.

Иными словами, «церебральный сортинг» это отбор людей, для осуществления тех или иных функций, происходящий в результате изучения их мозга. Именно так называется одна из его книг, посвящённых этой проблеме.

Идея «церебрального сортинга» покоится на обнаруженном учёными-биологами факта, что мозг каждого человека не только сугубо индивидуален, но и способен отличаться от мозга других людей в десятки раз. То есть, определённые участки (отдела, подотделы) мозга гораздо более изменчивы, нежели любые другие органы организма человека.

Например, кто-то обладает таким большим объёмом подотделов мозга, «отвечающих» за наличие музыкального слуха человека, что равных ему нет и ему «на роду написано» быть музыкантом. И не имеет значения, какой национальности этот человек, где он родился и т.п. Главное – это особенность его мозга.

СВС приводит конкретные примеры людей с особенными морфологическими качествами мозга (например, Маяковский).

На основе этих идей, СВС предлагает начать процедуру глобального исследования морфологических особенностей мозга, так как утверждает, что до наших дней такие исследования были возможны только на основе исследования мозга умерших людей. Когда брался мозг умершего и изучался непосредственно под микроскопом.

Этих, проведённых ранее исследований, явно недостаточно. Они, по мнению СВС, не отвечают задачам науки сегодняшнего дня, их было проведено очень мало, специалистов в этой области почти нет (а в США нет вообще).

Сегодня же, считает СВС, человечество достигло таких возможностей, которые позволяют изучать мозг людей живых, непосредственно исследуя их мозг. Для этого требуется создание аппаратуры с высоким разрешением, способной буквально на клеточном уровне изучать мозг. То есть необходимо создать сканер, наподобие МРТ, благодаря которому мы и ответим на вопрос: у кого, к чему приспособлен мозг? И, соответственно, начнём сортировать людей в зависимости от возможностей их мозга.

Будем искать гениев, определим каждому человеку его «планку», его возможности, не допустим, чтобы бездари (без соответствующих выдающихся подотделов мозга) не занимались тем, чем не должны заниматься. «Церебральный сортинг» будет приведён в действие.

Для создания такого сканирующего томографа, по мнению СВС, требуется не так уж и много денег, всего-то каких-то два-три миллиарда долларов. И постоянно намекает, что грант такого размера вполне подошёл бы его лаборатории для осуществления его идей.

Таким образом, уже общее описание идей СВС и подходов к их реализации наводит на «нехорошие» мысли о меркантильном характере деятельности нашего профессора, о том, что он, прикрываясь своей профессиональной деятельностью, своими знаниями и званиями, всего лишь добивается, как он выражается «доминантности». Что, впрочем, не так уж и плохо. Дело в другом!

Дело в том, что на основе своих представлений об изменчивости мозга, он начинает делать не просто биологические, но и социальные выводы, вторгается в область социально-философскую, связанную с пониманием того, что есть сознание человека, как оно соотносится с окружающей действительностью, способны ли люди адекватно эту действительность отражать, и т.п.

И на этом социально-философском поприще СВС делает громадные ошибки, теряет всю свою научную состоятельность, превращается в примитивного субъективного идеалиста, хотя и обладающего множественными фактическими знаниями из области биологии.

Научная социология оказывается «не по зубам» знатоку морфологии мозга. Он полностью извращает материалистическое понимание взаимосвязи мозга человека и окружающей объективной реальности. Разберём это подробнее.

Опираясь на идею об изменчивости человеческого мозга, СВС утверждает, что люди вообще не способны понимать друг друга. У каждого человека, якобы, формируется своё собственное представление о том или ином явлении или факте. Отсюда – неприязнь, споры, конфликты и даже войны. Естественно, что ни о каких «идиллиях» в обществе (о всяких там социализмах с коммунизмами) не может идти и речи. Люди не способны договориться друг с другом. Поэтому, никогда не удастся достичь общества без антагонизма человека к человеку.

Но, более того, для подкрепления своей концепции СВС пускается в прямой подлог исторических и научных фактов, обвиняя некоторых великих учёных в невежестве, в том, что они и к науке не имеют, якобы, никакого отношения. Вот как он характеризует, например, деятельность Маркса: «Появление идей социализма и коммунизма было построено на представление об одинаковости мозга у разных людей. Маркс совершил научную ошибку, нелепость, так как считал мозг неким творожком, в который, что туда вложишь, то и появится. Он воспользовался передовыми, как ему казалось, знаниями того времени, а это являлось чистой «панамской уткой…. Ему казалось, что достаточно создать идеальные условия для некоторых групп людей, а последующие, вырастая, такими идеальными людьми и будут. Вот откуда возникла идея коммунизма, социализма, всеобщего равенства. Мозги у всех одинаковые – творожок, различий никаких нет. Давайте, как воспитаем, такие люди и будут. Маркс был крайне далёк от науки, воспринял это за «чистую монету» и дальше создал свою теорию» («Вынос мозга» № 45).

Слушая эту несусветную чушь, волосы встают дыбом от дремучего невежества СВС. Что это? Незнание, непонимание, или сознательный эпатаж? Зачем себя так опозорил человек, серьёзно занимающийся наукой и явно, в силу возраста, хотя бы, изучавший когда-то общественные науки? У меня создаётся впечатление, что это провокация, сделанная преднамеренно, на заказ. Что ж! Профессорам тоже хочется хорошо жить!

Читайте также:  Признаки начинающего ишемического инсульта

Таким образом, СВС отказывает людям в адекватном понимании одного и того же явления, утверждая о множественности пониманий, в зависимости от качества мозга отдельных людей. Размеры отделов и подотделов мозга, по его мнению, влияют на различное понимание одного и того же явления. Единой истины быть не может, она у каждого своя.

Но данные выводы, сделанные СВС из положения о том, что у людей изменчивость мозга достигает большого уровня, полностью противоречат уже неоднократно доказанному положению о том, что такое мышление и что такое объективная истина.

По сути дела, СВС ставит давно решённые материалистической философией вопросы о том, в состоянии ли наше мышление познавать окружающий мир, может ли мозг человека давать нам верное отражение действительности?

Даже, я бы сказал, не просто ставит эти вопросы, а полностью опрокидывает уже устоявшиеся и подтверждённые наукой представления о мозге и сознании, о материальном и идеальном, о возможности познания объективного мира. Он возвращает нас во времена столетней давности, не считаясь даже с научными открытиями 20 века.

Философско-материалистические ответы на эти вопросы таковы:
1). Сознание человека есть функция мозга, который формирует посредством органов чувств субъективный (присущий субъекту) образ внешнего (объективного) мира, существующего вне и независимо от нашего восприятия, от нашего сознания.
Можно сказать и так: сознание человека есть ни что иное, как формирующийся в процессе практической деятельности человека субъективный образ объективного мира. Сознание есть осознание человеком самого себя в сфере практики, форма отражения окружающей действительности. Носителем сознания, продуцирующим его, является человеческий мозг.

2). Сознание человека формируется в процессе его жизнедеятельности, живой человеческой практики. Вне жизнедеятельности, соприкосновения с объективной реальностью, окружающей человека, формирование сознания невозможно. В свою очередь, содержание сознания всегда ограничено богатством человеческой практики. Так, например, восприятие пространства не даётся человеку при рождении, а возникает и развивается в процессе жизнедеятельности.

3). Таким образом, жизнедеятельность (практическая деятельность, практика) является источником и одновременно критерием истинности нашего сознания. Всё, что познаёт человек в процессе освоения мира, проверяется практикой, которая даёт ответ: правильно ли мы понимаем познаваемый объект.

Это наиболее общие представления о материалистическом понимании сознания и его связи с предметным миром. Приведём на этот счёт высказывание В.И.Ленина из его книги «Материализм и эмпириокритицизм»: «Итак, материалистическая теория, теория отражения предметов мыслью, изложена здесь с полнейшей ясностью: вне нас существуют вещи. Наши восприятия и представления – образы их. Проверка этих образов, отделение истинных от ложных даётся практикой» (речь идёт о высказываниях Энгельса).

Возникает вопрос: у всех ли людей одинаково формируется сознание, отношение к окружающей действительности? Или у каждого человека это происходит по-разному? Одни воспринимают, например, мокрое полотенце, как мокрое, влажное, смоченное жидкостью, другие считают его сухим? Одни воспринимают огромный валун, как твёрдое тяжёлое тело, другие, как нечто лёгкое и мягкое?

Ясно, что восприятие этих предметов у любого человека на Земле будет одинаковым. Человеческое мышление по природе своей способно давать и даёт нам истинное представление об окружающей действительности. Если бы это было не так, человеческое общество существовать бы не могло. Более того, это касается и животного мира. Мозг животных также адекватно отражает реальную действительность (в пределах необходимых для них жизненных обстоятельств), что только и является залогом их существования.

Однако в человеческом обществе существует особый феномен, который появляется на определённых этапах развития производительных сил – наука, как деятельность по получению нового знания об окружающем мире. Она является выражением важнейшей потребности человека – познавательной. И каждая ступень в развитии науки «раздвигает» наше знание о мире. Появляясь, научные знания (доказанные, апробированные) становятся для всего социума объективными и общепризнанными.

О каком же тогда взаимном непонимании идёт речь у СВС? Если бы люди не достигали взаимопонимания, общество никогда бы не возникло.

Возможно, СВС, рассуждая о взаимонепонимании, ведёт речь только относительно социальных явлений, не являющихся материальными объектами? Например, о социальных отношениях, которые нельзя потрогать, а можно лишь осознавать благодаря абстрактному мышлению?

Социальное знание (общественных наук) отличается от знания наук естественных, обладает своей спецификой. Общественные науки изучают закономерности социального развития, всего того, что связано с социальной формой движения материи.

Но общественные отношения ни потрогать, ни изучить в микроскоп нельзя. Для их изучения требуются особые теоретические подходы и методы. Они плохо поддаются экспериментальным методам исследования. Важнейшую роль при этом играют исторические знания, накопленные на протяжении жизнедеятельности общества.

В то же время, общественные науки имеют и свой предмет исследования, и свои методологические основания, и свои специфические методы исследования. Отрицать эти общеизвестные факты просто нелепо.

Однако, СВС, абсолютно спокойно, что называется, ничтоже сумняшеся, отказывает, например, такой важнейшей общественной науке, как экономика, в существовании: ««Экономики, как таковой нет. Потому, что у неё нет аксиоматики и она не может предсказать результат. Этого нет нигде в мире. В экономике обсуждается только то, что произошло. Точность расчётов и предсказаний равна почти нулю».
«Искусственный отбор мозга превращается в головах экономистов в новые экономические модели». Для СВС не существует науки психологии, а психологов он иначе, как «психолухи», не называет. Соответственно, политологи у него «политолухи

А вот как СВС представляет себе процесс эволюционного развития общества:
«Смена социально-экономических формаций связана не с тем, что экономические отношения поменялись, это бред сивой кобылы, а в том, что изменилась система отбора мозга».
Ещё цитата: «Изменение экономических отношений происходит лишь после прохождения того или иного этапа искусственного отбора».

Таким образом, СВС всё сводит только к эволюционным проблемам мозга, полностью отвергая роль экономических, а, следовательно, производственных факторов. Он, видимо, не понимает, что сама эволюция мозга неразрывно связана с развитием сущностных, производительных возможностей общества, только и дающих ему материальные основы для эволюции.

Ни о каком эволюционном развитии мозга не могло бы быть и речи, если бы производительные силы общества не совершенствовались, не способствовали людям увеличивать их сущностный потенциал. Мозги людей просто перестали бы работать, не получая необходимых элементов питания. Тем более, что мозг является самым энергопотребляемым органом человека.

Экономика же, как наука, и изучает систему производственных отношений, всё то, что связано с важнейшей сферой жизнедеятельности – производством, обменом, распределением и потреблением материальных благ. Если бы эта сфера деятельности исчезла, то и человечество с его многочисленными индивидуальными мозгами кануло бы в небытие.

Естественно, не понимая социально-экономической сущности общества, СВС не понимает и его политической сути, которая тесно связана с экономической, вытекает из неё. Он примитивизирует политику:
«Власть и мозг мало совместимые вещи, в обывательском представлении. Потому, что во многих поступках власти рассудочная деятельность не просматривается».

Читайте также:  Стенд для разработки рук после инсульта

СВС, как и подобает либералу, считает, что возможно достижение идеального состояния общества, в котором будут «править бал» не материальные интересы, вызывая конфликты и даже революции, а рассудочная деятельность. Вот он и проталкивает свою теорию «церебрального сортинга», считая, что благодаря ей выведут, наконец-то, «настоящих, подлинных, неподкупных, трезвомыслящих» политиков, не зависящих от материальных интересов тех слоёв, представителями которых он являются.

Смешно, не правда ли? Скорее всего, и ему смешно. Он всего лишь хочет заработать, проталкивая свою теорию и постоянно намекая на желание получить грант в размере 2-х – 3-х миллиардов долларов на разработку компьютерного томографа с огромным разрешением.

О том, что СВС настроен явно меркантильно и не чурается любых способов достижения искомого результата, говорят несколько фактов.

В инете существует ролик с его визитом к небезызвестному дельцу-бизнесмену Сергею Полонскому. Это просто цирк, а не визит ученого с целью поделиться своими открытиями. СВС в этом ролике выглядит смешно, неуклюже, по-своему подобострастно. Сразу видно, что цель визита – деньги. Бездарный, но полный самомнения Сергей разговаривает с профессором свысока, пытается его даже поучать, спорит с ним. И СВС все это терпит. Просто анекдот, а не серьёзный разговор о проблемах мозга. Только меркантильным интересом можно объяснить такое поведение профессора.

Основным же фактом, буквально опрокидывающим теорию «церебрального сортинга» и доказывающим лукавство нашего профессора и даже его прямую ложь, является то, что в США, в Массачусетском университете уже существует электронный микроскоп с необходимым разрешением для самого детального изучения мозга. Об этом было сообщено в документальном фильме на телеканале Культура 22.06.2018 г. (13-00 – 14-00). В котором также было рассказано о разработках в области исследования нейроструктур мозга, которые привели к выводу, что существуют одинаковые шаблоны мозговой активности. То есть, доказано, что мы думаем одинаково! (с функциональной точки зрения работы головного мозга). В частности, этим в США занимается проф. Джеф Лихтман. В его лаборатории уже существует возможность сканировать мозг максимально детально.

Так что, утверждение СВС о том, что в США нет достойных специалистов в области мозга, не соответствует действительности. СВС просто “вешает лапшу на уши” доверчивым слушателям, которым он “выносит мозг” своими розмыслами, очень похожими на подлинную науку. Что поделаешь, зависть, не более того.

На мой взгляд, СВС предельно упрощает человеческую сущность, сводя её к трём первичным инстинктивным устремлениям: размножаться, удовлетворять свои материальные потребности (пища, жилище, одежда и т.п.), доминировать (быть «первым», превосходить других в чём-либо).

СВС сводит любую человеческую деятельность к одной из этих потребностей, неоднократно напоминая о животном происхождении человека, о его обезьяньей сущности. «Человеческое общество продолжает жить по биологическим законам». – утверждает СВС.

Таким образом, социальное, человеческое «задвигается им в самый дальний угол», игнорируется, «сводится на нет». Он даже не пытается раскрыть такое важнейшее понятие, как «интеллект». Связывая его, опять-таки, только с определёнными отделами мозга. Не более того.

«Наши социальные качества (доброта, альтруизм и т.п.) есть результат эволюционного отбора обладателей больших лобных областей головного мозга», – утверждает СВС. «Мы искусственно отбирали себя», – добавляет он.

СВС не может себе даже представить, что этот процесс отбора является процессом диалектическим. Что сама жизнедеятельность людей, развитие их потребностей и способов их удовлетворения являлись основой этого эволюционного отбора. Представление о том, что «мы искусственно отбирали себя» абсолютно неверно, ибо означает некий сознательный процесс. На самом деле, мозг человека не мог развиваться быстрее, чем материальные факторы общественного развития. Не развитие мозга шло впереди развития материальных условий существования человека, а, напротив, материальные условия обеспечивали развитие сущностных сил людей. Возникающая и совершенствующаяся ментальная сфера, зависящая от развития мозга, оказывала, в свою очередь, обратное воздействие на развитие производительных сил.

А вот как СВС характеризует сущность такой немаловажной сферы жизнедеятельности, как религия: «Религиозные культы возникали для того, чтобы стравливать людей. Это основная цель любых религиозных систем».

Вдумайтесь в эту фразу. Разве она верна? Всё как раз наоборот. Ни о каком стравливании людей в момент возникновения религиозных систем и речи не шло. Сущность появления религии абсолютно иная. Она обусловлена и политическим состоянием общества, и необходимостью удерживать массы людей в повиновении, и состоянием ментальной сферы (знанием о мире).

Во многих выступлениях СВС просматривается излишняя глумливость, насмешливость, эпатажность. Он с лёгкостью необыкновенной выдаёт своим оппонентам ярлыки, а их исследования называет «панамской уткой».

Не гнушается СВС и антикоммунизма, часто высказываясь о своей неприязни к теории марксизма и прошлому социалистическому обществу:
«Россия благодаря этой теории и авантюристам, захватившим власть, превратилась в чудовищную страну террора». Вполне по-либеральному!

Социальная сущность «церебрального сортинга».

Представим себе, что такой томограф, удовлетворяющий потребностям теории СВС, создан. Возникает огромное количество вопросов: кто будет решать, какой мозг у исследуемого человека к чему предназначен? Что это будут за люди, считающие что именно они имеют право диктовать массам людей, чем им заниматься? Что если, у них и у самих мозги совершенно не выдающиеся? Или это будут сверхлюди, назначившие сами себя?

А как, среди тысяч специальностей и возможных видов деятельности выделить такие, которые бы удовлетворяли условиям отбора? Тем более, что сферы деятельности постоянно меняются, одни нарождаются, другие отмирают.

А что, если у человека будет несколько выдающихся отделов мозга, какой деятельностью ему надлежит заниматься? Установлено, что он должен, к примеру, заниматься искусством, а ему хочется быть инженером. Как быть? Насильно его заставить?

Короче говоря, вопросов можно задать огромное количество и ответов на них мы не найдём. Вернее, ответ будет один. И ровно такой, какой уже был дан историей, когда аналогичная теория пыталась доказать преимущества одних людей над другими. При этом измерялись всевозможные параметры головы, её пропорции, и делались конкретные выводы – одни достойны считаться людьми, другие – нет.

Вы, наверное, уже догадались, что речь идёт о нацизме и тех теориях, которые сподвигли их к античеловеческим экспериментам.
Теория СВС, таким образом, является абсолютно ненаучной, псевдонаучной и очень опасной, одной из тех самых «панамских уток», о которых сам СВС с таким удовольствием рассказывает.

Никакой «церебральный сортинг» не способен рассортировать людей, а способен лишь привнести в общество смуту, разлад, конфликты и множество других проблем. Как бы он не привёл нас в очередной раз к первобытному «искусственному отбору» с появлением очередных Освенцимов и Майданеков.
Продолжение следует• Смотрите статью: «Проф.Савельев.Опасный профессор»

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector