Почему не дают должность с заболеванием рассеянный склероз

Трудовая деятельность больных рассеянным склерозом

Изучение материалов ВТЭК Москвы показало, что среди врачей распространено ошибочное мнение о непригодности почти всех больных рассеянным склерозом к обычным видам трудовой деятельности. Это не может считаться правильным. Еще в первом анализе врачебно-трудовой экспертизы при рассеянном склерозе, проведенном Н. К. Боголеповым, Н. В. Коноваловым и О. А. Хондкарианом, отмечалась характерная для больных рассеянным склерозом активная установка на трудовую деятельность.

Сравнение заключений ВТЭК с данными динамики фактической трудовой деятельности больных рассеянным склерозом показывает, что между ними нет совпадения. Так, в момент обследования в ЦИЭТИН продолжали выполнять ту или иную работу более 50% обследуемых нами больных рассеянным склерозом. Из них 15,8% остались на выполнявшейся до заболевания работе и 33,7% выполняли работу в облегченных условиях.

Изучение динамики трудовой деятельности показывает, что многие больные рассеянным склерозом после установления группы инвалидности продолжают заниматься тем или иным видом трудовой деятельности. Так, из наблюдавшихся нами 101 больного 25 человек с третьей группой инвалидности и 16 со второй группой продолжали оставаться на выполнявшейся ранее работе, причем в момент обследования их трудовая деятельность продолжалась от 4 года до 15 лет после установления группы инвалидности. Десять больных после установления второй группы инвалидности и 14 после установления третьей группы инвалидности выполняли работу в облегченных условиях (уменьшение физического напряжения и длительности пребывания на ногах). Оставили работу сразу же после установления второй группы инвалидности 26 больных, третьей группы – 2 больных. Следовательно, значительный процент (68,9) больных, обследованных после установления группы инвалидности, принимал участие в том или ином виде производственной деятельности. Изучение динамики трудовой деятельности больных показывает, что многие больные рассеянным склерозом длительно сохраняют трудоспособность.

Изучение профессионального анамнеза больных, наблюдения за ними в условиях стационара и обследование в условиях производственной деятельности показали, что в большинстве случаев обследуемые, выполняющие виды труда, связанные с различной степенью нервно-психического напряжения, продолжают выполнять ту же работу в течение длительного времени и после заболевания, сохраняя трудоспособность.

Так, из 14 обследуемых больных с указанным выше характером работы (инженер-конструктор, экономист, историк, корректор, заведующий личным столом, бухгалтер, начальник конструкторского бюро, контролер, браковщик, счетовод) 10 продолжали оставаться на ранее выполняемой работе и 4 оставили работу из-за выраженных двигательных нарушений, которые резко ограничивали возможность самостоятельного передвижения больных.

Ни один из 54 обследуемых больных, трудовая деятельность которых была связана с выполнением различных видов как квалифицированного, так и неквалифицированного физического труда, требующего длительного пребывания на ногах, не остался на ранее выполнявшейся работе; из них 25 больных (грузчик, подсобный рабочий, кочегар, трикотажницы, слесари по металлу, продавец, фрезеровщик, трепальщик, кондуктор, повар, дворник, электрослесари, экспедитор, парикмахер, операционная сестра, изолировщик, санитарка, стрелок, штукатур, печатник, плотник, гребенщик, уборщица, наборщик, каменщик, скорняк) перешли на работы, не связанные с длительным пребыванием на ногах, а 29 больных оставили работу из-за выраженных двигательных нарушений. В то же время больные продолжали оставаться на работах, не требующих длительного пребывания на ногах (лифтер, дежурный на проходной, сортировщик писем, слесарь-сборщик, обувщик, машинист вентилятора). Оставили работу, связанную с выполнением точных координированных движений (машинистка, швея, чертежник, картограф, наборщик, музыкальный мастер, метеоролог) 9 больных. При этом 3 из них перешли на работу в облегченных условиях (регистратор, кладовщик, лаборант).

Как правило, больные меняют профессии, требующие значительного физического напряжения (разнорабочий, грузчик, кочегар, изолировщик, санитарка, уборщица, каменщик и др.), длительного пребывания на ногах (продавец, печатник, повар, дворник, штукатур, слесарь, токарь, фрезеровщик, парикмахер и др.), выполнения строго координированных движений (машинистка, чертежник, картограф, наборщик и др.), но продолжают длительно оставаться на работах, не связанных с указанными выше факторами.

Изучение основных видов нарушений функций, оказывающих влияние на трудоспособность у наших больных, показало, что это были двигательные расстройства (98,2% изучаемых). Признаны трудоспособными на выполняемой работе 9 больных со следующими двигательными нарушениями: легкий парез левой нижней конечности у портнихи, умеренный парез нижних конечностей и легкий парез левой верхней конечности у инспектора отдела кадров, старшего техника-экономиста, бухгалтера, легкий нижний парапарез у начальника конструкторского бюро, студента, заведующего слесарной мастерской. Динамическое наблюдение и обследование больных в производственных условиях подтвердило правильность этого решения.

Таким образом, установлено, что больные рассеянным склерозом, как правило, меняют профессии, требующие длительного пребывания на ногах, выполнения строго координированных движений конечностями, значительного физического напряжения.

Источник

Правда ли, что работодатели увольняют сотрудников, у которых диагностируют рассеянный склероз?

К сожалению, такое случается. Если речь идет о ремитирующем течении, при котором человек абсолютно трудоспособен, и он может выполнять в полной мере всю свою работу, то работодатель идет на маленькие хитрости для того, чтобы уволить сотрудника. А если у человека наступают изменения здоровья, которые влияют на его трудоспособность, здесь ему бороться за свои права еще сложнее, потому что работодатель имеет полное право направить его на комиссию, которая признает, что выявленное заболевание будет влиять на его трудоспособность. Таким образом, ему будет присвоена группа нетрудоспособности либо назначена пенсия. В любом случае, работу он может потерять. Зная это, люди с большой неохотой сообщают своему работодателю, чем они больны.

Мы иногда даже советуем немножечко схитрить. Вы должны принести больничный лист, в котором указывается код диагноза по МКБ-10. Сейчас уже в больничном листе диагноз не пишется. Если видно, что вы часто берете больничные, быстро утомляетесь, есть синдром хронической усталости, периодически кружится голова, есть нарушения координации, чувствительность зрения падает, вы все равно вынуждены объяснять людям, что с вами происходит. Но у этого заболевания очень много разных названий. Рассеянный, от слова рассеянные очаги по нервной системе, склероз — это замещение соединительной тканью. Он называется multiple sclerosis, то есть мультисклероз. Вы можете назвать его по-другому — рассеянный энцефаломиелит. Поэтому прежде чем говорить работодателю этот термин, сначала объясните суть заболевания, а потом уже говорите, в чем оно проявляется. Как правило, это помогает.

Есть ли профилактика рассеянного склероза?

Профилактики не существует. Когда стали известны механизмы аутоиммунного процесса при рассеянном склерозе, появились несколько пилотных проектов о том, чтобы делать в раннем возрасте скрининг всех школьников. читать далее

Источник

Работа и рассеянный склероз

В этой статье специалисты описывают подходы, позволяющие пациентам с рассеянным склерозом лучше справляться с симптомами заболевания.

Как решать вопросы, связанные с работой, если у вас рассеянный склероз .

Тридцатисемилетняя Элиса Леви, страдающая вторично-прогрессирующим рассеянным склерозом – живое свидетельство тому, насколько непредсказуемо может протекать это прогрессирующее неврологическое заболевание, поражающее центральную нервную систему.

Почти сразу же после постановки этого диагноза в 2002 г. ее физическое состояние стало быстро ухудшаться. Бывшая поклонница фитнеса, регулярно ходившая на лыжах и занимавшаяся оздоровительным бегом, помнит, как непреодолимо было чувство вызываемой рассеянным склерозом усталости, одолевавшей ее чуть ли не ежедневно. «Глаза иногда болели так, что даже телевизор смотреть было трудно», – вспоминает Элиса.

В те дни ей пришлось сменить кроссовки на тросточку, разорвать отношения с человеком, с которым она надеялась связать свою жизнь, и отказаться от долгожданного места директора в новой чартерной школе, найдя взамен работу с неполным рабочим днем.

Спустя некоторое время эти симптомы отступили так же внезапно, как и пришли. «Я перепробовала все лекарства от рассеянного склероза, которые были тогда в продаже. В конце концов я пошла на крайние меры, пройдя курс химиотерапии». Облегчение принес экспериментальный препарат, не получивший пока официального одобрения Федерального управления контроля за лекарственными препаратами (FDA) в качестве средства лечения рассеянного склероза.

Теперь, уже второй раз за последние три года, ей вновь пришлось переосмысливать свои планы на будущее. «Я все еще могу только мечтать об утренней пробежке. Но теперь уже я спокойно могу пройти 20 кварталов пешком, возвращаясь домой из кино, а не брать для этого такси», – радуется Элиса. Она опять работает полный рабочий день, выдерживая иногда и 12-часовую нагрузку. Отношения ее с любимым человеком восстановились.

Несмотря на все «взлеты и падения», которыми сопровождается эта болезнь, жизнь человека с рассеянным склерозом должна продолжаться . Очень часто это означает необходимость принимать далеко идущие решения о том, как жить дальше. Это касается всех сфер жизни – от работы до вопроса о том, как и где отдыхать. Кроме того, нужно быть готовым пересматривать их в зависимости от обстоятельств. Помимо этих «глобальных» решений, есть смысл внести и ряд менее масштабных изменений в свой образ жизни. Эти перемены кажутся не столь важными, однако значительно облегчают сосуществование с болезнью.

Читайте также:  Эмфизема легких, пневмосклероз, дн 3 ст рестриктивный вариант

Работа и рассеянный склероз

Как и многим из тех, кому приходится жить с рассеянным склерозом, Элисе Леви пришлось принимать решения относительно своей дальнейшей профессиональной жизни. Среди вопросов, с которыми ей пришлось столкнуться, были и такие: сказать ли руководству о своем заболевании? И если сказать, то когда и как? Могу ли я теперь вообще работать? Нужно ли мне требовать каких-то особых условий?

Новые законы, постоянно улучшающиеся технические возможности и улучшение отношения общества облегчают принятие таких решений. По данным всеамериканского исследования, проводимого при финансовой поддержке Национального общества рассеянного склероза (НОРС), сегодня 43% взрослых больных рассеянным склерозом с 12-летним стажем заболевания продолжают работать.

Впрочем, по оценке некоторых специалистов, эта цифра могла бы быть еще выше. «Работодатели порой судят предвзято о способностях людей с ограниченными физическими возможностями. На преодоление таких установок требуется время. Над этим еще нужно работать», – говорит Стив Ниссен, директор программ НОРС по трудоустройству.

Вот почему вопрос о том, стоит ли начинать какие бы то ни было переговоры, предполагающие разглашение диагноза или просьбу о каких-то особых условиях труда, на сегодняшний день остается на усмотрении самого работника. Стив Ниссен считает вопрос о том, как, когда и кого поставить в известность о своей болезни, одним из самых сложных аспектов трудовой деятельности при рассеянном склерозе или любом другом тяжелом заболевании. Перед тем как рассказать о своем диагнозе кому бы то ни было, Ниссен советует спросить себя: что заставляет вас «раскрыть карты» именно сейчас? У вас возникли новые симптомы заболевания, которые будут мешать вам работать? Вам стало трудно успевать выполнить работу в срок? Вы будете вынуждены пропускать работу?

Как сказать работодателю о рассеянном склерозе

Зачастую рассказать о болезни приходится в связи с необходимостью создания специальных условий на рабочем месте. Стив Ниссен считает, что результат такого разговора может в значительной степени зависеть от того, как вы его поведете. «Недостаточно сказать: мне нужно от вас вот это и это. Нужно дать понять: благодаря этому я смогу работать лучше, с большей отдачей, это повысит мою надежность как работника», – говорит он.

Лучший вариант – это когда такой разговор между работодателем и работником происходит как открытый двухсторонний диалог. «Это должен быть действительно интерактивный процесс. Нельзя просто зайти в кабинет, изложить свои требования и удалиться», – говорит Ниссен.

«Когда заходит речь о создании особых условий, то тут может быть множество самых разных вариантов в зависимости от имеющихся симптомов и выполняемых должностных обязанностей», – говорит Ниссен. Создание условий может означать изменение графика работы, например, перевод на сокращенный рабочий день или дистанционную работу «по требованию руководства» в те дни, когда проявления синдрома хронической усталости становятся труднопереносимыми. Возможно, речь пойдет об установке дополнительного оборудования, позволяющего работнику управлять компьютером с помощью голоса, не пользуясь клавиатурой. Или же о том, чтобы сделать одну из комнат в офисе более прохладной, так как работающий в ней плохо реагирует на повышенную температуру.

«Все эти способы адаптации условий труда могут показаться слишком простыми и очевидными, однако они могут быть весьма действенными», – говорит Ниссен. Одни из них более затратны, другие менее. Для изучения имеющихся возможностей Ниссен советует начать с обращения в местные организации, начиная с местного отделения НОРС, с привлечением при необходимости других ресурсов, например, службы профессиональной переподготовки штата.

Если вы решили отказаться от работы на полную ставку, это совсем не обязательно должно означать полный отказ от активной деятельности. «Даже в этом случае перед вами целый ряд способов остаться активным членом общества», – считает Стив Ниссен. Яркий пример тому – Элиса Леви. Уйдя на сокращенный рабочий день в те дни, когда она боролась с ежедневной болью и усталостью, она обрела новый смысл своего существования в волонтерской работе.

«Я сохранила позитивное отношения к жизни, – говорит Элиса, начавшая активно участвовать в привлечении спонсорских средств для борьбы с рассеянным склерозом практически сразу же после установки диагноза. – Именно среди людей, занимавшихся этой деятельностью, я и нашла свою «группу поддержки».

Все дело в подходе

Очевидно, что то, как люди с рассеянным склерозом подходят к решению своих проблем, в значительной степени отражается на их повседневной жизни.

«Труднее всего приходится тем, кто воспринимает все это как войну, которую непременно нужно выиграть. Это создает предпосылки для возникновения чувства поражения, вины и несостоятельности в тех случаях, когда человек не может победить обстоятельства», – говорит Розалинда Калб, директор центра трудовых ресурсов НОРС.

Наибольшего успеха добиваются те, кто говорит себе: «Войну мне не выиграть, но посмотрим, что я еще могу отвоевать», – говорит д-р Калб. С этой целью она советует пациентам воспринимать болезнь как совокупность отдельных проблем – усталости, спастичности и т.п. «Таким образом, пациент будет чувствовать, что он контролирует свою болезнь, а не наоборот».

Источник

Стаж рассеянного склероза

Я являюсь сотрудником полиции, стаж в ОВД 13 лет. выявили заболевание (рассеянный склероз) ремиттирующее течение, чувствую себя хорошо, и нет никаких нарушений функций (ни зрительных, ни речевых, ни двигательных). Заболевание получил во время прохождения службы, поступал здоровым. Хотят комиссовать по состоянию здоровья по п.а ст.22 расписания болезней, говоря, что достаточно только одного диагноза без индивидуальной оценки состояния. Мне 30 лет. инвалидность не дадут, потому что все внешне нормально (выявили только по МРТ), МСЭК не пройду. Вопрос: можно ли меня освидетельствовать на ВВК по п.г ст.22 расписания болезней (при наличии объективных данных без нарушения функций) или один диагноз – уже приговор, что не годен. Могу ли рассчитывать на выплату по ч.5 ст.43 ФЗ О полиции При получении сотрудником полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, ему выплачивается единовременное пособие в размере двух миллионов рублей.

(в ред. Федерального закона от 19.07.2011 N 247-ФЗ)? спасибо.

Да законно увольнение.

Обратитесь очно за консультацией.

Обжалуйте увольнение в суде.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 20 Июля 2011 г. N 21-П

“По делу о проверке конституционности части третьей статьи 29 Закона Российской Федерации “О милиции” в связи с жалобой гражданина К.А. Охотников”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Барановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиков ой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”,

рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности части третьей статьи 29 Закона Российской Федерации “О милиции”.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина К.А. Охотников. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика А.И. Бойцова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

1. В соответствии с частью третьей статьи 29 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 года N 1026-1 “О милиции” при получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивалось единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц.

Читайте также:  Питание собаки со склерозом почек

1.1. Оспаривающий конституционность данного законоположения гражданин К.А. Охотников, проходивший службу в органах внутренних дел на должности старшего оперуполномоченного боевого отделения отряда милиции специального назначения криминальной милиции Управления внутренних дел по Смоленской области, в результате полученной в служебной командировке в Чеченской Республике военной травмы был заключением военно-врачебной экспертизы признан негодным к прохождению службы в указанной должности и годным к военной службе с незначительными ограничениями (категория “Б”), при этом он был признан годным к прохождению службы в должностях, отнесенных к 4-й группе предназначения. Виды деятельности, относящиеся к данной группе предназначения, были определены пунктом 7.1.5 действовавших на тот момент Требований к состоянию здоровья граждан, поступающих на службу, поступающих в образовательные учреждения, и сотрудников (Приложение N 1 к Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 14 июля 2004 года N 440): паспортно-визовая служба; материально-техническая служба, хозяйственная служба, служба военного обеспечения; службы медицинские, финансово-экономические, контрольно-ревизионные и строительные; служба в информационных и вычислительных центрах; служба вневедомственной охраны (кроме службы в группах задержания пунктов централизованной охраны); служба в научно-исследовательских и образовательных учреждениях; служба в секретариатах, юридические службы, пресс-службы, служба в редакциях газет и журналов; служба в автохозяйствах и других специальных учреждениях милиции; фельдъегерская служба (кроме отнесенных к 3-й группе предназначения).

В связи с невозможностью перевода на должность, подходящую ему по состоянию здоровья, К.А. Охотников 7 апреля 2009 года был уволен со службы в органах внутренних дел по основанию, предусмотренному пунктом “з” части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации “О милиции” (по ограниченному состоянию здоровья – на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и о невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе).

Ленинский районный суд города Смоленска, отказывая решением от 15 сентября 2009 года в удовлетворении иска К.А. Охотников о взыскании с Управления внутренних дел по Смоленской области единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания, мотивировал свой отказ тем, что истцу установлена категория “Б” годности к прохождению военной службы, не исключающая дальнейшее прохождение службы, в то время как выплата пособия предусмотрена лишь в отношении граждан, получивших телесные повреждения, при которых дальнейшее прохождение службы невозможно. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 24 ноября 2009 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В передаче надзорной жалобы К.А. Охотников для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции определением судьи Смоленского областного суда также было отказано.

Закон Российской Федерации “О милиции” в связи с принятием Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ “О полиции” утратил силу с 1 марта 2011 года. Однако оспариваемое К.А. Охотников регулирование, по сути, сохранено в части 5 статьи 43 данного Федерального закона, согласно которой при получении сотрудником полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, ему выплачивается единовременное пособие в размере, равном 60-кратному размеру оклада денежного содержания, установленного на день выплаты пособия. Кроме того, К.А. Охотников впервые обратился в Конституционный Суд Российской Федерации до указанной даты, а следовательно, по смыслу части второй статьи 43 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, производство по его жалобе не подлежит прекращению.

1.2. Как следует из статей 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, конкретизирующих статью 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, если придет к выводу, что оспариваемые законоположения затрагивают конституционные права и свободы граждан и что имеется неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли эти законоположения Конституции Российской Федерации; Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых актов.

Нарушение частью третьей статьи 29 Закона Российской Федерации “О милиции” своих конституционных прав, гарантированных статьями 7, 19 и 39 Конституции Российской Федерации, заявитель усматривает в том, что данная норма не позволяет получить предусмотренное ею единовременное пособие в случае, когда уволенный по состоянию здоровья сотрудник милиции не имеет реальной возможности продолжить прохождение службы ни в той же должности, при занятии которой им были получены телесные повреждения, ни в какой-либо иной.

Соответственно, часть третья статьи 29 Закона Российской Федерации “О милиции”, как предусматривавшая выплату единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания сотруднику милиции, получившему в связи с осуществлением служебной деятельности телесные повреждения, исключающие для него возможность дальнейшего прохождения службы, и является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу.

2. Согласно Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (статья 2); в Российской Федерации как социальном государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7), каждому гарантируется социальное обеспечение в случае болезни и инвалидности (статья 39, часть 1), каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41, часть 1).

Российская Федерация, будучи социальным государством, обязана стремиться к максимальному социальному эффекту в сфере защиты здоровья граждан и возмещения им вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими трудовой (служебной) деятельности, используя для этого все необходимые правовые средства, включая частноправовые (страхование, возмещение вреда) и публично-правовые (государственное и социальное страхование, социальное обеспечение, денежные компенсации) институты.

Служба в органах внутренних дел Российской Федерации, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, по смыслу статьи 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 32 (часть 4), 72 (пункт “б” части 1) и 114 (пункт “е”), представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие такую службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Обязанности, возлагаемые на этих лиц, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что в силу статей 1 (часть 1), 2, 7, 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1) и 71 (пункт “в”) Конституции Российской Федерации влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы.

Исходя из этого государство обязано гарантировать сотрудникам милиции возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с исполнением ими служебных обязанностей, в объеме, позволяющем в максимальной степени компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса.

Приведенные правовые позиции, изложенные Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 26 декабря 2002 года N 17-П и от 15 июля 2009 года N 13-П, сохраняют свою силу.

3. Единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания, предусматривавшееся частью третьей статьи 29 Закона Российской Федерации “О милиции”, по своей правовой природе выступало наряду с обязательным государственным страхованием элементом особого публично-правового механизма возмещения вреда пострадавшим сотрудникам милиции и являлось дополнительной социальной гарантией, предоставляемой в случае невозможности продолжения службы в связи с получением телесных повреждений при осуществлении служебной деятельности.

Читайте также:  Лечение рассеянного склероза частный врач

К числу сотрудников милиции, для которых вследствие телесных повреждений, полученных при осуществлении служебной деятельности, исключалось дальнейшее прохождение службы, относились – согласно сложившейся правоприменительной практике с учетом положений пункта 19 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких (утверждена Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 15 октября 1999 года N 805), устанавливающего основания для издания приказа о выплате указанного единовременного пособия, – сотрудники милиции, которые заключением военно-врачебной комиссии о категории годности к военной службе признавались либо не годными к военной службе (категория “Д”), либо ограниченно годными к военной службе (категория “В”) при отсутствии возможности перемещения по службе.

Эти лица увольнялись со службы в милиции, соответственно, по болезни – на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел (пункт “ж” части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации “О милиции”) либо по ограниченному состоянию здоровья – на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и о невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе (пункт “з” части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации “О милиции”). Вместе с тем по пункту “з” части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации “О милиции” допускалось увольнение не только лиц, ограниченно годных к военной службе (категория “В”), но и лиц, годных к военной службе с незначительными ограничениями (категория “Б”). Следовательно, при применении этой нормы между сотрудниками милиции, относящимися к обеим названным категориям, не делалось различий (при том что тяжесть повреждений, причиненных их здоровью при исполнении служебных обязанностей, была разной).

Препятствием для дальнейшего прохождения службы в милиции при получении сотрудником телесных повреждений в связи с осуществлением служебной деятельности и признании его ограниченно годным к военной службе (категория “В”) или годным к прохождению военной службы с незначительными ограничениями (категория “Б”) являлись его неспособность по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности по занимаемой должности и невозможность перемещения на другую должность – либо в связи с отсутствием соответствующих вакансий, либо если получивший телесное повреждение сотрудник милиции не имел профессионального образования и не обладал навыками, необходимыми для занятия должности, исполнение обязанностей по которой возможно при наличии ограничений по состоянию здоровья. При этом отсутствие реальной перспективы перемещения на другую должность с неизбежностью влекло за собой увольнение в связи с невозможностью дальнейшего прохождения службы как лиц, относящихся к категории “В”, так и лиц, относящихся к категории “Б”. О невозможности продолжения службы в таких случаях свидетельствовал сам факт увольнения со службы в милиции.

Следовательно, всем сотрудникам милиции, получившим телесные повреждения в связи с осуществлением служебной деятельности и уволенным со службы в милиции по пункту “з” части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации “О милиции”, на равных основаниях должно быть обеспечено право на единовременное пособие, предусматривавшееся частью третьей его статьи 29 Закона Российской Федерации “О милиции”, что соотносится с вытекающей из статей 1 (часть 1), 2, 7, 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1) и 71 (пункт “в”) Конституции Российской Федерации обязанностью государства предоставить этим лицам материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П и от 15 июля 2009 года N 13-П).

Невыплата данного единовременного пособия сотрудникам милиции, признанным годными к прохождению военной службы с незначительными ограничениями (категория “Б”), при увольнении со службы по основанию, предусмотренному пунктом “з” части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации “О милиции”, является отступлением при осуществлении права на социальное обеспечение от конституционного принципа равенства, означающего, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях). Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающим из закрепленного ею принципа равенства, в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (Постановления от 24 мая 2001 года N 8-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, от 5 апреля 2007 года N 5-П, от 10 ноября 2009 года N 17-П, от 20 декабря 2010 года N 21-П).

4. Таким образом, часть третья статьи 29 Закона Российской Федерации “О милиции” не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 7 (часть 2), 19 (части 1 и 2) и 39 (часть 1), в той мере, в какой в системе действовавшего правового регулирования она не предполагала выплату единовременного пособия сотрудникам милиции, получившим телесные повреждения в связи с осуществлением служебной деятельности, признанным годными к прохождению военной службы с незначительными ограничениями (категория “Б”) и уволенным со службы по пункту “з” части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации “О милиции” – по ограниченному состоянию здоровья на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и о невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе.

При этом федеральный законодатель в рамках предоставленной ему дискреции вправе осуществить – с учетом различной тяжести телесных повреждений, полученных при исполнении обязанностей службы в милиции, и, следовательно, различной степени утраты способности к прохождению службы лицами, уволенными со службы по пункту “з” части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации “О милиции” ввиду признания их годными к прохождению военной службы с незначительными ограничениями (категория “Б”), и лицами, уволенными по тому же основанию ввиду признания их ограниченно годными к военной службе (категория “В”), – дифференциацию размеров единовременного пособия, которое подлежит выплате лицам, уволенным со службы ввиду невозможности дальнейшего ее прохождения.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

1. Признать часть третью статьи 29 Закона Российской Федерации “О милиции” не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 7 (часть 2), 19 (части 1 и 2) и 39 (часть 1), в той мере, в какой в системе действовавшего правового регулирования она не предполагала выплату единовременного пособия сотрудникам милиции, получившим телесные повреждения в связи с осуществлением служебной деятельности, признанным годными к прохождению военной службы с незначительными ограничениями (категория “Б”) и уволенным со службы по пункту “з” части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации “О милиции” – по ограниченному состоянию здоровья на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и о невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе.

2. Правоприменительные решения, принятые в отношении гражданина Охотников Константина Алексеевича, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня его опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в “Российской газете” и “Собрании законодательства Российской Федерации”. Постановление должно быть опубликовано также в “Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации”.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector