Рассеянный склероз гиления новартис

Гилениа. Первый случай ПМЛ…


Компания Новартис (Novartis AG) подтвердила информацию о том, что у одного из пациентов, получавших финголимод (fingolimod, Гилениа, Гиления) — препарат превентивной терапии рассеянного склероза, развилась прогрессирующая мультифокальная лейкоэнцефалопатия ( ПМЛ,PML) — демиелинизирующее заболевание, приводящее к тяжелой инвалидизации или смерти пациента .

Однако, представители компании отметили, что этот пациент получал лечение препаратом Тисабри (натализумаб, Biogen Idec / Elan) в течение примерно трех с половиной лет до начала терапии финголимодом. Также в крови этого пациента были обнаружены антитела к вирусу JCV — вирусу, с которым связано развитие ПМЛ.

Известно, что лечение натализумабом (Тисабри) связано с повышением риска развития ПМЛ. Этот риск возрастает с течением времени (срок лечения Тисабри, превышающий 2 года) и при наличии антител к вирусу JCV.

В своем заявлении компания Новартис отмечает:

В настоящее время считается, что Тисабри является препаратом, который наиболее вероятно связан с ПМЛ, тем не менее, влияние терапии Гилениа на развитие ПМЛ в этом клиническом случае не может быть исключено… Это первый и единственный случай ПМЛ среди примерно 36 000 пациентов, получающих финголимод.

Органы здравоохранения Европы и Америки уже обращали внимание на финголимод, несмортя на то, что препарат был успешно зарегистрирован FDA (США) в сентябре 2010 года и EMA (Европа) в марте 2011 года. Однако, после смерти пациента, произошедшей вскоре после получения первой доза препарата в декабре 2011, ожидается, что FDA и EMA более подробно рассмотрят соотношение рисков и преимуществ лечения финголимодом.

Отчёт ISMP

В недавнем отчете Институт безопасности лекарственной терапии (ISMP Institute for Safe Medication Practices ) призвал FDA наложить ограничения на использование финголимода, после рассмотрения сообщений о развитии неблагоприятных побочных событий у пациентов во втором квартале 2011 года.

«Проблемы широкой токсичности, которые были очевидны еще во время клинических исследований финголимода, подтверждаются в постмаркетинговых наблюдениях. На сегодняшний день известно о 68 случаях развития серьезных инфекций, в том числе глаз, кожи, мочевыводящих путей, верхних дыхательных путей, 60 случаях серьезных офтальмологических нарушений (в том числе отек макулы и другие нарушения зрения). В 14 случаях у пациентов отмечались нарушения сердечного ритма и функций печени», — отмечается в докладе.

«Полученные сигналы позволяют задуматься о том, достаточно ли изучен тревожный профиль безопасности финголимода, и оправдано ли его дальнейшее неограниченное использование. Известные данные о неблагоприятном воздействии препарата на зрение, сердце, печень, иммунные реакции, а также случаи смерти пациентов во время клинических исследований и во время постмаркетинговых наблюдений, позволяют поставить вопрос о целессообразности длительного применения финголимода (Гилениа) в утвержденной дозировке «. Такие выводы делает экспертная группа ISMP.

Источник: PML Reported in MS Patient on Fingolimod, — Medscape Medical News, Neurology

Источник

Гилениа вперед него родилась

До 31 марта Минздрав принимает заявки на включение лекарственных средств в перечень ЖНВЛП и программу «Семь нозологий». Оказаться в последней, то есть получить гарантированный рынок сбыта, рассчитывают и произ­водители препарата финголимода, предназначенного для лечения рассеянного склероза, – швейцарская Novartis с препаратом Гилениа и ООО «БиоИнтегратор», «дочка» подмосковного Центра высоких технологий «ХимРар», с биоаналогом Несклер. В Novartis сопернику были не рады и попытались добиться запрета на введение препарата в гражданский оборот. Очередной этап судебного противостояния завершился на прошлой неделе победой «Био­Интегратора». В суде отечественного разработчика защищали лоббисты из пациентских организаций.

Лонч Гилениа состоялся в 2010 году, а уже к кон­цу 2014 года он вместе со знаменитым Гливеком стал главным препаратом в глобальном портфеле Novartis с общими прода­жами $2,47 млрд (прирост по сравнению с 2013 го­дом – 28%). А вот рыночную судьбу Гилениа в России до сих пор счастливой назвать было трудно. Про­филь препарата – терапия рассеянного склероза – соответствует программе «Семь нозологий», однако в силу того, что ассортимент программы с момента ее создания в 2007 году до кон­ца 2014 года Минздравом не пересматривался, получить доступ к гаран­тированному рынку сбыта Гилениа не мог. В госзакуп­ки препарат все‑таки попал (в соответствии с поста­новлением правительства №890 от 30 июля 1994 года), то есть финансирование закупок финголимода ве­лось из зачастую скромных бюджетов регионов. Сто­имость же одной упаковки Гилениа превышает 100 ты­сяч рублей. Стоимость годо­вого курса лечения Гилениа оценивается в 1,2 млн руб­лей на пациента. В итоге совокупные продажи Гилениа в 2014 году, по дан­ным Headway Company, составили 385,5 млн рублей, а в 2013‑м – 351,2 млн. Для сравнения, объем продаж другого оригинального пре­парата для лечения рассеян­ного склероза – Копаксона от Teva, который изначально был включен в перечень «Семи нозологий», – по итогам прошлогоднего закупочного сезона достиг 6,3 млрд рублей.

Шанс попасть в «Семь нозо­логий» у Гилениа появился в конце 2014 года, когда Минздрав заявил о пла­нах пересмотреть перечни ЖНВЛП и «Семи нозоло­гий». В первый перечень финголимод был включен, во второй – нет. К сча­стью для Novartis, очередная корректировка перечней оказалась не за горами. Подписанные премьером Медведевым в прошлом году правила формирования ключевых лекарственных списков (постановление правительства №871) пред­усматривают, что ежегодно Минздрав в срок до 31 марта должен принимать заяв­ки от участников рынка и общественных органи­заций, предложения по их корректировке. Однако, помимо слепой воли регу­лятора, существуют и дру­гие факторы, способные помешать Гилениа занять более серьезные позиции на рынке госзакупок. Глав­ный – появление на рынке конкурента – отечествен­ного биоаналога Несклера (владелец регудостовере­ния, упаковщик препарата Несклер – ООО «БиоИн­тегратор», производитель – ЗАО «МираксБиоФарма»). В «БиоИнтеграторе» делают на Несклер серьезную ставку: стоимость одной упаковки препарата будет ниже, чем у оригинального препарата – 75 тысяч рублей (цена пока не зарегистри­рована). Благодаря этому в «БиоИнтеграторе» рассчи­тывают занять доминиру­ющее положение на рынке финголимода с продажами на уровне 1,57 млрд рублей в год.

Читайте также:  Атеросклерозе бронхиальной астме респираторных инфекциях ангине радиационном

Редкое дело, но агрессив­ный настрой отечественного производителя поддержали в пациентских организациях. За скорейший выход на ры­нок Несклера ратуют два видных лоббиста – пре­зидент Общероссийской общественной организации инвалидов – больных рассе­янным склерозом Ян Власов и президент Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский. Последний пред­ставлял интересы «БиоИн­тегратора» в судебном споре с Novartis в Московском арбитраже.

Процесс по иску россий­ского представительства швейцарской компании стартовал в ноябре, накану­не выдачи регудостоверения на Несклер. Действую­щего патента на Гилениа в России у Novartis нет, однако аргументы для отзыва регистрации у пре­парата‑конкурента юристы компании нашли. В Novartis посчитали незаконным использование ответчиком в целях госрегистрации сведений из обширного регистрационного досье – данных клинических и до­клинических исследований Гилениа. Мораторий, по их словам, должен действовать как минимум до 17 августа 2016 года, когда истечет шестилетний срок исклю­чительных прав оригинато­ра на результаты исследо­ваний, предусмотренный п. 6 ст. 18 ФЗ‑61 «Об об­ращении лекарственных средств». По мнению истца, Минздрав, приняв данные исследований Гилениа при регистрации препарата Не­склер, нарушил эту норму. Действие статьи направлено на запрет использования оригинального препара­та для замены повторных испытаний. «Если препарат эквивалентен оригиналу по своим свойствам, то его можно было зарегистри­ровать лишь при наличии повторных полных испы­таний, без ссылки на ори­гинал», – утверждал в ходе судебного процесса адвокат Novartis Александр Хри­стофоров. Представители Novartis также настаивали на том, что регистрация Несклера могла состоять­ся только при наличии у ООО «БиоИнтегратор» собственной базы клини­ческих и доклинических испытаний дженерикового препарата. Российская компания, как утверждали адвокаты Novartis, не стала проводить полный ком­плекс КИ, а при реги­страции лишь сослалась на результаты анализа без­опасности и эффективности оригинального препарата Гилениа. Причем проводил исследование биоэквива­лентности двух препаратов «ХимРар», аффилирован­ный с «БиоИнтегратором».

В активную стадию раз­бирательство перешло в середине марта, когда адвокаты Novartis решили переформулировать исковое требование – запретить ввод Несклера в гражданский оборот. Однако доводы остались, в принципе, теми же: ФЗ‑61 предусматривает, что оригинатору полагается шесть лет на то, чтобы оку­пить разработку.

Александр Саверский называл аргументы Novartis шаткими. Норма 61‑ФЗ о шестилетних исключи­тельных правах оригина­торов начала действовать 22 августа 2012 года, спу­стя полгода после подачи заявления о регистрации Несклера. А очередные изменения в 61‑ФЗ, которые введут согласие разработ­чика оригинального ЛС на использование данных собственных исследова­ний, вступят в силу только с 1 июля 2015 года. Иными словами, Несклер вовремя получил доступ на рынок. Судья Наталья Стрижова на заседании 20 марта по­считала позицию ответчиков более убедительной и в иске Novartis отказала.

Впрочем, нельзя сказать, что победа далась лоббистам легко. Ян Власов считает, что на затягивание процесса повлияла невнятная позиция представителя Минздрава на первом заседании по иску Novartis, «поэтому спор, который изначально касался интеллектуальной собствен­ности, перерос в спор о реги­страции ЛС». Чтобы пози­ция регулятора впредь была внятной, общественникам пришлось искать участия Вероники Скворцовой. «Мы призвали министра более четко подбирать исполни­теля и взять под контроль весь судебный процесс», – рассказывал Власов VADEMECUM накануне процесса.

Призыв пациентского сообщества был услышан, в суде сторону Минздрава представлял замруководите­ля правового департамента ведомства. Сложно сказать, помог ли чиновник разо­браться в коллизии и повли­яло ли его участие на удов­летворенность сторон вердиктом. Представители Novartis приняли решение суда, но это не значит, что истец смирится с поражени­ем и потерей доли рынка.

Источник

Финголимод (Гилениа) – новый пероральный препарат для лечения ремиттирующего рассеянного склероза

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Читайте в новом номере

Рассеянный склероз (РС) – воспалительно–дегенеративное заболевание центральной нервной системы (ЦНС), которое традиционно считалось присущим лишь лицам молодого возраста – с началом болезни в возрастном периоде от 20 до 40 лет. Однако в последнее время, наряду с увеличением заболеваемости РС, произошло и значительное расширение его возрастных границ – на сегодняшний день типичным возрастом, в котором РС дебютирует, считается возраст от 18 до 59 лет.

До конца прошлого века лечение РС сводилось к купированию обострений заболевания с помощью кортикостероидной пульс–терапии и проведению симптоматической терапии. В 90–х годах XX века появились превентивные препараты патогенетической направленности, которые, к сожалению, не приводят к полному выздоровлению, но в значительной мере сокращают число обострений РС и замедляют его развитие. Это иммуномодулирующие средства, которые уже хорошо зарекомендовали себя в клинической практике, являясь эффективными и безопасными при длительном, многолетнем применении [1] . К ним относятся интерфероны бета (интерферон бета–1b, интерферон бета–1а) и глатирамера ацетат.
Все эти препараты являются средствами первого ряда, рекомендуемыми к назначению больным с ремиттирующей формой течения РС при легкой и средней степени инвалидизации. Обладая совершенно различными механизмами действия, эти два класса препаратов одинаково эффективны. Их применение приводит к сокращению частоты обострений на 30–35% [3]. Все эти иммуномодуляторы должны применяться постоянно, вводятся инъекционно и обладают, как и любой препарат, определенным спектром нежелательных явлений. Наиболее значимым нежелательным явлением, возникающим при применении интерферонов бета, является гриппоподобный синдром с повышением температуры, головными и мышечными болями, который возникает после введения препарата и иногда длится достаточно долго. Побочными явлениями применения глатирамера являются системные постинъекционные реакции, проявляющиеся в виде вегетативных кризов, и атрофия жировой клетчатки в местах введения препарата.
Применение иммуномодуляторов первого ряда не у всех пациентов приводит к желаемому результату. Это обусловлено целым рядом причин, прежде всего – генетическими особенностями различных пациентов. Кроме того, применение интерферонов бета в ряде случаев сопровождается образованием нейтрализующих антител, снижающих биологическую активность препаратов [5,10,11]. Значимым фактором недостаточного ответа на терапию является и неполная приверженность лечению из–за боязни инъекций, «усталости» от постоянного многолетнего инъекционного введения препарата или непереносимых побочных явлений [4]. Отсюда понятно, что введение в клиническую практику лекарственных средств для приема внутрь может повысить приверженность терапии.
Одним из таких препаратов, разрешенных к применению в США (2010 г.), Европе (2011 г.), а теперь и в России (2010 г.), является финголимод (Гилениа) производства компании «Новартис». Препарат является производным мириоцина и выделяется из грибка Saria sinclairii, используемого в традиционном лечении травами. С помощью сфингозин–киназы он в печени превращается в активный метаболит – финголимод–фосфат. Финголимод является модулятором 4 из 5 известных сфингозин–фосфатных рецепторов [2]. Они представлены в разных тканях, но особенно широко в лимфоцитах, клетках центральной и периферической нервной системы. На мембранах лимфоцитов финголимод блокирует эти рецепторы, что препятствует их выходу из регионарных лимфатических узлов без повреждения лимфоцитов. Таким образом, количество циркулирующих в крови «аутоагрессивных» Т–клеток уменьшается и степень воспалительных изменений в ЦНС снижается. Кроме того, показано, что финголимод, будучи липофильным по природе, проникает через гематоэнцефалический барьер в центральную нервную систему, где действует на сфингозин–1 фосфатные рецепторы клеток глии и нейронов [9].
Так как лимфоциты удерживаются в лимфатических узлах, уровень их в крови снижается. Это снижение начинается довольно быстро после начала применения финголимода, достигая максимума через 1–2 нед. Однако после отмены препарата через 6–8 нед. число лимфоцитов в крови восстанавливается практически до нормальных значений. Так при применении финголимода в дозе 0,5 мг через 1 мес. лечения отмечается снижение лимфоцитов на 73%, а через 3 мес. после прекращения приема препарата их содержание в крови составляет 86% от исходного уровня.
Важным является тот факт, что при применении финголимода сохраняется иммунная реакция в ответ на воздействие новых антигенов в виде повышения уровня антител, как зависимых, так и независимых от Т–клеточного иммунитета. Это связано с тем, что финголимод не замедляет выход эффекторных Т–клеток памяти, обеспечивающих защиту от инфекций, из лимфоцитов.
Помимо этого, в эксперименте на животных показано, что применение финголимода способствует большей сохранности аксонов, что предполагает его нейропротективный эффект. Данные, полученные in vitro, подтверждают это предположение и свидетельствуют о том, что при длительном применении финголимод может оказывать дозозависимый эффект на выживаемость и дифференцировку олигодендроцитов, способствуя ремиелинизации и таким образом предохраняя аксоны от повреждения. Показано, что препарат повышает содержание нейротрофического фактора BDNF в культуре нейронов, что также позволяет предположить и прямой нейропротективный эффект препарата.
Клиническая эффективность финголимода продемонстрирована в 2 крупных международных рандомизированных исследованиях – TRANSFORMS и FREEDOMS. В первом из них сравнивалась эффективность этого препарата с одним из средств терапии первого ряда – интерфероном бета–1а, вводимым внутримышечно. Во втором, плацебо–контролируемом исследовании оценивалась эффективность двух доз финголимода – 0,5 и 1,25 мг.
Эффективность любого препарата, предлагаемого для лечения РС, оценивается по трем параметрам: сокращению частоты обострений, замедлению нарастания инвалидизации и уменьшению активности процесса по данным магнитно–резонансной томографии (МРТ).
В обоих упомянутых исследованиях показано, что финголимод значительно сокращает частоту обострений РС как по сравнению с интерфероном (на 52%), так и с плацебо (на 54%). В исследовании TRANSFORMS показано, что число обострений, потребовавших применения кортикостероидной пульс–терапии без госпитализации, на фоне финголимода сократилось на 52% по сравнению с интерфероном, а тяжелых обострений, потребовавших стационарного лечения – на 71%. Сократилось и число пациентов с неполным восстановлением после очередного обострения. Кроме того, на фоне применения финголимода увеличивается число пациентов, у которых за время исследования не было зафиксировано ни одного обострения. Важно отметить, что финголимод заметно снижал частоту экзацербаций даже у тех пациентов, которые до включения в исследования получали какую–либо иммуномодулирующую терапию: в исследовании TRANSFORMS – на 52%, а в исследовании FREEDOMS – на 46%. Это свидетельствует о том, что при недостаточной эффективности препарата первого ряда перевод пациента на финголимод оказывает положительное действие. Однако в исследовании TRANSFORMS показано также, что при изначальном назначении этого препарата в отношении снижения частоты обострений можно достичь лучшего результата, нежели при переводе на финголимод через какой–то период времени.
Исследование FREEDOMS показало, что риск подтвержденного прогрессирования РС (нарастания инвалидизации) в течение 3 мес. снизился на 30%, а в течение 6 мес. – на 37% (на фоне приема 0,5 мг препарата) [6–8,13].
Значительное снижение активности воспалительного процесса при применении финголимода подтверждено данными МРТ. Результаты двухлетнего исследования FREEDOMS показали, что число новых или увеличивающихся в размерах очагов в Т2–режиме снизилось на 74%, а число очагов, накапливающих контраст в Т1–режиме (что свидетельствует о нарушении гематоэнцефалического барьера) – на 82%. При этом лучший результат достигается при изначальном назначении финголимода, чем при переходе на него после применения интерферона [7,8].
Известно, что у пациентов с РС, помимо воспалительных изменений в головном мозге, развиваются и нейродегенеративные процессы. Именно они отвечают за нарастающий неврологический дефицит и необратимую инвалидизацию. Нейродегенерация находит свое отражение в атрофии мозга – объем головного мозга у больных РС постепенно снижается. Оказалось, что у больных, принимавших финголимод, степень атрофии головного мозга была заметно меньшей по сравнению с таковой у пациентов, получавших интерферон (на 31%) или плацебо (на 35%). Следует отметить тот факт, что препарат снижал степень атрофии мозга и у тех пациентов, у которых не было обнаружено выраженных воспалительных изменений при проведении МРТ головного мозга, то есть не отмечалось накопления контраста. Это может отражать прямой нейропротективный эффект финголимода [7,8]. На основе анализа баз MEDLINE, EMBASE и Кохрановской библиотеки был проведен мета-анализ исследований с применением глатирамер ацетата, интерферона–бета–1а и интерферона-бета-1b, а также финголимода у больных РРС. Основным анализируемым показателем была ежегодная частота обострений. Относительная частота обострений по отношению к финголимоду составила 1,43 (для глатирамера ацетата 20 мг), 1,51 (для интерферона бета–1d 250 мкг), 1,55 (для интерферона бета–1а 44 мкг), 1,67 (для интерферона бета–1а 22 мкг), 1,93 (для интерферона бета–1а 30 мкг) и 2,32 (для плацебо). Авторы делают заключение о том, что по полученным результатам финголимод достоверно более выраженно снижает частоту рецидивов у пациентов с РРС по сравнению с существующими ПИТРС первого ряда. Они отмечают, что мета-анализ отличается меньшим уровнем доказательности по сравнению с прямыми сравнительными исследованиями [12].
Таким образом, клиническая эффективность финголимода несомненна. Однако, как и любой препарат, он должен быть не только эффективным, но и безопасным, особенно учитывая тот факт, что его применение должно быть длительным (если не постоянным). В проведенных исследованиях частота нежелательных и серьезных нежелательных явлений не отличалась от таковой в группе плацебо. Так, нежелательные явления, приведшие к отмене препарата, в исследовании FREEDOMS были зарегистрированы у 7,7% пациентов, получавших финголимод, и у 7,5% в группе плацебо. Число инфекций на фоне низкого числа лимфоцитов при приеме препарата была сопоставима с плацебо.
Серьезные нежелательные явления отмечены в 10,1% случаев при приеме финголимода и у 13,4% – при приеме плацебо.
Наиболее частыми нежелательными явлениями при использовании финголимода являются назофарингит, головная боль, диспноэ, диарея, тошнота.
В первые 3–4 мес. лечения уровень печеночных ферментов может возрастать. Нормализация его происходит примерно через 2 мес. после прекращения приема препарата.
Финголимод обладает эффектом «первой дозы», приводя в дозе 0,5 мг к симптоматической брадикардии примерно у 0,5% пациентов. Механизм его развития объясняется тем, что в кардиомиоцитах предсердий финголимод действует на связанные c G–белками калиевые каналы за счет модуляции сфингозин–1–фосфатных рецепторов. Это происходит аналогично активации мускариновых М2–рецепторов ацетилхолином, то есть происходит как бы вагусная стимуляция. Через 1 мес. лечения это нежелательное явление полностью устраняется. Однако в связи с этой возможностью применение финголимода требует наблюдения за пациентом в течение 6 ч после применения первой дозы препарата.
В клинических исследованиях прием финголимода в дозе 0,5 мг приводил к развитию отека макулы у 0,3% пациентов. Перед назначением препарата и через 3–4 месяца после начала его применения необходим осмотр окулиста. Особого внимания требуют пациенты, страдающие сахарным диабетом и имеющие в анамнезе увеит. У этих пациентов требуется дополнительная консультация офтальмолога через год после начала лечения.
Таким образом, в проведенных исследованиях препарат финголимод показал хорошее соотношение показателей польза/риск при применении его у пациентов с ремиттирующим РС для уменьшения клинических обострений и снижения риска прогрессирования инвалидизации. В настоящее время Всероссийским обществом неврологов разработаны специальные рекомендации по его использованию.
При назначении финголимода следует отдавать предпочтение следующим группам пациентов: 1 – в качестве препарата второй линии при высокой активности РС, несмотря на терапию интерферонами бета или глатирамера ацетатом; 2 – в качестве препарата первой линии для больных с «агрессивным» РС; 3 – при непереносимости интерферонов бета или глатирамера ацетата [14].
Неэффективность препаратов первого ряда следует оценивать не ранее, чем через 1 год курса лечения. Ею считается наличие не менее чем 1 обострения, и на МРТ головного мозга должно выявляться не менее 9 гиперинтенсивных в Т2–режиме очагов или не менее 1 очага, накапливающего контраст в режиме Т1.
«Агрессивным» считается такое течение РС, при котором в течение 1 года у пациента произошло 2 или более инвалидизирующих обострений и МРТ выявляет не менее 1 очага контрастируемого очага или значительное увеличение числа очагов в Т2–режиме.
Финголимод следует принимать по 1 капсуле (0,5 мг) в сутки, независимо от приема пищи, желательно в одно и то же время. Перед назначением препарата необходимо провести клинический и биохимический анализы крови, выполнить ЭКГ и показать пациента окулисту. В дальнейшем рекомендуется каждые 3 мес. повторять анализы крови и через 3–4 мес. провести повторную консультацию окулиста.
Прием первой дозы должен осуществляться в стационарных условиях с 6–часовым наблюдением за пациентом. В случае, если, по каким–либо причинам, пропуск приема препарата составил более 14 дней, возобновление приема должно проходить также в условиях стационара с 6–часовым наблюдением.
Так как на сегодняшний день неизвестно влияние препарата на плод, женщины, принимающие финголимод, должны использовать надежные методы контрацепции во все время приема препарата и 2 мес. после его завершения. Если беременность все же наступает, применение финголимода следует сразу прекратить.
Пациенты, получающие финголимод, должны сообщать своему лечащему врачу обо всех пропусках приема препарата, симптомах инфекций и приеме каких–либо вакцин. Кроме того, они должны регулярно осматривать себя на предмет появления кожных изменений.
Препарат рекомендован только в виде монотерапии и не назначается в комбинации с препаратами первого ряда. В настоящее время финголимод не показан детям и подросткам. Для пациентов старше 65 лет препарат также не рекомендуется, так как на сегодня нет данных о его безопасности у этой категории больных. Также не следует назначать финголимод пациентам с текущими злокачественными новообразованиями.
В настоящее время начаты исследования по долгосрочному наблюдению за больными, получающими финголимод, для подтверждения его безопасности при длительном применении. Кроме того, исследуется иммунный ответ больных, получающих финголимод, на вакцинацию; влияние его на когнитивные функции по сравнению с интерфероном бета–1а.
Таким образом, препарат финголимод представляется весьма перспективным для лечения пациентов с ремиттирующим рассеянным склерозом. Высокая эффективность и простота его применения позволят повысить приверженность пациентов терапии и улучшить результаты лечения, а значит, и качество жизни больных.

Читайте также:  Тяжелое заболевание каким считается рассеянный склероз при этой болезни

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рассеянный склероз гиления новартис

Гилениа. Первый случай ПМЛ…


Компания Новартис (Novartis AG) подтвердила информацию о том, что у одного из пациентов, получавших финголимод (fingolimod, Гилениа, Гиления) — препарат превентивной терапии рассеянного склероза, развилась прогрессирующая мультифокальная лейкоэнцефалопатия ( ПМЛ,PML) — демиелинизирующее заболевание, приводящее к тяжелой инвалидизации или смерти пациента .

Однако, представители компании отметили, что этот пациент получал лечение препаратом Тисабри (натализумаб, Biogen Idec / Elan) в течение примерно трех с половиной лет до начала терапии финголимодом. Также в крови этого пациента были обнаружены антитела к вирусу JCV — вирусу, с которым связано развитие ПМЛ.

Известно, что лечение натализумабом (Тисабри) связано с повышением риска развития ПМЛ. Этот риск возрастает с течением времени (срок лечения Тисабри, превышающий 2 года) и при наличии антител к вирусу JCV.

В своем заявлении компания Новартис отмечает:

В настоящее время считается, что Тисабри является препаратом, который наиболее вероятно связан с ПМЛ, тем не менее, влияние терапии Гилениа на развитие ПМЛ в этом клиническом случае не может быть исключено… Это первый и единственный случай ПМЛ среди примерно 36 000 пациентов, получающих финголимод.

Органы здравоохранения Европы и Америки уже обращали внимание на финголимод, несмортя на то, что препарат был успешно зарегистрирован FDA (США) в сентябре 2010 года и EMA (Европа) в марте 2011 года. Однако, после смерти пациента, произошедшей вскоре после получения первой доза препарата в декабре 2011, ожидается, что FDA и EMA более подробно рассмотрят соотношение рисков и преимуществ лечения финголимодом.

Отчёт ISMP

В недавнем отчете Институт безопасности лекарственной терапии (ISMP Institute for Safe Medication Practices ) призвал FDA наложить ограничения на использование финголимода, после рассмотрения сообщений о развитии неблагоприятных побочных событий у пациентов во втором квартале 2011 года.

«Проблемы широкой токсичности, которые были очевидны еще во время клинических исследований финголимода, подтверждаются в постмаркетинговых наблюдениях. На сегодняшний день известно о 68 случаях развития серьезных инфекций, в том числе глаз, кожи, мочевыводящих путей, верхних дыхательных путей, 60 случаях серьезных офтальмологических нарушений (в том числе отек макулы и другие нарушения зрения). В 14 случаях у пациентов отмечались нарушения сердечного ритма и функций печени», — отмечается в докладе.

«Полученные сигналы позволяют задуматься о том, достаточно ли изучен тревожный профиль безопасности финголимода, и оправдано ли его дальнейшее неограниченное использование. Известные данные о неблагоприятном воздействии препарата на зрение, сердце, печень, иммунные реакции, а также случаи смерти пациентов во время клинических исследований и во время постмаркетинговых наблюдений, позволяют поставить вопрос о целессообразности длительного применения финголимода (Гилениа) в утвержденной дозировке «. Такие выводы делает экспертная группа ISMP.

Источник: PML Reported in MS Patient on Fingolimod, — Medscape Medical News, Neurology

Источник

Гилениа вперед него родилась

До 31 марта Минздрав принимает заявки на включение лекарственных средств в перечень ЖНВЛП и программу «Семь нозологий». Оказаться в последней, то есть получить гарантированный рынок сбыта, рассчитывают и произ­водители препарата финголимода, предназначенного для лечения рассеянного склероза, – швейцарская Novartis с препаратом Гилениа и ООО «БиоИнтегратор», «дочка» подмосковного Центра высоких технологий «ХимРар», с биоаналогом Несклер. В Novartis сопернику были не рады и попытались добиться запрета на введение препарата в гражданский оборот. Очередной этап судебного противостояния завершился на прошлой неделе победой «Био­Интегратора». В суде отечественного разработчика защищали лоббисты из пациентских организаций.

Лонч Гилениа состоялся в 2010 году, а уже к кон­цу 2014 года он вместе со знаменитым Гливеком стал главным препаратом в глобальном портфеле Novartis с общими прода­жами $2,47 млрд (прирост по сравнению с 2013 го­дом – 28%). А вот рыночную судьбу Гилениа в России до сих пор счастливой назвать было трудно. Про­филь препарата – терапия рассеянного склероза – соответствует программе «Семь нозологий», однако в силу того, что ассортимент программы с момента ее создания в 2007 году до кон­ца 2014 года Минздравом не пересматривался, получить доступ к гаран­тированному рынку сбыта Гилениа не мог. В госзакуп­ки препарат все‑таки попал (в соответствии с поста­новлением правительства №890 от 30 июля 1994 года), то есть финансирование закупок финголимода ве­лось из зачастую скромных бюджетов регионов. Сто­имость же одной упаковки Гилениа превышает 100 ты­сяч рублей. Стоимость годо­вого курса лечения Гилениа оценивается в 1,2 млн руб­лей на пациента. В итоге совокупные продажи Гилениа в 2014 году, по дан­ным Headway Company, составили 385,5 млн рублей, а в 2013‑м – 351,2 млн. Для сравнения, объем продаж другого оригинального пре­парата для лечения рассеян­ного склероза – Копаксона от Teva, который изначально был включен в перечень «Семи нозологий», – по итогам прошлогоднего закупочного сезона достиг 6,3 млрд рублей.

Шанс попасть в «Семь нозо­логий» у Гилениа появился в конце 2014 года, когда Минздрав заявил о пла­нах пересмотреть перечни ЖНВЛП и «Семи нозоло­гий». В первый перечень финголимод был включен, во второй – нет. К сча­стью для Novartis, очередная корректировка перечней оказалась не за горами. Подписанные премьером Медведевым в прошлом году правила формирования ключевых лекарственных списков (постановление правительства №871) пред­усматривают, что ежегодно Минздрав в срок до 31 марта должен принимать заяв­ки от участников рынка и общественных органи­заций, предложения по их корректировке. Однако, помимо слепой воли регу­лятора, существуют и дру­гие факторы, способные помешать Гилениа занять более серьезные позиции на рынке госзакупок. Глав­ный – появление на рынке конкурента – отечествен­ного биоаналога Несклера (владелец регудостовере­ния, упаковщик препарата Несклер – ООО «БиоИн­тегратор», производитель – ЗАО «МираксБиоФарма»). В «БиоИнтеграторе» делают на Несклер серьезную ставку: стоимость одной упаковки препарата будет ниже, чем у оригинального препарата – 75 тысяч рублей (цена пока не зарегистри­рована). Благодаря этому в «БиоИнтеграторе» рассчи­тывают занять доминиру­ющее положение на рынке финголимода с продажами на уровне 1,57 млрд рублей в год.

Читайте также:  Склероз при хроническом воспалении

Редкое дело, но агрессив­ный настрой отечественного производителя поддержали в пациентских организациях. За скорейший выход на ры­нок Несклера ратуют два видных лоббиста – пре­зидент Общероссийской общественной организации инвалидов – больных рассе­янным склерозом Ян Власов и президент Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский. Последний пред­ставлял интересы «БиоИн­тегратора» в судебном споре с Novartis в Московском арбитраже.

Процесс по иску россий­ского представительства швейцарской компании стартовал в ноябре, накану­не выдачи регудостоверения на Несклер. Действую­щего патента на Гилениа в России у Novartis нет, однако аргументы для отзыва регистрации у пре­парата‑конкурента юристы компании нашли. В Novartis посчитали незаконным использование ответчиком в целях госрегистрации сведений из обширного регистрационного досье – данных клинических и до­клинических исследований Гилениа. Мораторий, по их словам, должен действовать как минимум до 17 августа 2016 года, когда истечет шестилетний срок исклю­чительных прав оригинато­ра на результаты исследо­ваний, предусмотренный п. 6 ст. 18 ФЗ‑61 «Об об­ращении лекарственных средств». По мнению истца, Минздрав, приняв данные исследований Гилениа при регистрации препарата Не­склер, нарушил эту норму. Действие статьи направлено на запрет использования оригинального препара­та для замены повторных испытаний. «Если препарат эквивалентен оригиналу по своим свойствам, то его можно было зарегистри­ровать лишь при наличии повторных полных испы­таний, без ссылки на ори­гинал», – утверждал в ходе судебного процесса адвокат Novartis Александр Хри­стофоров. Представители Novartis также настаивали на том, что регистрация Несклера могла состоять­ся только при наличии у ООО «БиоИнтегратор» собственной базы клини­ческих и доклинических испытаний дженерикового препарата. Российская компания, как утверждали адвокаты Novartis, не стала проводить полный ком­плекс КИ, а при реги­страции лишь сослалась на результаты анализа без­опасности и эффективности оригинального препарата Гилениа. Причем проводил исследование биоэквива­лентности двух препаратов «ХимРар», аффилирован­ный с «БиоИнтегратором».

В активную стадию раз­бирательство перешло в середине марта, когда адвокаты Novartis решили переформулировать исковое требование – запретить ввод Несклера в гражданский оборот. Однако доводы остались, в принципе, теми же: ФЗ‑61 предусматривает, что оригинатору полагается шесть лет на то, чтобы оку­пить разработку.

Александр Саверский называл аргументы Novartis шаткими. Норма 61‑ФЗ о шестилетних исключи­тельных правах оригина­торов начала действовать 22 августа 2012 года, спу­стя полгода после подачи заявления о регистрации Несклера. А очередные изменения в 61‑ФЗ, которые введут согласие разработ­чика оригинального ЛС на использование данных собственных исследова­ний, вступят в силу только с 1 июля 2015 года. Иными словами, Несклер вовремя получил доступ на рынок. Судья Наталья Стрижова на заседании 20 марта по­считала позицию ответчиков более убедительной и в иске Novartis отказала.

Впрочем, нельзя сказать, что победа далась лоббистам легко. Ян Власов считает, что на затягивание процесса повлияла невнятная позиция представителя Минздрава на первом заседании по иску Novartis, «поэтому спор, который изначально касался интеллектуальной собствен­ности, перерос в спор о реги­страции ЛС». Чтобы пози­ция регулятора впредь была внятной, общественникам пришлось искать участия Вероники Скворцовой. «Мы призвали министра более четко подбирать исполни­теля и взять под контроль весь судебный процесс», – рассказывал Власов VADEMECUM накануне процесса.

Призыв пациентского сообщества был услышан, в суде сторону Минздрава представлял замруководите­ля правового департамента ведомства. Сложно сказать, помог ли чиновник разо­браться в коллизии и повли­яло ли его участие на удов­летворенность сторон вердиктом. Представители Novartis приняли решение суда, но это не значит, что истец смирится с поражени­ем и потерей доли рынка.

Источник

Финголимод (Гилениа) – новый пероральный препарат для лечения ремиттирующего рассеянного склероза

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Читайте в новом номере

Рассеянный склероз (РС) – воспалительно–дегенеративное заболевание центральной нервной системы (ЦНС), которое традиционно считалось присущим лишь лицам молодого возраста – с началом болезни в возрастном периоде от 20 до 40 лет. Однако в последнее время, наряду с увеличением заболеваемости РС, произошло и значительное расширение его возрастных границ – на сегодняшний день типичным возрастом, в котором РС дебютирует, считается возраст от 18 до 59 лет.

До конца прошлого века лечение РС сводилось к купированию обострений заболевания с помощью кортикостероидной пульс–терапии и проведению симптоматической терапии. В 90–х годах XX века появились превентивные препараты патогенетической направленности, которые, к сожалению, не приводят к полному выздоровлению, но в значительной мере сокращают число обострений РС и замедляют его развитие. Это иммуномодулирующие средства, которые уже хорошо зарекомендовали себя в клинической практике, являясь эффективными и безопасными при длительном, многолетнем применении [1] . К ним относятся интерфероны бета (интерферон бета–1b, интерферон бета–1а) и глатирамера ацетат.
Все эти препараты являются средствами первого ряда, рекомендуемыми к назначению больным с ремиттирующей формой течения РС при легкой и средней степени инвалидизации. Обладая совершенно различными механизмами действия, эти два класса препаратов одинаково эффективны. Их применение приводит к сокращению частоты обострений на 30–35% [3]. Все эти иммуномодуляторы должны применяться постоянно, вводятся инъекционно и обладают, как и любой препарат, определенным спектром нежелательных явлений. Наиболее значимым нежелательным явлением, возникающим при применении интерферонов бета, является гриппоподобный синдром с повышением температуры, головными и мышечными болями, который возникает после введения препарата и иногда длится достаточно долго. Побочными явлениями применения глатирамера являются системные постинъекционные реакции, проявляющиеся в виде вегетативных кризов, и атрофия жировой клетчатки в местах введения препарата.
Применение иммуномодуляторов первого ряда не у всех пациентов приводит к желаемому результату. Это обусловлено целым рядом причин, прежде всего – генетическими особенностями различных пациентов. Кроме того, применение интерферонов бета в ряде случаев сопровождается образованием нейтрализующих антител, снижающих биологическую активность препаратов [5,10,11]. Значимым фактором недостаточного ответа на терапию является и неполная приверженность лечению из–за боязни инъекций, «усталости» от постоянного многолетнего инъекционного введения препарата или непереносимых побочных явлений [4]. Отсюда понятно, что введение в клиническую практику лекарственных средств для приема внутрь может повысить приверженность терапии.
Одним из таких препаратов, разрешенных к применению в США (2010 г.), Европе (2011 г.), а теперь и в России (2010 г.), является финголимод (Гилениа) производства компании «Новартис». Препарат является производным мириоцина и выделяется из грибка Saria sinclairii, используемого в традиционном лечении травами. С помощью сфингозин–киназы он в печени превращается в активный метаболит – финголимод–фосфат. Финголимод является модулятором 4 из 5 известных сфингозин–фосфатных рецепторов [2]. Они представлены в разных тканях, но особенно широко в лимфоцитах, клетках центральной и периферической нервной системы. На мембранах лимфоцитов финголимод блокирует эти рецепторы, что препятствует их выходу из регионарных лимфатических узлов без повреждения лимфоцитов. Таким образом, количество циркулирующих в крови «аутоагрессивных» Т–клеток уменьшается и степень воспалительных изменений в ЦНС снижается. Кроме того, показано, что финголимод, будучи липофильным по природе, проникает через гематоэнцефалический барьер в центральную нервную систему, где действует на сфингозин–1 фосфатные рецепторы клеток глии и нейронов [9].
Так как лимфоциты удерживаются в лимфатических узлах, уровень их в крови снижается. Это снижение начинается довольно быстро после начала применения финголимода, достигая максимума через 1–2 нед. Однако после отмены препарата через 6–8 нед. число лимфоцитов в крови восстанавливается практически до нормальных значений. Так при применении финголимода в дозе 0,5 мг через 1 мес. лечения отмечается снижение лимфоцитов на 73%, а через 3 мес. после прекращения приема препарата их содержание в крови составляет 86% от исходного уровня.
Важным является тот факт, что при применении финголимода сохраняется иммунная реакция в ответ на воздействие новых антигенов в виде повышения уровня антител, как зависимых, так и независимых от Т–клеточного иммунитета. Это связано с тем, что финголимод не замедляет выход эффекторных Т–клеток памяти, обеспечивающих защиту от инфекций, из лимфоцитов.
Помимо этого, в эксперименте на животных показано, что применение финголимода способствует большей сохранности аксонов, что предполагает его нейропротективный эффект. Данные, полученные in vitro, подтверждают это предположение и свидетельствуют о том, что при длительном применении финголимод может оказывать дозозависимый эффект на выживаемость и дифференцировку олигодендроцитов, способствуя ремиелинизации и таким образом предохраняя аксоны от повреждения. Показано, что препарат повышает содержание нейротрофического фактора BDNF в культуре нейронов, что также позволяет предположить и прямой нейропротективный эффект препарата.
Клиническая эффективность финголимода продемонстрирована в 2 крупных международных рандомизированных исследованиях – TRANSFORMS и FREEDOMS. В первом из них сравнивалась эффективность этого препарата с одним из средств терапии первого ряда – интерфероном бета–1а, вводимым внутримышечно. Во втором, плацебо–контролируемом исследовании оценивалась эффективность двух доз финголимода – 0,5 и 1,25 мг.
Эффективность любого препарата, предлагаемого для лечения РС, оценивается по трем параметрам: сокращению частоты обострений, замедлению нарастания инвалидизации и уменьшению активности процесса по данным магнитно–резонансной томографии (МРТ).
В обоих упомянутых исследованиях показано, что финголимод значительно сокращает частоту обострений РС как по сравнению с интерфероном (на 52%), так и с плацебо (на 54%). В исследовании TRANSFORMS показано, что число обострений, потребовавших применения кортикостероидной пульс–терапии без госпитализации, на фоне финголимода сократилось на 52% по сравнению с интерфероном, а тяжелых обострений, потребовавших стационарного лечения – на 71%. Сократилось и число пациентов с неполным восстановлением после очередного обострения. Кроме того, на фоне применения финголимода увеличивается число пациентов, у которых за время исследования не было зафиксировано ни одного обострения. Важно отметить, что финголимод заметно снижал частоту экзацербаций даже у тех пациентов, которые до включения в исследования получали какую–либо иммуномодулирующую терапию: в исследовании TRANSFORMS – на 52%, а в исследовании FREEDOMS – на 46%. Это свидетельствует о том, что при недостаточной эффективности препарата первого ряда перевод пациента на финголимод оказывает положительное действие. Однако в исследовании TRANSFORMS показано также, что при изначальном назначении этого препарата в отношении снижения частоты обострений можно достичь лучшего результата, нежели при переводе на финголимод через какой–то период времени.
Исследование FREEDOMS показало, что риск подтвержденного прогрессирования РС (нарастания инвалидизации) в течение 3 мес. снизился на 30%, а в течение 6 мес. – на 37% (на фоне приема 0,5 мг препарата) [6–8,13].
Значительное снижение активности воспалительного процесса при применении финголимода подтверждено данными МРТ. Результаты двухлетнего исследования FREEDOMS показали, что число новых или увеличивающихся в размерах очагов в Т2–режиме снизилось на 74%, а число очагов, накапливающих контраст в Т1–режиме (что свидетельствует о нарушении гематоэнцефалического барьера) – на 82%. При этом лучший результат достигается при изначальном назначении финголимода, чем при переходе на него после применения интерферона [7,8].
Известно, что у пациентов с РС, помимо воспалительных изменений в головном мозге, развиваются и нейродегенеративные процессы. Именно они отвечают за нарастающий неврологический дефицит и необратимую инвалидизацию. Нейродегенерация находит свое отражение в атрофии мозга – объем головного мозга у больных РС постепенно снижается. Оказалось, что у больных, принимавших финголимод, степень атрофии головного мозга была заметно меньшей по сравнению с таковой у пациентов, получавших интерферон (на 31%) или плацебо (на 35%). Следует отметить тот факт, что препарат снижал степень атрофии мозга и у тех пациентов, у которых не было обнаружено выраженных воспалительных изменений при проведении МРТ головного мозга, то есть не отмечалось накопления контраста. Это может отражать прямой нейропротективный эффект финголимода [7,8]. На основе анализа баз MEDLINE, EMBASE и Кохрановской библиотеки был проведен мета-анализ исследований с применением глатирамер ацетата, интерферона–бета–1а и интерферона-бета-1b, а также финголимода у больных РРС. Основным анализируемым показателем была ежегодная частота обострений. Относительная частота обострений по отношению к финголимоду составила 1,43 (для глатирамера ацетата 20 мг), 1,51 (для интерферона бета–1d 250 мкг), 1,55 (для интерферона бета–1а 44 мкг), 1,67 (для интерферона бета–1а 22 мкг), 1,93 (для интерферона бета–1а 30 мкг) и 2,32 (для плацебо). Авторы делают заключение о том, что по полученным результатам финголимод достоверно более выраженно снижает частоту рецидивов у пациентов с РРС по сравнению с существующими ПИТРС первого ряда. Они отмечают, что мета-анализ отличается меньшим уровнем доказательности по сравнению с прямыми сравнительными исследованиями [12].
Таким образом, клиническая эффективность финголимода несомненна. Однако, как и любой препарат, он должен быть не только эффективным, но и безопасным, особенно учитывая тот факт, что его применение должно быть длительным (если не постоянным). В проведенных исследованиях частота нежелательных и серьезных нежелательных явлений не отличалась от таковой в группе плацебо. Так, нежелательные явления, приведшие к отмене препарата, в исследовании FREEDOMS были зарегистрированы у 7,7% пациентов, получавших финголимод, и у 7,5% в группе плацебо. Число инфекций на фоне низкого числа лимфоцитов при приеме препарата была сопоставима с плацебо.
Серьезные нежелательные явления отмечены в 10,1% случаев при приеме финголимода и у 13,4% – при приеме плацебо.
Наиболее частыми нежелательными явлениями при использовании финголимода являются назофарингит, головная боль, диспноэ, диарея, тошнота.
В первые 3–4 мес. лечения уровень печеночных ферментов может возрастать. Нормализация его происходит примерно через 2 мес. после прекращения приема препарата.
Финголимод обладает эффектом «первой дозы», приводя в дозе 0,5 мг к симптоматической брадикардии примерно у 0,5% пациентов. Механизм его развития объясняется тем, что в кардиомиоцитах предсердий финголимод действует на связанные c G–белками калиевые каналы за счет модуляции сфингозин–1–фосфатных рецепторов. Это происходит аналогично активации мускариновых М2–рецепторов ацетилхолином, то есть происходит как бы вагусная стимуляция. Через 1 мес. лечения это нежелательное явление полностью устраняется. Однако в связи с этой возможностью применение финголимода требует наблюдения за пациентом в течение 6 ч после применения первой дозы препарата.
В клинических исследованиях прием финголимода в дозе 0,5 мг приводил к развитию отека макулы у 0,3% пациентов. Перед назначением препарата и через 3–4 месяца после начала его применения необходим осмотр окулиста. Особого внимания требуют пациенты, страдающие сахарным диабетом и имеющие в анамнезе увеит. У этих пациентов требуется дополнительная консультация офтальмолога через год после начала лечения.
Таким образом, в проведенных исследованиях препарат финголимод показал хорошее соотношение показателей польза/риск при применении его у пациентов с ремиттирующим РС для уменьшения клинических обострений и снижения риска прогрессирования инвалидизации. В настоящее время Всероссийским обществом неврологов разработаны специальные рекомендации по его использованию.
При назначении финголимода следует отдавать предпочтение следующим группам пациентов: 1 – в качестве препарата второй линии при высокой активности РС, несмотря на терапию интерферонами бета или глатирамера ацетатом; 2 – в качестве препарата первой линии для больных с «агрессивным» РС; 3 – при непереносимости интерферонов бета или глатирамера ацетата [14].
Неэффективность препаратов первого ряда следует оценивать не ранее, чем через 1 год курса лечения. Ею считается наличие не менее чем 1 обострения, и на МРТ головного мозга должно выявляться не менее 9 гиперинтенсивных в Т2–режиме очагов или не менее 1 очага, накапливающего контраст в режиме Т1.
«Агрессивным» считается такое течение РС, при котором в течение 1 года у пациента произошло 2 или более инвалидизирующих обострений и МРТ выявляет не менее 1 очага контрастируемого очага или значительное увеличение числа очагов в Т2–режиме.
Финголимод следует принимать по 1 капсуле (0,5 мг) в сутки, независимо от приема пищи, желательно в одно и то же время. Перед назначением препарата необходимо провести клинический и биохимический анализы крови, выполнить ЭКГ и показать пациента окулисту. В дальнейшем рекомендуется каждые 3 мес. повторять анализы крови и через 3–4 мес. провести повторную консультацию окулиста.
Прием первой дозы должен осуществляться в стационарных условиях с 6–часовым наблюдением за пациентом. В случае, если, по каким–либо причинам, пропуск приема препарата составил более 14 дней, возобновление приема должно проходить также в условиях стационара с 6–часовым наблюдением.
Так как на сегодняшний день неизвестно влияние препарата на плод, женщины, принимающие финголимод, должны использовать надежные методы контрацепции во все время приема препарата и 2 мес. после его завершения. Если беременность все же наступает, применение финголимода следует сразу прекратить.
Пациенты, получающие финголимод, должны сообщать своему лечащему врачу обо всех пропусках приема препарата, симптомах инфекций и приеме каких–либо вакцин. Кроме того, они должны регулярно осматривать себя на предмет появления кожных изменений.
Препарат рекомендован только в виде монотерапии и не назначается в комбинации с препаратами первого ряда. В настоящее время финголимод не показан детям и подросткам. Для пациентов старше 65 лет препарат также не рекомендуется, так как на сегодня нет данных о его безопасности у этой категории больных. Также не следует назначать финголимод пациентам с текущими злокачественными новообразованиями.
В настоящее время начаты исследования по долгосрочному наблюдению за больными, получающими финголимод, для подтверждения его безопасности при длительном применении. Кроме того, исследуется иммунный ответ больных, получающих финголимод, на вакцинацию; влияние его на когнитивные функции по сравнению с интерфероном бета–1а.
Таким образом, препарат финголимод представляется весьма перспективным для лечения пациентов с ремиттирующим рассеянным склерозом. Высокая эффективность и простота его применения позволят повысить приверженность пациентов терапии и улучшить результаты лечения, а значит, и качество жизни больных.

Читайте также:  Нейросаркоидоз рассеянный склероз дифференциальная

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рассеянный склероз гиления новартис

Гилениа. Первый случай ПМЛ…


Компания Новартис (Novartis AG) подтвердила информацию о том, что у одного из пациентов, получавших финголимод (fingolimod, Гилениа, Гиления) — препарат превентивной терапии рассеянного склероза, развилась прогрессирующая мультифокальная лейкоэнцефалопатия ( ПМЛ,PML) — демиелинизирующее заболевание, приводящее к тяжелой инвалидизации или смерти пациента .

Однако, представители компании отметили, что этот пациент получал лечение препаратом Тисабри (натализумаб, Biogen Idec / Elan) в течение примерно трех с половиной лет до начала терапии финголимодом. Также в крови этого пациента были обнаружены антитела к вирусу JCV — вирусу, с которым связано развитие ПМЛ.

Известно, что лечение натализумабом (Тисабри) связано с повышением риска развития ПМЛ. Этот риск возрастает с течением времени (срок лечения Тисабри, превышающий 2 года) и при наличии антител к вирусу JCV.

В своем заявлении компания Новартис отмечает:

В настоящее время считается, что Тисабри является препаратом, который наиболее вероятно связан с ПМЛ, тем не менее, влияние терапии Гилениа на развитие ПМЛ в этом клиническом случае не может быть исключено… Это первый и единственный случай ПМЛ среди примерно 36 000 пациентов, получающих финголимод.

Органы здравоохранения Европы и Америки уже обращали внимание на финголимод, несмортя на то, что препарат был успешно зарегистрирован FDA (США) в сентябре 2010 года и EMA (Европа) в марте 2011 года. Однако, после смерти пациента, произошедшей вскоре после получения первой доза препарата в декабре 2011, ожидается, что FDA и EMA более подробно рассмотрят соотношение рисков и преимуществ лечения финголимодом.

Отчёт ISMP

В недавнем отчете Институт безопасности лекарственной терапии (ISMP Institute for Safe Medication Practices ) призвал FDA наложить ограничения на использование финголимода, после рассмотрения сообщений о развитии неблагоприятных побочных событий у пациентов во втором квартале 2011 года.

«Проблемы широкой токсичности, которые были очевидны еще во время клинических исследований финголимода, подтверждаются в постмаркетинговых наблюдениях. На сегодняшний день известно о 68 случаях развития серьезных инфекций, в том числе глаз, кожи, мочевыводящих путей, верхних дыхательных путей, 60 случаях серьезных офтальмологических нарушений (в том числе отек макулы и другие нарушения зрения). В 14 случаях у пациентов отмечались нарушения сердечного ритма и функций печени», — отмечается в докладе.

«Полученные сигналы позволяют задуматься о том, достаточно ли изучен тревожный профиль безопасности финголимода, и оправдано ли его дальнейшее неограниченное использование. Известные данные о неблагоприятном воздействии препарата на зрение, сердце, печень, иммунные реакции, а также случаи смерти пациентов во время клинических исследований и во время постмаркетинговых наблюдений, позволяют поставить вопрос о целессообразности длительного применения финголимода (Гилениа) в утвержденной дозировке «. Такие выводы делает экспертная группа ISMP.

Источник: PML Reported in MS Patient on Fingolimod, — Medscape Medical News, Neurology

Источник

Гилениа вперед него родилась

До 31 марта Минздрав принимает заявки на включение лекарственных средств в перечень ЖНВЛП и программу «Семь нозологий». Оказаться в последней, то есть получить гарантированный рынок сбыта, рассчитывают и произ­водители препарата финголимода, предназначенного для лечения рассеянного склероза, – швейцарская Novartis с препаратом Гилениа и ООО «БиоИнтегратор», «дочка» подмосковного Центра высоких технологий «ХимРар», с биоаналогом Несклер. В Novartis сопернику были не рады и попытались добиться запрета на введение препарата в гражданский оборот. Очередной этап судебного противостояния завершился на прошлой неделе победой «Био­Интегратора». В суде отечественного разработчика защищали лоббисты из пациентских организаций.

Лонч Гилениа состоялся в 2010 году, а уже к кон­цу 2014 года он вместе со знаменитым Гливеком стал главным препаратом в глобальном портфеле Novartis с общими прода­жами $2,47 млрд (прирост по сравнению с 2013 го­дом – 28%). А вот рыночную судьбу Гилениа в России до сих пор счастливой назвать было трудно. Про­филь препарата – терапия рассеянного склероза – соответствует программе «Семь нозологий», однако в силу того, что ассортимент программы с момента ее создания в 2007 году до кон­ца 2014 года Минздравом не пересматривался, получить доступ к гаран­тированному рынку сбыта Гилениа не мог. В госзакуп­ки препарат все‑таки попал (в соответствии с поста­новлением правительства №890 от 30 июля 1994 года), то есть финансирование закупок финголимода ве­лось из зачастую скромных бюджетов регионов. Сто­имость же одной упаковки Гилениа превышает 100 ты­сяч рублей. Стоимость годо­вого курса лечения Гилениа оценивается в 1,2 млн руб­лей на пациента. В итоге совокупные продажи Гилениа в 2014 году, по дан­ным Headway Company, составили 385,5 млн рублей, а в 2013‑м – 351,2 млн. Для сравнения, объем продаж другого оригинального пре­парата для лечения рассеян­ного склероза – Копаксона от Teva, который изначально был включен в перечень «Семи нозологий», – по итогам прошлогоднего закупочного сезона достиг 6,3 млрд рублей.

Шанс попасть в «Семь нозо­логий» у Гилениа появился в конце 2014 года, когда Минздрав заявил о пла­нах пересмотреть перечни ЖНВЛП и «Семи нозоло­гий». В первый перечень финголимод был включен, во второй – нет. К сча­стью для Novartis, очередная корректировка перечней оказалась не за горами. Подписанные премьером Медведевым в прошлом году правила формирования ключевых лекарственных списков (постановление правительства №871) пред­усматривают, что ежегодно Минздрав в срок до 31 марта должен принимать заяв­ки от участников рынка и общественных органи­заций, предложения по их корректировке. Однако, помимо слепой воли регу­лятора, существуют и дру­гие факторы, способные помешать Гилениа занять более серьезные позиции на рынке госзакупок. Глав­ный – появление на рынке конкурента – отечествен­ного биоаналога Несклера (владелец регудостовере­ния, упаковщик препарата Несклер – ООО «БиоИн­тегратор», производитель – ЗАО «МираксБиоФарма»). В «БиоИнтеграторе» делают на Несклер серьезную ставку: стоимость одной упаковки препарата будет ниже, чем у оригинального препарата – 75 тысяч рублей (цена пока не зарегистри­рована). Благодаря этому в «БиоИнтеграторе» рассчи­тывают занять доминиру­ющее положение на рынке финголимода с продажами на уровне 1,57 млрд рублей в год.

Читайте также:  С участками склероза и пороза

Редкое дело, но агрессив­ный настрой отечественного производителя поддержали в пациентских организациях. За скорейший выход на ры­нок Несклера ратуют два видных лоббиста – пре­зидент Общероссийской общественной организации инвалидов – больных рассе­янным склерозом Ян Власов и президент Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский. Последний пред­ставлял интересы «БиоИн­тегратора» в судебном споре с Novartis в Московском арбитраже.

Процесс по иску россий­ского представительства швейцарской компании стартовал в ноябре, накану­не выдачи регудостоверения на Несклер. Действую­щего патента на Гилениа в России у Novartis нет, однако аргументы для отзыва регистрации у пре­парата‑конкурента юристы компании нашли. В Novartis посчитали незаконным использование ответчиком в целях госрегистрации сведений из обширного регистрационного досье – данных клинических и до­клинических исследований Гилениа. Мораторий, по их словам, должен действовать как минимум до 17 августа 2016 года, когда истечет шестилетний срок исклю­чительных прав оригинато­ра на результаты исследо­ваний, предусмотренный п. 6 ст. 18 ФЗ‑61 «Об об­ращении лекарственных средств». По мнению истца, Минздрав, приняв данные исследований Гилениа при регистрации препарата Не­склер, нарушил эту норму. Действие статьи направлено на запрет использования оригинального препара­та для замены повторных испытаний. «Если препарат эквивалентен оригиналу по своим свойствам, то его можно было зарегистри­ровать лишь при наличии повторных полных испы­таний, без ссылки на ори­гинал», – утверждал в ходе судебного процесса адвокат Novartis Александр Хри­стофоров. Представители Novartis также настаивали на том, что регистрация Несклера могла состоять­ся только при наличии у ООО «БиоИнтегратор» собственной базы клини­ческих и доклинических испытаний дженерикового препарата. Российская компания, как утверждали адвокаты Novartis, не стала проводить полный ком­плекс КИ, а при реги­страции лишь сослалась на результаты анализа без­опасности и эффективности оригинального препарата Гилениа. Причем проводил исследование биоэквива­лентности двух препаратов «ХимРар», аффилирован­ный с «БиоИнтегратором».

В активную стадию раз­бирательство перешло в середине марта, когда адвокаты Novartis решили переформулировать исковое требование – запретить ввод Несклера в гражданский оборот. Однако доводы остались, в принципе, теми же: ФЗ‑61 предусматривает, что оригинатору полагается шесть лет на то, чтобы оку­пить разработку.

Александр Саверский называл аргументы Novartis шаткими. Норма 61‑ФЗ о шестилетних исключи­тельных правах оригина­торов начала действовать 22 августа 2012 года, спу­стя полгода после подачи заявления о регистрации Несклера. А очередные изменения в 61‑ФЗ, которые введут согласие разработ­чика оригинального ЛС на использование данных собственных исследова­ний, вступят в силу только с 1 июля 2015 года. Иными словами, Несклер вовремя получил доступ на рынок. Судья Наталья Стрижова на заседании 20 марта по­считала позицию ответчиков более убедительной и в иске Novartis отказала.

Впрочем, нельзя сказать, что победа далась лоббистам легко. Ян Власов считает, что на затягивание процесса повлияла невнятная позиция представителя Минздрава на первом заседании по иску Novartis, «поэтому спор, который изначально касался интеллектуальной собствен­ности, перерос в спор о реги­страции ЛС». Чтобы пози­ция регулятора впредь была внятной, общественникам пришлось искать участия Вероники Скворцовой. «Мы призвали министра более четко подбирать исполни­теля и взять под контроль весь судебный процесс», – рассказывал Власов VADEMECUM накануне процесса.

Призыв пациентского сообщества был услышан, в суде сторону Минздрава представлял замруководите­ля правового департамента ведомства. Сложно сказать, помог ли чиновник разо­браться в коллизии и повли­яло ли его участие на удов­летворенность сторон вердиктом. Представители Novartis приняли решение суда, но это не значит, что истец смирится с поражени­ем и потерей доли рынка.

Источник

Финголимод (Гилениа) – новый пероральный препарат для лечения ремиттирующего рассеянного склероза

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Читайте в новом номере

Рассеянный склероз (РС) – воспалительно–дегенеративное заболевание центральной нервной системы (ЦНС), которое традиционно считалось присущим лишь лицам молодого возраста – с началом болезни в возрастном периоде от 20 до 40 лет. Однако в последнее время, наряду с увеличением заболеваемости РС, произошло и значительное расширение его возрастных границ – на сегодняшний день типичным возрастом, в котором РС дебютирует, считается возраст от 18 до 59 лет.

До конца прошлого века лечение РС сводилось к купированию обострений заболевания с помощью кортикостероидной пульс–терапии и проведению симптоматической терапии. В 90–х годах XX века появились превентивные препараты патогенетической направленности, которые, к сожалению, не приводят к полному выздоровлению, но в значительной мере сокращают число обострений РС и замедляют его развитие. Это иммуномодулирующие средства, которые уже хорошо зарекомендовали себя в клинической практике, являясь эффективными и безопасными при длительном, многолетнем применении [1] . К ним относятся интерфероны бета (интерферон бета–1b, интерферон бета–1а) и глатирамера ацетат.
Все эти препараты являются средствами первого ряда, рекомендуемыми к назначению больным с ремиттирующей формой течения РС при легкой и средней степени инвалидизации. Обладая совершенно различными механизмами действия, эти два класса препаратов одинаково эффективны. Их применение приводит к сокращению частоты обострений на 30–35% [3]. Все эти иммуномодуляторы должны применяться постоянно, вводятся инъекционно и обладают, как и любой препарат, определенным спектром нежелательных явлений. Наиболее значимым нежелательным явлением, возникающим при применении интерферонов бета, является гриппоподобный синдром с повышением температуры, головными и мышечными болями, который возникает после введения препарата и иногда длится достаточно долго. Побочными явлениями применения глатирамера являются системные постинъекционные реакции, проявляющиеся в виде вегетативных кризов, и атрофия жировой клетчатки в местах введения препарата.
Применение иммуномодуляторов первого ряда не у всех пациентов приводит к желаемому результату. Это обусловлено целым рядом причин, прежде всего – генетическими особенностями различных пациентов. Кроме того, применение интерферонов бета в ряде случаев сопровождается образованием нейтрализующих антител, снижающих биологическую активность препаратов [5,10,11]. Значимым фактором недостаточного ответа на терапию является и неполная приверженность лечению из–за боязни инъекций, «усталости» от постоянного многолетнего инъекционного введения препарата или непереносимых побочных явлений [4]. Отсюда понятно, что введение в клиническую практику лекарственных средств для приема внутрь может повысить приверженность терапии.
Одним из таких препаратов, разрешенных к применению в США (2010 г.), Европе (2011 г.), а теперь и в России (2010 г.), является финголимод (Гилениа) производства компании «Новартис». Препарат является производным мириоцина и выделяется из грибка Saria sinclairii, используемого в традиционном лечении травами. С помощью сфингозин–киназы он в печени превращается в активный метаболит – финголимод–фосфат. Финголимод является модулятором 4 из 5 известных сфингозин–фосфатных рецепторов [2]. Они представлены в разных тканях, но особенно широко в лимфоцитах, клетках центральной и периферической нервной системы. На мембранах лимфоцитов финголимод блокирует эти рецепторы, что препятствует их выходу из регионарных лимфатических узлов без повреждения лимфоцитов. Таким образом, количество циркулирующих в крови «аутоагрессивных» Т–клеток уменьшается и степень воспалительных изменений в ЦНС снижается. Кроме того, показано, что финголимод, будучи липофильным по природе, проникает через гематоэнцефалический барьер в центральную нервную систему, где действует на сфингозин–1 фосфатные рецепторы клеток глии и нейронов [9].
Так как лимфоциты удерживаются в лимфатических узлах, уровень их в крови снижается. Это снижение начинается довольно быстро после начала применения финголимода, достигая максимума через 1–2 нед. Однако после отмены препарата через 6–8 нед. число лимфоцитов в крови восстанавливается практически до нормальных значений. Так при применении финголимода в дозе 0,5 мг через 1 мес. лечения отмечается снижение лимфоцитов на 73%, а через 3 мес. после прекращения приема препарата их содержание в крови составляет 86% от исходного уровня.
Важным является тот факт, что при применении финголимода сохраняется иммунная реакция в ответ на воздействие новых антигенов в виде повышения уровня антител, как зависимых, так и независимых от Т–клеточного иммунитета. Это связано с тем, что финголимод не замедляет выход эффекторных Т–клеток памяти, обеспечивающих защиту от инфекций, из лимфоцитов.
Помимо этого, в эксперименте на животных показано, что применение финголимода способствует большей сохранности аксонов, что предполагает его нейропротективный эффект. Данные, полученные in vitro, подтверждают это предположение и свидетельствуют о том, что при длительном применении финголимод может оказывать дозозависимый эффект на выживаемость и дифференцировку олигодендроцитов, способствуя ремиелинизации и таким образом предохраняя аксоны от повреждения. Показано, что препарат повышает содержание нейротрофического фактора BDNF в культуре нейронов, что также позволяет предположить и прямой нейропротективный эффект препарата.
Клиническая эффективность финголимода продемонстрирована в 2 крупных международных рандомизированных исследованиях – TRANSFORMS и FREEDOMS. В первом из них сравнивалась эффективность этого препарата с одним из средств терапии первого ряда – интерфероном бета–1а, вводимым внутримышечно. Во втором, плацебо–контролируемом исследовании оценивалась эффективность двух доз финголимода – 0,5 и 1,25 мг.
Эффективность любого препарата, предлагаемого для лечения РС, оценивается по трем параметрам: сокращению частоты обострений, замедлению нарастания инвалидизации и уменьшению активности процесса по данным магнитно–резонансной томографии (МРТ).
В обоих упомянутых исследованиях показано, что финголимод значительно сокращает частоту обострений РС как по сравнению с интерфероном (на 52%), так и с плацебо (на 54%). В исследовании TRANSFORMS показано, что число обострений, потребовавших применения кортикостероидной пульс–терапии без госпитализации, на фоне финголимода сократилось на 52% по сравнению с интерфероном, а тяжелых обострений, потребовавших стационарного лечения – на 71%. Сократилось и число пациентов с неполным восстановлением после очередного обострения. Кроме того, на фоне применения финголимода увеличивается число пациентов, у которых за время исследования не было зафиксировано ни одного обострения. Важно отметить, что финголимод заметно снижал частоту экзацербаций даже у тех пациентов, которые до включения в исследования получали какую–либо иммуномодулирующую терапию: в исследовании TRANSFORMS – на 52%, а в исследовании FREEDOMS – на 46%. Это свидетельствует о том, что при недостаточной эффективности препарата первого ряда перевод пациента на финголимод оказывает положительное действие. Однако в исследовании TRANSFORMS показано также, что при изначальном назначении этого препарата в отношении снижения частоты обострений можно достичь лучшего результата, нежели при переводе на финголимод через какой–то период времени.
Исследование FREEDOMS показало, что риск подтвержденного прогрессирования РС (нарастания инвалидизации) в течение 3 мес. снизился на 30%, а в течение 6 мес. – на 37% (на фоне приема 0,5 мг препарата) [6–8,13].
Значительное снижение активности воспалительного процесса при применении финголимода подтверждено данными МРТ. Результаты двухлетнего исследования FREEDOMS показали, что число новых или увеличивающихся в размерах очагов в Т2–режиме снизилось на 74%, а число очагов, накапливающих контраст в Т1–режиме (что свидетельствует о нарушении гематоэнцефалического барьера) – на 82%. При этом лучший результат достигается при изначальном назначении финголимода, чем при переходе на него после применения интерферона [7,8].
Известно, что у пациентов с РС, помимо воспалительных изменений в головном мозге, развиваются и нейродегенеративные процессы. Именно они отвечают за нарастающий неврологический дефицит и необратимую инвалидизацию. Нейродегенерация находит свое отражение в атрофии мозга – объем головного мозга у больных РС постепенно снижается. Оказалось, что у больных, принимавших финголимод, степень атрофии головного мозга была заметно меньшей по сравнению с таковой у пациентов, получавших интерферон (на 31%) или плацебо (на 35%). Следует отметить тот факт, что препарат снижал степень атрофии мозга и у тех пациентов, у которых не было обнаружено выраженных воспалительных изменений при проведении МРТ головного мозга, то есть не отмечалось накопления контраста. Это может отражать прямой нейропротективный эффект финголимода [7,8]. На основе анализа баз MEDLINE, EMBASE и Кохрановской библиотеки был проведен мета-анализ исследований с применением глатирамер ацетата, интерферона–бета–1а и интерферона-бета-1b, а также финголимода у больных РРС. Основным анализируемым показателем была ежегодная частота обострений. Относительная частота обострений по отношению к финголимоду составила 1,43 (для глатирамера ацетата 20 мг), 1,51 (для интерферона бета–1d 250 мкг), 1,55 (для интерферона бета–1а 44 мкг), 1,67 (для интерферона бета–1а 22 мкг), 1,93 (для интерферона бета–1а 30 мкг) и 2,32 (для плацебо). Авторы делают заключение о том, что по полученным результатам финголимод достоверно более выраженно снижает частоту рецидивов у пациентов с РРС по сравнению с существующими ПИТРС первого ряда. Они отмечают, что мета-анализ отличается меньшим уровнем доказательности по сравнению с прямыми сравнительными исследованиями [12].
Таким образом, клиническая эффективность финголимода несомненна. Однако, как и любой препарат, он должен быть не только эффективным, но и безопасным, особенно учитывая тот факт, что его применение должно быть длительным (если не постоянным). В проведенных исследованиях частота нежелательных и серьезных нежелательных явлений не отличалась от таковой в группе плацебо. Так, нежелательные явления, приведшие к отмене препарата, в исследовании FREEDOMS были зарегистрированы у 7,7% пациентов, получавших финголимод, и у 7,5% в группе плацебо. Число инфекций на фоне низкого числа лимфоцитов при приеме препарата была сопоставима с плацебо.
Серьезные нежелательные явления отмечены в 10,1% случаев при приеме финголимода и у 13,4% – при приеме плацебо.
Наиболее частыми нежелательными явлениями при использовании финголимода являются назофарингит, головная боль, диспноэ, диарея, тошнота.
В первые 3–4 мес. лечения уровень печеночных ферментов может возрастать. Нормализация его происходит примерно через 2 мес. после прекращения приема препарата.
Финголимод обладает эффектом «первой дозы», приводя в дозе 0,5 мг к симптоматической брадикардии примерно у 0,5% пациентов. Механизм его развития объясняется тем, что в кардиомиоцитах предсердий финголимод действует на связанные c G–белками калиевые каналы за счет модуляции сфингозин–1–фосфатных рецепторов. Это происходит аналогично активации мускариновых М2–рецепторов ацетилхолином, то есть происходит как бы вагусная стимуляция. Через 1 мес. лечения это нежелательное явление полностью устраняется. Однако в связи с этой возможностью применение финголимода требует наблюдения за пациентом в течение 6 ч после применения первой дозы препарата.
В клинических исследованиях прием финголимода в дозе 0,5 мг приводил к развитию отека макулы у 0,3% пациентов. Перед назначением препарата и через 3–4 месяца после начала его применения необходим осмотр окулиста. Особого внимания требуют пациенты, страдающие сахарным диабетом и имеющие в анамнезе увеит. У этих пациентов требуется дополнительная консультация офтальмолога через год после начала лечения.
Таким образом, в проведенных исследованиях препарат финголимод показал хорошее соотношение показателей польза/риск при применении его у пациентов с ремиттирующим РС для уменьшения клинических обострений и снижения риска прогрессирования инвалидизации. В настоящее время Всероссийским обществом неврологов разработаны специальные рекомендации по его использованию.
При назначении финголимода следует отдавать предпочтение следующим группам пациентов: 1 – в качестве препарата второй линии при высокой активности РС, несмотря на терапию интерферонами бета или глатирамера ацетатом; 2 – в качестве препарата первой линии для больных с «агрессивным» РС; 3 – при непереносимости интерферонов бета или глатирамера ацетата [14].
Неэффективность препаратов первого ряда следует оценивать не ранее, чем через 1 год курса лечения. Ею считается наличие не менее чем 1 обострения, и на МРТ головного мозга должно выявляться не менее 9 гиперинтенсивных в Т2–режиме очагов или не менее 1 очага, накапливающего контраст в режиме Т1.
«Агрессивным» считается такое течение РС, при котором в течение 1 года у пациента произошло 2 или более инвалидизирующих обострений и МРТ выявляет не менее 1 очага контрастируемого очага или значительное увеличение числа очагов в Т2–режиме.
Финголимод следует принимать по 1 капсуле (0,5 мг) в сутки, независимо от приема пищи, желательно в одно и то же время. Перед назначением препарата необходимо провести клинический и биохимический анализы крови, выполнить ЭКГ и показать пациента окулисту. В дальнейшем рекомендуется каждые 3 мес. повторять анализы крови и через 3–4 мес. провести повторную консультацию окулиста.
Прием первой дозы должен осуществляться в стационарных условиях с 6–часовым наблюдением за пациентом. В случае, если, по каким–либо причинам, пропуск приема препарата составил более 14 дней, возобновление приема должно проходить также в условиях стационара с 6–часовым наблюдением.
Так как на сегодняшний день неизвестно влияние препарата на плод, женщины, принимающие финголимод, должны использовать надежные методы контрацепции во все время приема препарата и 2 мес. после его завершения. Если беременность все же наступает, применение финголимода следует сразу прекратить.
Пациенты, получающие финголимод, должны сообщать своему лечащему врачу обо всех пропусках приема препарата, симптомах инфекций и приеме каких–либо вакцин. Кроме того, они должны регулярно осматривать себя на предмет появления кожных изменений.
Препарат рекомендован только в виде монотерапии и не назначается в комбинации с препаратами первого ряда. В настоящее время финголимод не показан детям и подросткам. Для пациентов старше 65 лет препарат также не рекомендуется, так как на сегодня нет данных о его безопасности у этой категории больных. Также не следует назначать финголимод пациентам с текущими злокачественными новообразованиями.
В настоящее время начаты исследования по долгосрочному наблюдению за больными, получающими финголимод, для подтверждения его безопасности при длительном применении. Кроме того, исследуется иммунный ответ больных, получающих финголимод, на вакцинацию; влияние его на когнитивные функции по сравнению с интерфероном бета–1а.
Таким образом, препарат финголимод представляется весьма перспективным для лечения пациентов с ремиттирующим рассеянным склерозом. Высокая эффективность и простота его применения позволят повысить приверженность пациентов терапии и улучшить результаты лечения, а значит, и качество жизни больных.

Читайте также:  Атеросклероз сосудов нижних конечностей профилактика

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector